От Янки — к Франтишку

В творчестве Янки Купалы появляются новые открытия

Когда–то Янка Купала написал стихотворение "Я не паэта"...

Когда–то Янка Купала написал стихотворение «Я не паэта», в котором скромно, в народнических традициях, утверждал: «Славу паэтаў разносяць па свеце, вянкi ўскладаюць i звоняць пахвалай, я ж цiха йграю, хто ж цiхiх прымеце? Ат! ведама, з вёскi — Янка Купала!»

Разумеется, и тогда в этом утверждении было больше «работы на имидж». А сейчас биографию и творчество Купалы исследует армия ученых, появляются все новые и новые открытия. Например, недавно презентовалась книга известного литературоведа, заведующего кафедрой белорусской филологии БГТУ Николая Труса «Янка Купала ў Славакii». 

А сегодня Николай Валентинович рассказывает «СБ» о двух обнаруженных автографах классика.

— Николай Валентинович, находка случайна?

— Нет. Это результат системной работы. Мы предполагали, что в архиве чешского ученого и поэта, специалиста по русинской культуре Франтишка Тихого, переводившего стихи Янки Купалы, может быть много интересного для нас, но где его архив, не знали. Я обнаружил в воспоминаниях Тихого, написанных в 1964 году и хранящихся в музее Янки Купалы, сведения, что Франтишку Тихому передали книгу Янки Купалы с дарственным автографом.

— Почему те воспоминания не публиковались?

— Там было много «нежелательных» фактов, о белорусской эмиграции, например. А в прошлом году на международном конгрессе украинистов я услышал, что архив Тихого существует, его книги переданы в Прешов, являющийся Центром русинского движения в Словакии. В Прешове много лет преподавала известный белорусский языковед Виктория Лешук. Мы с ней скоординировали свои поиски, и она нашла искомое в Государственной научной библиотеке в Прешове. Причем книг оказалось две. На одной надпись: «Высокапаважанаму праф. Цiхаму на добры ўспамiн. Менск, I/XII–27 г.», на другой — почти идентичная. Это первый и второй том собрания сочинений, изданного в 1925 — 1926 гг. В первом томе — стихи из сборников «Жалейка» и «Гусляр». Во втором — из сборника «Шляхам жыцця».

— О профессоре Тихом у нас пока не писали...

— И это замечательный повод рассказать о нем! Для чего обратимся к истории. Чехословакия межвоенного периода складывалась из нескольких частей: Чехия, Словакия, Моравия, Подкарпатская Русь. Последняя остается для нас терра инкогнита, сегодня она находится на территории разных стран: Украины, Словакии, Венгрии. У ее народа не одно самоназвание, остановимся на термине «русины». В Чехословакии были намерения создать для русинов автономию, и в 1920-х начался процесс национального строительства. Для системы образования понадобились кадры — ученые, педагоги с опытом работы. Один из тех, кто откликнулся, — Франтишек Рут Тихий, чех по происхождению, педагог, переводчик, поэт. Центром Подкарпатской Руси в то время был Ужгород. Тихий переезжает туда, помогает созданию русинской школы, основывает периодические издания, пишет статьи о культуре, языке, литературе. Но интересуется не только русинской культурой, но украинской и белорусской. Известны его переводы на чешский язык Янки Купалы, Якуба Коласа, Алеся Гурло, Михася Машары, Алеся Дударя и других. Франтишек Тихий вспоминает, как приобщился к «беларушчыне»: в Ужгороде, в 1923 году, приобрел две книги Леопольда Родзевича. Для нас это ценные сведения: в то время в книжных магазинах Ужгорода можно было купить литературу на белорусском языке!

— Встречались ли Тихий и Купала?

— Нет. Хотя могли. В 1935 году, после заключения мирного договора между СССР и Чехословакией, состоялся обмен делегациями культурных деятелей. В октябре 1935 года в такой делегации, где находился русский классик Алексей Толстой, поехал и Янка Купала. Визит был исторический, в его честь накануне даже открытка в Чехословакии вышла. Завершать должны были в Подкарпатской Руси, но по неизвестным причинам делегатов туда не повезли. Могла получиться встреча и в БССР — Франтишек Тихий в 1936 году обратился в дипломатическую миссию за разрешением поехать в Минск и заниматься белорусистикой. Но ему отказали. Тогда Тихий поехал в Вильно, где тоже существовало белорусское культурное движение, подружился с языковедом Янкой Станкевичем, даже жил у него на квартире. В результате в 1938 году в сборнике «Славянские литературные языки» белорусский язык своей статьей представлял Франтишек Тихий.

— О визитах Купалы в Чехословакию ходит много слухов...

— Он трижды был в Чехословакии. В 1925–м, 1927–м и в 1935–м. Последний визит очень отличался. Первые два раза — это встречи с интеллигенцией, достаточно свободные разговоры. Конечно, миссия поездок была политической — проводилась политика возвращения белорусов из эмиграции в БССР, Купала демонстрировал, как в Минске все хорошо с национальной культурой. Поездка 1935–го — это совсем другие обстоятельства. У Купалы уже была попытка самоубийства, в эмигрантской прессе упорно писали о его смерти.

— В зарубежной прессе о нем писали как о мученике, усматривали в его облике трагизм, тоскливый взгляд...

— В словацкой прессе подробно описывали внешность всех советских делегатов. Об Алексее Толстом — что его физиономия напоминает каравай, о Янке Купале — «остро вырезанное лицо», Анна Караваева, главный редактор «Молодой гвардии», «похожа на наших гимназисток». Делегация уехала, а в Чехословакии еще долго о ней говорили... Поднялась волна дискуссий о судьбах малых народов, о панславизме, «подкрашенном красным».

— Книги с автографами Купалы остались в Прешове?

— Да. Надеюсь, что со временем их удастся вернуть. Все, что зафиксировано рукой Купалы, имеет огромное значение.

— Как книги попали в общее пользование?

— После смерти Тихого. Он умер неожиданно, ухаживал за могилой жены, по дороге на кладбище упал — остановилось сердце... Нашли спустя несколько дней. Думаю, что в архиве Тихого можно найти и другие документы, связанные с Купалой. По логике, он должен был писать Купале и как переводчик, и чтобы поблагодарить за подарок.
rubleuskaja@sb.by
Советская Белоруссия №142 (24525). Среда 30 июля 2014 года
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости