От отката до заката

Дело об откатах. Бизнесмена Александра Кныровича приговорили к 6 годам колонии, его бывших коллег к 3 и 4 года

Откуда столь жирные цифры в жировках? Этим вопросом пару лет назад задались многие жители страны. Комитет госбезопасности взглянул на проблему шире, в итоге вскрыв лихо замаскированную коррупционную систему поставок продукции для государственных нужд по завышенной стоимости. В эту схему оказались вовлечены должностные лица коммерческих структур, предприятий жилищно–коммунального хозяйства и сферы энергетики. В центр внимания оперативных работников попала компания «СарматТермо–Инжиниринг» во главе с ее директором и соучредителем Александром Кныровичем. Его фирма, уверено следствие, подкупала сотрудников ЖКХ в столице и регионах и выигрывала тендеры на поставки труб. Подчиненные бизнесмена также подкупали брокеров, проводивших эти торги. Суммы откатов закладывались фирмой в себестоимость продукции, завышенная цена которой впоследствии учитывалась при формировании коммунальных тарифов. Затем вскрылось налоговое преступление. В прошлом году Кныровича вместе с подчиненными задержали. Вчера суд Фрунзенского района Минска вынес им приговор.


Госзакупки трубной продукции в стране проводятся через биржевые торги. КГБ установил, что с 2014 года представители ООО «СарматТермо–Инжиниринг» путем сговора и подкупа руководителей предприятий ЖКХ и организаций энергетики обеспечивали проведение заказных биржевых торгов для реализации термоизолированных пенополиуретаном труб (ПИ–труб). Схема работала так: стороны в узком кругу договаривались по условиям предстоящей сделки (объем, цена, откат и т.д.), затем покупатели, должностные лица ЖКХ и энергетики, сообщали представителям частной компании сведения из спецификаций по ПИ–трубам. Что позволяло фирме сформировать предложение в соответствии с заявкой на госзакупку, размещенной на Белорусской универсальной товарной бирже. Заказные торги оформляли и проводили через биржу брокеры, работавшие в интересах «СарматТермо–Инжиниринг» и незаконно получавшие за это 2 – 3% от цены сделок (должностные лица предприятий — до 7,5%). Взятки доставляли в регионы только после поступления платежей по контрактам менеджеры фирмы. В ней даже имелся централизованный фонд распределения взяток на оплату услуг должностных лиц в Минске, Минской, Гомельской и Брестской областях.

В КГБ отмечали: полученная от заказных торгов прибыль ООО переводилась на счета аффилированных структур. Основной денежный поток шел через «СТИ–Трейдинг» в Санкт–Петербурге, учредителем которого являлась мать Кныровича. Далее выведенные деньги распределялись между руководством белорусской фирмы, а также шли на взятки. Прибыль коммерсантов и «благодарности», по сути, оплачивали потребители коммунальных услуг. 24 — 26 января 2017–го с поличным при получении очередных откатов за содействие в продвижении продукции «СарматТермо–Инжиниринг» были задержаны руководители и должностные лица организаций «Березовское ЖКХ», «Брестэнерго», «Гомельоблтеплосети», «Брестжилстрой». Параллельно задержан брокер А.Колтунов (директор ООО «Аншанс Плюс»), представлявший на бирже интересы «Гомельоблтеплосети» и «Свислочского ЖКХ». В отношении них возбуждались дела за получение взятки. Замы Кныровича по коммерческим вопросам Е.Поповский и по финансам и экономике И.Максимов привлечены: первый — по статье о даче взятки, второй — о соучастии в преступлении. Также были получены материалы об уклонении их фирмы от уплаты налогов на приличную сумму. В связи с этим 25 января 2017–го задерживают Кныровича, Максимова и Поповского, а также соучредителя компании Дашкевича (он ушел с должности директора «Сармата» к сентябрю 2016–го, когда у фирмы возникли финансовые трудности, и должность занял Кнырович), ведущего экономиста Кускова и специалиста по ВЭД Козловскую (сейчас она проходит по делу свидетелем). При следствии была изъята черная бухгалтерия фирмы с информацией о договорных сделках, печати, бланки и документация подконтрольных компаний.

Схему уклонения от уплаты сумм налогов Дашкевич во время предварительного расследования описал так: продукция «Сармата» отгружалась для российских покупателей напрямую, но документально некоторые поставки оформлялись через «СТИ–Трейдинг» (готовилось два пакета документов). Сколько было таких поставок, Дашкевич не помнит. В первичных бухгалтерских документах цена продукции, поставляемой в адрес «СТИ–Трейдинг», занижалась на сумму от 1 до 5% от стоимости, о которой специалист «Сармата» договорился с покупателем. Затем товар реализовывался по полной цене (т.е. по той цене, о которой договорились), а полученная прибыль (1 — 5%) оставалась на расчетном счете «СТИ– Трейдинг». При покупке сырья для производства продукции, уточняет Дашкевич, была обратная ситуация. Сотрудник «СарматТермо–Инжиниринг» искал продавца, у которого «СТИ–Трейдинг» брало сырье, потом с надбавкой в процентов 10 — 15 оно продавалось «Сармату». Прибыль оставалась в «СТИ–Трейдинг», после выплачивалась в качестве дивидендов. Часть денег Дашкевич отдавал Кныровичу, замдиректора по продажам и менеджерам на выплату зарплаты. Общество, подтверждают Кусков и Максимов, а также свидетели, использовалось не только для упрощения продаж продукции на российский рынок, но и для уклонения от уплаты сумм налогов в Беларуси. Что касается взяток белорусским предприятиям, то Кнырович, отмечает Дашкевич, знал о них. Самое непосредственное участие в передаче денежных средств принимал Дашкевич, давая на это согласие как (в то время) руководитель «Сармата». Когда он сообщил Кныровичу, что суммы для передачи должностным лицам стали возрастать, тот сказал: «Если это нужно для продаж, то хорошо». О данных фактах знал и Максимов, который в отсутствие Дашкевича руководил компанией, и Кусков — он вел учет «благодарностей».


Замдиректора по продажам Евгений Поповский рассказал, что знал про файл «Бонусы–пи–трубы» со сведениями о контрагентах, суммах поставки, поступления денег и проценте, необходимом для передачи тем, кто помогал с закупкой продукции (подписанием договоров) и погашением дебиторской задолженности. Сообщил и о случаях передачи Поповским денег (с ведома Кныровича) для представителей контрагентов, закупающих продукцию фирмы. Виновность обвиняемых, считает следствие, подтверждается и показаниями свидетелей, другими материалами дела.

Суд по этому делу начался в Минске 18 апреля нынешнего года. Директор компании и четверо его подчиненных в зависимости от их роли в противоправной деятельности обвинялись во взяточничестве, в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (более 3 млн рублей) и пособничестве в этом. Дашкевич, Максимов и Кусков свою вину признали полностью, Поповский и Кнырович — частично. На финальной стадии суд перемещался в СИЗО КГБ в связи с болезнью Дашкевича. В итоге его дело выделили в отдельное производство, а остальных обвиняемых переместили обратно в здание суда Фрунзенского района.

Александр Кнырович говорил, что за рассматриваемый следствием период (с 2012–го по сентябрь 2016–го) у него было много обязанностей. На весну 2016–го являлся учредителем 18 компаний и до сентября не занимался какой–либо работой в «СарматТермо–Инжиниринг», доверяя Дашкевичу: «Что касается «СТИ–Трейдинг»: если бы я хотел совершить преступление, разве бы предложил своей маме стать учредителем этой компании? Я был убежден, что все действия законны». По поводу откатов уверяет, что до того как стал директором, не знал об этой практике. Однако признал, что один раз давал согласие на взятку, поскольку не видел другой возможности вернуть дебиторскую задолженность за поставленную продукцию. В чем раскаивается.

Вчера судья Юлия Крепская огласила решение: Александра Кныровича приговорили к шести годам колонии усиленного режима, его коллег Игоря Максимова и Евгения Поповского — к четырем, Андрея Кускова — к трем. Приговор, если не будет обжалован, вступит в силу через 10 дней.

gladkaya@sb.by

Фото Виталия ПИВОВАРЧИКА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости