Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

На территории бывшего концлагеря Тростенец впервые с 1944 года проведены раскопки

От «Врат памяти» до следов беспамятства

В начале мая установкой скульптурной композиции «Врата памяти» работы Константина Костюченко мемориальный комплекс «Тростенец» из идеи превратился в реальность. Теперь это не чистое поле на месте уничтожения многих тысяч людей. Это место памяти. Заметное издалека — по 10–метровой статуе, изображающей муки тысяч узников нацистского концлагеря. Но работы здесь еще не завершены. Немало для уточнения правды о трагедии времен фашистской оккупации сделали археологи из Института истории Национальной академии наук, которые исследовали пропитанную кровью землю...



Благодаря раскопкам, проведенным в прошлом году, стало очевидно, что оккупанты создали концлагерь, используя постройки бывшего колхоза. А до этого строения принадлежали шляхетской усадьбе, существовавшей по крайней мере с XVIII века — об этом свидетельствуют кладка того времени, вещи, найденные по соседству.

Руины бывшей усадьбы, теперь законсервированные и представленные для осмотра недалеко от «Врат памяти», до сих пор считали сооружением времен оккупации, специально выстроенным для нужд нацистского концлагеря.

Несомненно, дальнейшие раскопки уточнят многие другие факты из мрачной истории Тростенца. Нынешние исследования археологов — первые работы здесь такого рода после визита специальной госкомиссии в 1944 году!

Археологи нашли много человеческих останков, личных вещей убитых. Однако ими была исследована лишь малая часть некогда большого концлагеря.

Очень важно установить поименно тех, кто был здесь уничтожен. И восстановить память об этих людях в новых мемориальных сооружениях.

Тростенец — это общее название разных местностей, где во время войны нацисты уничтожали людей. Шашковка, Благовщина — одни из тех точек на карте, где должны появиться памятные знаки, достойно увековечивающие память жертв геноцида. Пока же там нет порядка. Хуже того, в земле роются «черные копатели». Они также находят человеческие кости, личные вещи жертв. Но в отличие от археологов, которые все сохраняют или предают обратно земле, варвары кости отбрасывают в сторону, а найденными ценностями торгуют. На эту проблему обратил внимание заведующий отделом археологии Средних веков и Нового времени Института истории НАН Вадим Кошман. Он курирует официальные раскопки в Тростенце.

Мародеры ищут золотые зубы и украшения, а находят обычно котелки, ложки, посуду, принадлежавшие убитым людям более 70 лет назад. Копателям все это неинтересно. Свидетельства их варварства повсюду встречаются в Благовщине. А мерзавцы с лопатами углубляются дальше — в землю, перемешанную с пеплом сожженных узников.

Жутко представить, что здесь творилось во время войны, и с трудом верится, что среди нас живут те, для кого нет ничего святого.

Ученые беспокоятся: каждая вещь отсюда может служить не только вещественным доказательством совершенных во время оккупации преступлений, но и помочь установить личность погибшего.

И пока художники, архитекторы конструируют будущие очертания новых мемориальных объектов для Тростенца, каждая пядь здешней земли должна быть защищена от надругательства — это прямая обязанность местных властей и моральный долг всего нашего общества.

vk@sb.by

Фото  Константина  Костюченко

Советская Белоруссия № 100 (24730). Пятница, 29 мая 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...