Сельская газета

От силосошвырялки до комбайна на газу

Когда и почему конструкторы «Гомсельмаша» поверили в себя

ИСПОЛНЯЕТСЯ семьдесят лет головному специализированному конструкторскому бюро открытого акционерного общества «Гомсельмаш», или по-сегодняшнему — научно-техническому центру комбайностроения. Прекрасный повод оглянуться, оценить сделанное, подчеркнуть, что все нынешние успехи зиждятся на достижениях предыдущих поколений, и, что скрывать, хоть немного заглянуть в свое завтра.


ОБНАДЕЖИВАЕТ, что за семь десятилетий накоплен огромный конструкторский потенциал, создана мощная материально-техническая и испытательная база, коллектив холдинга в последние годы перестал дышать в спину своим многочисленным конкурентам и даже ворвался в пятерку ведущих мировых фирм.

Помнится, совсем недавно за рубежом напрочь отвергали комбайны роторного типа, а сегодня вынужденно следуют опыту гомельчан. В дальнем зарубежье, к примеру, позаимствовали гидрообъемные трансмиссии ходовой части и гидроуправление рабочими органами. Одна из детройтовских газет в начале века вообще пропела дифирамбы гомсельмашевским конструкторам, сообщив, что в Гомеле «начали производить отличные комбайны, потеснившие многие фирмы США и России», «машины гомельчан способны убрать урожай зерновых культур на всем земном шаре».

Конструкторы «Гомсельмаша» и сегодня остаются в числе законодателей моды в комбайностроении, первыми в мире, например, приступили к созданию комбайна на газовом топливе.

ВЕРНЕМСЯ, однако, к истокам. Раньше «Гомсельмаш» работал по принципу «всего понемногу» — выпускал для села простенькую продукцию самых различных наименований: соломорезки, веялки, волокуши, молотилки, картофелемойки, сортировки, силосошвырялки, стогометатели, зерноочистители, конные приводы и другие машины, в том числе по чертежам ВИМСХ (Всесоюзного института механизации сельского хозяйства). Решение создать ведомственное СКБ означало, что надо брать курс на специализацию, т.е. определить главное направление и работать самостоятельно, системно, наступательно, с учетом лучших мировых достижений. Задачи ставились огромные, а опыта — никакого. Правда, первопроходцы во главе с Григорием Коцюбановым нащупали-таки специализацию, создав первый отечественный прицепной узкозахватный силосоуборочный комбайн СК-1,2.

Работы ускорились, когда главным конструктором стал Константин Клементьев, приобревший опыт комбайностроения в Ростове. Кстати, 8 марта исполнилось 100-летие со дня его рождения.

В НЕКОТОРОМ смысле Клементьеву повезло. Никита Хрущев, вернувшись из американской Айовы и заявив, что и у нас кукуруза должна стать основой кормопроизводства, тем самым, по сути дела, подстегнул конструкторские поиски.

В пятидесятых годах прошлого века появился целый шлейф силосоуборочных комбайнов — СКБ-2,6, СК-2,6, КС-2,6, КСС-2,6 и их многочисленные модификации. А кукурузосилосоуборочный комбайн УКСК-2,6 вообще стал вершиной творческого изыска: на выставке сельхозмашиностроения в Брюсселе завоевал высшую награду — Гран-при. Всего же село получило в те годы 670 тысяч машин с жаткой шириной захвата 2,6 метра; более половины из них составляли комбайны массового производства КС-2,6. И еще одна обобщающая цифра: машинами «Гомсельмаша» убиралось в СССР 70 процентов силосуемых культур.

Много было затем более совершенных, «нашумевших» конструкций, в частности, комбайны КС-1,8 «Вихрь», КПКУ-75.

Помнится, однако, не «Вихрь», хотя в середине семидесятых годов прошлого века он еще выпускался, а проводы первых самоходок — событие этапное, даже переломное. Означающее, во-первых, что завод прошел путь от прицепных до самоходных машин, а во-вторых, что конструкторы накопили опыт, вышли на новую орбиту технического творчества, готовы и завтра быть «социальными амортизаторами» для коллектива холдинга.

На митинге по поводу передачи в пригородный колхоз имени Урицкого первых самоходных комбайнов КСК-100 господствовала атмосфера какого-то чрезмерного ура-патриотизма. Звучали излишне пафосные речи. Зато после команды «Заводи!» над центральной площадью головного завода сразу наступило-повисло всеобщее вопрошающее и гнетущее молчание: «заведется — не заведется?», «поедет — не поедет?». Не будем томить: под марш «Прощание славянки» и восторженные аплодисменты комбайны поехали.

Но больше всего запомнились слова одного из гомсельмашевцев: «Это не дорога в колхоз, это путь в будущее».

Тогдашний главный конструктор Георгий Трофимук, между прочим, не меньше других понимал, что так оно и есть.

Конструктор, по существу, всегда смотрит в завтра, создает работу для коллектива. Учитывает, например, хронически будничное: что потребитель его продукции довольно разношерстный — имеет поля, разные по площади, урожайности, составу почвы, что карман у каждого разный. Нужны не только высокопроизводительные зерноуборочные КЗС-1218, КЗС-1640, но и КЗС-7, КЗС-10… Для хозяйств Дальнего Востока с глинистой почвой, к примеру, — машины на гусеничном ходу. Кстати, насчет КСК-100: конструкторы не дали ему морально устареть, под именем КСК-600 выпускают осовремененную машину на совместном предприятии в Брянске.

Не думали не гадали Трофимук вместе с командой, что всего через каких-то пару десятков лет время потребует сделать очередной, как всегда неординарный, шаг. Под руководством нового, на этот раз генерального конструктора Валентина Шуринова страна заимеет отечественное зерновое комбайностроение. Между прочим, под одним и тем же узнаваемым брендом «Полесье». Но и это не все. Чтобы выиграть время в условиях жесткой рыночной конкуренции, Шуринов и его единомышленники рискнули от последовательного перейти к параллельному принципу подготовки производства новых машин. Сомнений поубавилось, когда сумели сделать невероятное: всего за один год освоили выпуск аж четырех моделей.

Еще и сегодня идут споры: как удалось? Сходятся в одном: больше стало оперативности, слаженности и деловитости в работе всех подразделений; кадры начинают понимать рыночное: качество — выше, цену — ниже, производством должен дирижировать только спрос, то есть не диспетчер, а потребитель.

В общем, конструкторы поверили в себя. Может быть, поэтому относительно безболезненно спроектировали затем целую гамму машин — свекло-, картофеле-, льно-, сое-, рапсо-, кукурузо-, хлопко-, початкоуборочные комбайны. И, между прочим, завоевали еще четыре или пять Гран-при.

ЗАВЕРШИТЬ заметки хочется любимой поговоркой генерального конструктора: глядя в прошлое — обнажите голову, заглядывая в будущее — засучите рукава. Для гомельских комбайностроителей это не просто красивые слова, а принцип  жизни и работы.

Николай ГУЛЕВИЧ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Если всё то,что описано в статье,верно,а не пустое бахвальство,то почему до сих пор на нашей земле работают так же немецкие машины!?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?