От шишки до дивана

Как зарабатывать на деревообработке

Что можно заработать на деревьях, а что легко потерять
2. Экспорт без разбоя

«ПРОДАТЬ нельзя себе оставить» — где поставить запятую? Для большинства белорусских производителей ответ, казалось бы, очевиден: в современных экономических условиях все стараются ориентироваться на экспорт, то есть продавать. Об этом и о диверсификации экспортных рынков много говорилось в Правительстве, особенно в последнее время. Но как быть, если зарабатывать на продажах за рубеж нужно, но при этом ты — производитель сырья, в котором нуждаются другие белорусские переработчики? Это очередная балансировка для лесной отрасли. 



ПРИ хозяйственном подходе у леса и поля, несмотря на явное визуальное отличие, оказывается, много общего. Заготовка леса — это что-то вроде уборочной страды. Только урожай не в тоннах, а в кубометрах. Как механизаторам и водителям отводят их участок в поле, так у машинистов лесозаготовительных машин и форвардов свои лесосеки. Здесь тоже существует норма заготовки в смену и действует принцип «заработок от выработки».

— Делаются отводы участков, на которых будет идти рубка. Мы составляем технологическую карту, а лесной отдел выписывает лесорубочный билет. В карте указан порядок разработки всей лесосеки, указан маршрут движения лесозаготовительной техники (харвестера), — поясняет принцип работы начальник лесопункта Бегомльского лесхоза Геннадий Жилко.

Машинист в компьютер харвестера заносит диаметр заготавливаемого лесоматериала и его длину. Потом техника сама производит валку дерева в нужном направлении с одновременной обрезкой сучьев и раскряжевкой на сортименты. Такой автоматизированный процесс исключает нахождение людей на лесосеке — только машинист в кабине.

В случае сплошной рубки харвестр убирает подряд все деревья. При выборочной рубке на отведенной лесосеке специалисты помечают деревья, которые предстоит убрать.

В среднем машинист должен заготовить в смену от 50 до 120 кубометров древесины в зависимости от марки харвестра. Работники заинтересованы заготовить как можно больше сырья — от этого напрямую зависит их зарплата. Когда деревья свалены, приходит очередь форвардера.

За пять последних лет — с 2009 по 2014-й — в Бегомльском лесхозе провели полное техническое перевооружение и теперь работают на современной технике. Как и в любом другом процессе производства, здесь это тоже помогает наращивать объемы продукции и увеличивать экспорт. К слову, по итогам прошлого года лесхоз продал на внешнем рынке своей продукции более чем на три миллиона долларов, став одним из восьми лесхозов в республике, которые перешагнули эту отметку по экспорту.

— 2014-й стал для нас рекордным по продажам на экспорт за последние 10 лет. Мы выполнили план на 126 процентов. Сработали с рентабельностью в 13 процентов, хотя по плану доводилось 11. В прошлом году рентабельность предприятия была 9,5 процента. Нарастили показатели именно благодаря экспорту, — приводит цифры начальник планово-аналитического отдела ГЛХУ «Бегомльский лесхоз» Людмила Гордеева.



— Доля экспортной продукции у нас — 52—54 процента. Отправляем ее в Литву, Латвию, Польшу, откуда идет стабильная оплата, — рассказывает директор ГЛХУ «Бегомльский лесхоз» Алексей Прокопов.

Предприятие экспортирует балансовую древесину, техническое сырье, продукцию собственной деревопереработки — пиломатериалы, топливные гранулы. Планируют здесь поставить собственную линию по оцилиндровке древесины — такой продукт тоже пользуется спросом на внешнем рынке.

ОДНАКО уже сегодня в лесхозе говорят, что повторить экспортные рекорды прошлого года в этом сезоне вряд ли получится. И дело не только в кризисе.

— Если стране тяжело, значит, всем тяжело, особенно производителям. Ведь тогда плохо работает внутренний рынок, расчеты по нему задерживаются. Конечно, сложно в таких условиях работать. Выход один — в экспорте. У нас по нему показатель неплохой — более половины от всей выпускаемой продукции. Но увеличить его до 60—70 процентов — нереально. Теоретически это, конечно, возможно. Экспорт, естественно, забрал бы и больше. Но что мы тогда оставим внутри страны? Увеличить производство тоже сложно, потому что есть объемы вырубки, рассчитанные на десятилетку, перевыполнить которые ни в коем случае нельзя, — рассуждает Алексей Прокопов.

На первый взгляд, ситуация кажется безвыходной. Предприятию выгоднее продавать свою продукцию на внешнем рынке, где она стоит почти вдвое дороже, чем на внутреннем. Но отгружать больше на экспорт не получается из-за потребностей белорусского рынка. Потребление внутреннего рынка в последние годы тоже растет: появляется все больше перерабатывающих предприятий, увеличиваются объемы их производства. Увеличить объемы производства невозможно по экологическим причинам: лес не безразмерный, требует времени на восстановление.

Выход из ситуации только в углубленной переработке, которая позволяет выпускать продукцию с большей добавочной стоимостью. Такой подход выгоден и в целом стране, о чем в августе прошлого года во время посещения Республиканского лесного селекционно-семеноводческого центра говорил Президент:

«Давайте договоримся так: с будущего года мы работаем только так, как работают в Финляндии, по технологии возделывания, выращивания — комплексно. Пора этот разбой в лесу заканчивать!»



После этого поручения лесной отрасли пришлось пересмотреть стиль своей работы. Сказалось это и на планах на экспорт.

— В 2015 году план по экспорту гораздо меньше, потому что идет другая политика — ориентир на отгрузки на экспорт собственной продукции и сокращение продажи круглого леса. Тем не менее мы рассчитываем продать на 2,5 миллиона долларов, — рассказывает Людмила Гордеева.

ВПРОЧЕМ, Бегомльский лесхоз к таким условиям работы был готов. Еще в 2009 году здесь построили новый цех по деревообработке. Окупить его планируют уже к концу этого года.

— В месяц мы перерабатываем до 2,5 тысячи кубометров леса круглого. На выходе получается примерно 1200 кубометров пиломатериалов. Около 60 процентов от этого объема отправляем на экспорт, — рассказывает начальник цеха Александр Герасименок.

Перед цехом уже стоят машины — ждут отгрузку. Для ускорения процесса на месте идет и таможенное оформление. Машины приходят из Литвы, Латвии, Эстонии, Польши. Бывают из Бельгии, но в последнее время реже.

Работает эта линия по переработке древесины практически на пределе своей мощности. Больше уже невозможно. Если только ввести ночную смену. Хотя здесь и так работают в две смены.

Переработка древесины дает свой экономический эффект, так что уже сегодня, до полного запрета на экспорт сырья, можно говорить о выгоде от продажи лесопильной продукции. По словам Александра Герасименка, пару лет назад лесхоз и выжил в основном за счет работы этого цеха. Сегодня здесь одна из самых высоких зарплат по району, а это уже материальное доказательство экономического успеха.

mizkevich@sb.by

Фото Павла ЧУЙКО, «СГ»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости