От Рубежа до Северного полюса и обратно

ЖИВУЮ историю я встретила в деревне Рубеж Клецкого района. Леонид Адамович СТАНКЕВИЧ был командиром БЧ-5 того знаменитого ракетного подводного крейсера стратегического назначения К-245, который сорок лет назад, опередив американцев, всплыл в географической точке Северного полюса для выполнения ракетной стрельбы. Это была негласная победа и доказательство превосходства над потенциальным противником... Сегодня капитан второго ранга в отставке, после многочисленных походов по морям и океанам, променял «цивилизованную» городскую жизнь на скромный домик с русской печкой в родных местах — наследство родителей. Здесь, за чашкой горячего чая, Леонид Адамович рассказывал мне, как он попал в «морские волки», как выглядит подвиг подводников Советского Союза глазами очевидца, инженера-механика, который головой отвечал за каждую из реакторных установок, за каждого из своих подчиненных. А значит, и за тот свершившийся поход.

провела судьба парня из клецкой деревни

ЖИВУЮ историю я встретила в деревне Рубеж Клецкого района. Леонид Адамович СТАНКЕВИЧ был командиром БЧ-5 того знаменитого ракетного подводного крейсера стратегического назначения К-245, который сорок лет назад, опередив американцев, всплыл в географической точке Северного полюса для выполнения ракетной стрельбы. Это была негласная победа и доказательство превосходства над потенциальным противником... Сегодня капитан второго ранга в отставке, после многочисленных походов по морям и океанам, променял «цивилизованную» городскую жизнь на скромный домик с русской печкой в родных местах — наследство родителей. Здесь, за чашкой горячего чая, Леонид Адамович рассказывал мне, как он попал в «морские волки», как выглядит подвиг подводников Советского Союза глазами очевидца, инженера-механика, который головой отвечал за каждую из реакторных установок, за каждого из своих подчиненных. А значит, и за тот свершившийся поход.

Дети войны

Ему было шесть, когда разразилась Великая Отечественная. Но именно в те годы потерянного детства он решил, что обязательно станет военным. И обязательно моряком. Очень нравилась их синяя форма.

Потом мечта окрепла, превратилась в цель. И ему, сельскому парню, это удалось. Правда, не сразу и нелегко. Как говорит он сам, все решил случай. И еще четверо из девяти одноклассников Леонида Адамовича из Заостровеченской школы стали кадровыми офицерами…

Определиться в выборе профессии пришлось заранее. Тут и возникла первая проблема. Рентген показал остаточное явление после перенесенного в детстве плеврита, и на целый год недуг задержал поступление. Его, он уверен до сих пор, спасло самовнушение и усиленные занятия спортом. Медицинская комиссия признала Леонида годным к срочной службе, и он стал проситься на флот, ему предложили 4-е автомобильное училище в Калинковичах. Он поехал туда, но только для того, чтобы убедиться, что окончательно выздоровел. Врачебная комиссия дала положительное заключение. У Леонида, казалось, за спиной выросли крылья, и он решил во что бы то ни стало попасть на флот. Забрал документы и с другом, который не прошел комиссию, задумал возвращаться домой. Да вот беда: где взять денег на обратную дорогу? Решил обратиться в строевой отдел, но там искренне удивились: как же так, ведь уже один экзамен сдал на «отлично»? Он честно признался: будет пробовать поступить в военно-морское училище. Проездных ему не дали, документы тоже отправили в военкомат.

Свет не без добрых людей

Леня поехал «безбилетником», но ночью «зайца» обнаружили контролеры. Выслушав слезную историю молодого человека и даже войдя, как казалось, в его положение, они решили сдать Станкевича в... милицию.

— Я решился бежать. Дверь на остановке в это время была открытой, и мне удалось выскочить на улицу. Ночь выдалась холодной. Я сразу почувствовал, как дождь прошибает до костей, а тут еще молния шарахнула! Поезд уже загудел, стал трогаться... Я прыгнул на подножку последнего вагона и поехал.

Держаться было трудно. Очень хотелось спать. Он, наверное, в конце концов упал бы и разбился, но тут за стеклом в вагоне появилась проводница. Леонид на всю жизнь остался благодарен этой незнакомой женщине, которая пожалела его и открыла дверь в тамбур. Так доехал до Барановичей. Оттуда на перекладных вернулся домой.

А через месяц Станкевича вызвал военком. Как и положено, отчитав вначале, он спросил у парня: «Чего ж тебе надо в жизни?» — «На флот хочу, товарищ подполковник», — ответил Леонид. По рекомендации военкома призывника отправили в учебный отряд связи, где тот стал постигать телеграфную науку. Так случилось, что по его специальности он оказался единственным, кто в отряде сдал экзамен на «классность» и сразу же был направлен в Балтийск, в штаб противовоздушной обороны. Однажды утром военнослужащих собрали на плацу и сообщили о наборе в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. Правда, еще до поступления Леониду пришлось сдать шесть экзаменов в первой школе города Балтийска — математику устно и письменно, физику, химию, сочинение по русскому языку и иностранный язык. Труднее всего дался последний. Но тут опять повезло. Пожилая преподавательница, глянув на высокие предыдущие оценки, виновато улыбнувшись, сказала: «Выше трех баллов поставить не могу». А ему больше и не надо было. Так Леонид Станкевич оказался в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище.

Дальше ТОФа не пошлют, меньше группы не дадут

В те годы училище являлось основным центром подготовки офицерских инженерных кадров для атомного флота Советского Союза. Оно было оснащено по последнему слову науки и техники, имело натурный бортовой комплекс ядерной энергетической установки подводной лодки 2-го поколения, полномасштабные тренажеры, исследовательские теплогидродинамические стенды и даже свой исследовательский реактор ИР-100. В училище размещался и собственный мощный вычислительный центр. В общем, будущие инженеры уже в годы учебы представляли свою службу на флоте. Многие гадали только, куда их отправят. Самым комфортным местом считался Тихий океан. Тот самый ТОФ в поговорке моряков: «Дальше ТОФа не пошлют — меньше группы не дадут». Но Леониду Станкевичу предстояла служба совсем на другом краю необъятной Родины.

— Я попал на подводную лодку К-172 на Северный флот. Сначала назначили командиром группы автоматики и телемеханики, потом — командиром электротехнического дивизиона. Прослужив там, получил назначение на подводную лодку К-216, затем стал командиром электромеханической боевой части знаменитой К-245, которая совершила поход на Северный полюс в октябре 1972 года.

Почему было так важно покорить Северный полюс ракетоносцем?

Через Арктику лежит самый короткий путь из Евразии в Америку. Им интересовались многие русские мореплаватели, но только в ХХ столетии Крайний Север стал доступен. Походы к Северному полюсу совершались подводными лодками и ранее. Но только не на борту с целым ракетным комплексом.

Для советского государства Арктика была особенно важна. Во-первых, прокладка Северного морского пути, связывающего Мурманск с Владивостоком, могла помочь в развитии экономики отдельных районов страны. Между прочим, еще до похода на советских картах область до самого Северного полюса обозначалась как территория СССР. Но тогда в рамках международного и морского права считалось, что за пределами двенадцати миль от берега начинаются нейтральные воды, хотя принадлежность островов Северного Ледовитого океана Советскому Союзу никто не оспаривал. Лишь спустя несколько лет после Второй мировой войны, когда началась эра атомных подлодок, регионом заинтересовались. Естественно, в первую очередь две великие противоборствующие державы, определявшие в те годы мировой порядок, — СССР и США. Для американцев же первыми пройти через льды самого холодного океана значило еще и взять реванш за первый космический спутник.

В поход

— Перед тем как отправиться на Северный полюс, мы совершали пробный поход на экватор. Надо было испытать новенький инерциальный всеширотный навигационный комплекс «Тобол». Флагман распорядился работать на одном борту для экономии ядерного горючего. Но это существенно усложнило само плавание, поскольку два турбогенератора работали от одного борта. Однажды заклинило один из циркуляционных насосов главного конденсатора турбины. Что делать? Работать на резервном не лучший вариант. Не растерялись наши офицеры Кондратович и Левинский. Они спустились в трюм и устранили неисправность. Как выяснилось, рабочие забыли там доску, и она заклинила насос. Вот так, по глупости, чуть не случилась беда.

Сложность похода на Северный полюс заключалась в том, что при любой аварии пришлось бы всплывать, чтобы вентилировать отсеки. А как всплывать, если субмарина находится под толщей льда?

Были и трудности с определением местонахождения лодки. Температуры низкие и оборудование требовало особого внимания.

И все же ракетоносец К-245 впервые в истории флота всплыл в географической точке Северного полюса для экспериментального определения возможности ракетной стрельбы.

— Сам Леонид Брежнев прислал нам поздравительную радиотелеграмму. Некоторые члены экипажа спустились на лед. Мы простояли среди безжизненных ледяных глыб около трех часов, установили Государственный флаг, капсулу с родимой землей.

Конечно, это было доказательство величия СССР. Экипаж радовался, командир поздравлял и благодарил каждого отдельно. После некоторые стали фотографироваться. Да, зрелище было впечатляющее. И радость от того, что они находятся среди бесконечного ледяного покрова на самом Северном полюсе. Но Леонида меньше всего занимали красоты природы. Он понимал, что надолго глушить реактор нельзя, турбины всегда должны быть под паром. Настоящее осознание того, что поход прошел удачно, у него появилось только после погружения в подводную стихию, когда турбины заработали на полную мощность, и лодка легла на обратный курс. Возвращаться домой всегда приятно...

* * *

Сегодня в скромном, но уютном родительском доме Леонида Адамовича целый уголок посвящен учебе в Севастополе и службе на подводных лодках. Всего на счету у Леонида Станкевича двенадцать походов. За плечами и служба в штабе отдельной бригады. В 1981 году Леонид Адамович вернулся в родную Беларусь. И, оставив квартиру в столице детям, переехал в родительский дом в деревню Рубеж.

Сегодня в свои семьдесят семь лет он никогда не отказывается участвовать в различных мероприятиях, часто посещает учебные заведения, выступает перед молодежью, рассказывает нынешним юношам и девушкам, как это было.

Вот и недавно Леонид Станкевич вместе с участниками этого похода Антоном Кондратовичем и Олегом Куликовым были приглашены в столицу, где провели очередную встречу с молодежью, приуроченную к событиям сорокалетней давности. А председатель Союза военных моряков Беларуси, контр-адмирал в отставке Зигмунд Жабко, вручил героям благодарственные грамоты и медали «Морское братство нерушимо».

Анна ЖУКОВСКАЯ, «БН»

Фото автора и из личного архива Леонида СТАНКЕВИЧА

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости