Сельская газета

От "Тбилисо" брестчане плакали навзрыд

Каким запомнили Зураба Соткилаву брестчане

СЕГОДНЯ в Тбилиси хоронят Зураба СОТКИЛАВУ, народного артиста СССР и Грузии, певца, украсившего своим творчеством мировую сцену. Тем более повезло брестской публике — в город он приезжал несколько раз.


ЗАСЛУЖЕННЫЙ деятель искусств Лилия Батырева, председатель Брестского музыкального общества, организатор и режиссер Международного фестиваля классической музыки, вспоминает, как встречала на вокзале приехавшего на «Январские вечера» Зураба Соткилаву в 2005 году:

— Вышел человек с потрясающей улыбкой, радостный, солнечный. Раньше гостем нашего форума была грузинская певица Маквала Касрашвили, также мировая звезда и подруга Елены Образцовой, вот я и решилась позвонить Зурабу Лаврентьевичу. Попросила его выступить. Он очень любезно согласился. Дело в том, что вдохновителем нашего фестиваля был Святослав Рихтер — по аналогии с «Декабрьскими вечерами», которые с 1981 года он проводил в Москве, чуть позже родились и брестские.

Лилия Григорьевна много лет дружила со знаменитым пианистом и его женой Ниной Львовной Дорлиак, они и помогли сделать имя фестивалю в музыкальных кругах. Ну а потом добрая слава шла по кругу. Святослав Бэлза, которого пригласили вести юбилейные «Вечера» в Бресте, перед всем залом дал  этим встречам высокую оценку, «даже если мерить их по самой строгой шкале Рихтера»: «О фестивале мне говорил с нежностью прославленный Зураб Соткилава, который побывал здесь, а также многие мои знаменитые друзья».

Зураба Лаврентьевича, конечно, в свободное от концертов время свозили на экскурсию в Брестскую крепость, где он долго стоял в тишине и смотрел на израненные стены, а потом с присущей ему эмоциональностью произнес: «Этого забыть невозможно!»

Он был искренним в каждом своем слове, такое впечатление от встреч с великим Маэстро у Лилии Григорьевны:

— Действительно, очень добрый, энергичный, эмоционально позитивный человек, обладавший потрясающей харизмой! Пел душевно, сердечно, отдавал зрителям всю душу. Любил, чтоб оркестр все точно исполнял. Его высочайший уровень профессионализма и самоотдачи не позволял нашим оркестрантам обижаться на требовательность певца, наоборот, мы многому учились.  Запомнился концерт, когда они с Касрашвили, казалось, спели весь репертуар – арии, грузинские песни, романсы, а зал все не хотел их отпускать. И тогда они дуэтом исполнили «Тбилисо». Да как! Зрители плакали навзрыд, не стесняясь чувств.  Думала, Зураб Соткилава пришлет на юбилейные, тридцатые по счету, «Вечера» свое приветственное слово, но не случилось… Буду звонить Маквале. А вот 9 января 2012 года он сделал такую запись: «Так держать! Это нужный фестиваль. В первую очередь для горожан. Блестящая публика. С уважением, Зураб Соткилава». Это нам наказ.

ЧИТАЯ интервью артиста, чувствуешь тонкий юмор и простоту, присущую умным людям: «Я действительно совершенно не собирался заниматься искусством. Играл в футбол и учился на горного инженера. Пел только с друзьями за столом. Мы собирались у одного человека — был он такой хлебосольный хозяин, артист, бывший тенор, — и он меня заметил. Я под его руководством выучил две арии: «Эпиталаму» Рубинштейна и арию Валентина из «Фауста» Гуно. Так тихо-тихо их напевал, с трудом было слышно — громко мне петь никогда не нравилось... Когда меня потом спрашивали, откуда у меня такое «пиано», я отвечал, что это я тихо пел за столом: в консерватории же особенно не учат тихо петь!.. До сих пор удивляюсь, как меня туда приняли. Я же пошел поступать в консерваторию, не имея музыкального образования! Все учил со слуха. Но когда я на вступительном экзамене спел первую из двух арий, ректор вдруг встал, вышел на сцену, обнял меня и спросил тихонько, знаю ли я, что такое сольфеджио. Я сказал честно, что не знаю. Тогда он сказал: «Сынок, без меня на экзамен не заходи». На второе утро он взял меня за руку и повел в приемную комиссию. Завел в аудиторию, где экзамен шел, и сказал: «Я его только что экзаменовал. Поставьте ему четыре...»  Мне было очень стыдно. Когда мы вышли, я его спросил: «Почему не три?» Ректор ответил: «Сынок, ты должен получать стипендию…» Стипендия была четыреста рублей в 60-м году. Большая сумма! Можно было один день вчетвером хорошенечко покутить!..»

ТАЛАНТЛИВЫЙ человек всегда талантлив во многом — Зураб Соткилава, не случись травм на футбольном поле, еще показал бы себя в игре. Не зря ведь стал капитаном команды мастеров тбилисского «Динамо», завоевавшей при нем титул чемпиона СССР, чем он очень гордился. Наряду с пением футбол оставался его страстью до конца жизни.

Директор детской музыкальной школы Бреста Александр Солонинко и «по совместительству» музыкант в городском симфоническом оркестре Александра Сосновского, с которым пел Соткилава, приезжая на «Вечера» и  на День города, свидетель того, как сильно артист любил футбол:

— Как-то после концерта, прихватив бутылочку коньяка, я подошел к Зурабу Лаврентьевичу в гримерной, чтобы поблагодарить за выступление. Хотя певец очень устал — он работал с огромной отдачей — охотно уделил мне время. Я и раньше с ним общался, жена даже нас вместе сфотографировала, но, конечно, он не узнал меня – можно представить, сколько у такого талантища было поклонников! Но когда я рассказал, что уже много лет играю в брестском клубе любителей футбола «ЗУБР», Зураб Лаврентьевич так искренне обрадовался, что готов был  прямо из театра выбежать на стадион и погонять со мной мяч. Я попросил автограф. Тогда он синим фломастером на белом альбомном листе написал: «Александру Евгеньевичу, замечательному музыканту и человеку, с уважением, Зураб Соткилава. 28.07.2011». Он был легкий в общении, располагающий к себе, с потрясающим чувством юмора. И до последнего дня сохранил замечательный голос. У нас бывают некоторые возрастные певцы, слушаешь их и думаешь: «А связки уже не те».  

ВО время спектаклей из ложи ему показывали счет, если в это время шел интересный матч. Вот что рассказывал сам певец: «Это с совершенно потрясающей личностью было: Николаем Николаевичем Озеровым. Он за двадцать пять лет не пропустил ни одного моего спектакля. Часто в это время шли важные матчи. Я суфлеру в будку давал радио, просил показывать мне счет. Особенно когда играло тбилисское «Динамо». Они однажды со «Спартаком» играли, а мы в это время пели с Образцовой «Сельскую честь». Ну вот мне суфлер по ходу действия шепчет: «Два:один!» Лена ничего не понимает. Я ей: «Не обращай внимания». А сам Озерову в ложу показываю: два:один в нашу пользу. И тот от счастья кричит на весь зал: «Браво! Браво!..»

Страсть захватывала этого неординарного человека до последней клеточки. В свою будущую жену Элисо Турманидзе, с которой прожил 51 год, влюбился с первого взгляда: «Я ее пять лет ждал! Ох, она была красивая, талантливая — консерваторию в отличие от меня с красным дипломом окончила!.. Все удивлялись, почему она вышла за меня замуж. А почему? А потому, что, пока все говорили: «Ах, какая девочка!» — я взял и женился».

Соткилава первым получил премию «Золотой Орфей» — пять тысяч левов. Тогда большие деньги, которые не знал, на что потратить. В результате организовал застолье для друзей: «Ну, посидели мы так хорошо, утром просыпаюсь — кто-то стоит. Подпиши, говорит, вот тут, что ты получаешь премию. Ну, я подписал. Тогда он сказал: «Переверни и еще подпиши». Ну, я опять подписал. Говорю: «А это что?» А это, сказали мне, ты перечислил все деньги в помощь Вьетнаму. Тогда шла война. Так что я ветеран...»

В ПОСЛЕДНИЕ два года артист боролся с тяжелым недугом, но жизнелюбие не покидало его: «Я никогда не был ни хамом, ни грубияном, старался с людьми поступать нормально. Но после болезни понял, что надо относиться к жизни с еще большей радостью, к людям, которые тебе улыбаются. Насколько ты способен, нужно отдавать другим только хорошее».
Зураб Соткилава родился в Сухуми в 1937 году. Активно занимался футболом, стал играть за тбилисское «Динамо» в 1955-м. После получения двух тяжелых травм в 1958 году завершил спортивную карьеру.

В 1960-м окончил Тбилисский политехнический институт и сразу же поступил в Тбилисскую консерваторию. Был солистом Грузинского театра оперы и балета имени Палиашвили. С 1966 по 1968 год стажировался в Миланском театре Ла Скала у Динаро Барра. Впервые на сцене Большого театра выступил в 1973 году в партии Хозе в опере Бизе «Кармен». Уже через год его пригласили в труппу Большого.

Преподавал в Московской государственной консерватории, возглавлял жюри Международного конкурса вокалистов имени П. И. Чайковского, был почетным членом Болонской музыкальной академии.

Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» трех степеней, награжден орденом «Знак Почета».
klimovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?