Высокотехнологичная медицинская помощь с использованием клеточной терапии доступна всем гражданам Беларуси

От крепкого ствола

Клеточная терапия помогает нашим медикам успешно лечить около пятидесяти заболеваний

Все хотят быть здоровыми. И себе, и своим близким мы желаем того, чего «за деньги не купишь». У граждан нашей страны есть все возможности получить качественную и доступную медицинскую помощь. В том числе высокотехнологичную. Такую, например, как клеточная терапия, которая применяется при лечении сложных заболеваний. Беларусь — лидер среди стран Европы по количеству болезней, которые наши врачи могут вылечить стволовыми клетками.

«Умные» клетки белорусские медики используют с недавних пор в лечении коронавируса и системной красной волчанки.

Природа позаботилась о том, чтобы дать возможность живому существу прожить более долгую жизнь. Удивительный факт: схваченная ящерица легко отбрасывает хвост, а после на его месте появляется новый. Вырастить внутренний орган из «собственного материала» можно и человеку. Главный секрет — в стволовых клетках и мастерстве ученых и медиков. Наши врачи применяют клеточную терапию уже пятнадцать лет. Из последних достижений — использование «умных» клеток в лечении коронавируса, а также системной красной волчанки. Клеточные технологии опробованы и для лечения онкологических заболеваний, туберкулеза, ДЦП, трофических язв, суставов; в травматологии, стоматологии, хирургии, гинекологии, трансплантологии. 
С недавних пор в Беларуси с помощью клеточной терапии могут лечить 49 заболеваний. Этот показатель вывел нашу страну на лидирующие позиции в Европе. Достичь успеха было бы невозможно без значительной поддержки государства, отмечают специалисты. 
Как с помощью клеточной терапии белорусские врачи спасают сотни человеческих жизней? Об этом и многом другом говорим с директором Института биофизики и клеточной инженерии Национальной академии наук Беларуси кандидатом медицинских наук, доцентом Андреем Гончаровым.

Клеточный уровень

— Главная задача стволовых клеток — это стимуляция собственных резервов организма,
— рассказывает Андрей Евгеньевич. — Идея использования стволовых клеток в качестве терапии заключается в том, чтобы ввести «умные» клетки в организм человека и таким образом использовать их естественную способность исцелять. Они обладают также противовоспалительной и иммуномоделирующей активностью.

К слову, запас таких клеток у взрослого человека невелик. А у новорожденного их максимальное количество: 1 стволовая клетка приходится на 300 обычных. Чем старше человек, тем меньше у него «умных» клеток, возможности для восстановления поврежденных тканей ограничены.

Конечно, клеточная терапия не панацея от всех недугов. Назначают ее тогда, когда другие методы лечения малоэффективны. При этом клеточная терапия — не дело одного дня. Она работает на то, чтобы у больного с хроническим заболеванием не было рецидива на протяжении двух—трех и более лет. 

Сегодня белорусские ученые занимаются изучением и использованием клеточной терапии в лечении ряда заболеваний органов и систем. Сначала за рубежом, а потом и у нас апробировали методы клеточной терапии против коронавируса. Они оказались очень эффективны. К примеру, в Китае благодаря применению стволовых клеток количество летальных случаев от последствий COVID-19 сократилось на 70 процентов.

Шанс для пациента

— Институт биофизики и клеточной инженерии — лидер в применении клеточной технологии в системе Академии наук, — отмечает Андрей Гончаров. — В чем наша уникальность? Мы можем разрабатывать клеточные биомедицинские продукты, испытывать их совместно с организациями здравоохранения и применять. 

На базе института функционирует отделение клеточной терапии, где ведем амбулаторный прием и можем лечить пациентов. Сейчас работаем над шестью клиническими испытаниями. С начала прошлого года пролечено более 200 пациентов. И с каждым годом их число увеличивается. 

Клеточная терапия — дополнение к стандартным методам лечения, которое позволяет улучшить результаты.

65 процентов пациентов нашего отделения страдают онкозаболеваниями. У большей части из них — рак поджелудочной железы. Используя клеточную терапию, нам удается на несколько лет продлить жизнь пациентам даже с четвертой стадией рака. Клеточная терапия дополняет стандартные методы лечения. Переносится неплохо. Процесс прост: стандартное взятие крови из вены, подготовка клеток в лабораторных условиях и затем подкожное либо внутрикожное введение. Никаких негативных реакций не встречали.

Активно используем стволовые клетки в стоматологии, иммунологии, лечении глазных болезней, ожогов, работаем в направлении 3D-биопечати
внутренних органов и приступаем к печати искусственной кожи. В ближайшей перспективе — испытание по применению стволовых клеток в лечении бесплодия, а также недержания мочи у мужчин после простатоэктомии. На одну такую разработку из госбюджета выделяется порядка 100 тысяч белорусских рублей.

Ремонтный материал

Исследователи отмечают, что об использовании эмбриональных стволовых клеток стоит говорить с максимальной осторожностью. Дело в том, что введение этих клеток может спровоцировать у человека развитие не только здоровых клеток, но и тех, в которых имеется патология. Поэтому наши врачи рассматривают клеточную терапию адресно и только в тех случаях, когда не помогают другие методы лечения. А использование стволовых клеток для омоложения организма и вовсе считается лженаукой. 

— Белорусские ученые занимаются только научно-обоснованными методами, — отмечает Андрей Гончаров. — В этом наше преимущество. В условиях стационара клеточная терапия проводится бесплатно по показаниям. Человек, страдающий тяжелым недугом, попадает в наше отделение из поликлинического звена, после того как все методы лечения испробованы, но положительных результатов не принесли. И тогда они попадают к нам по направлению. При платном амбулаторном лечении существенно выигрываем по ценовым показателям по сравнению с европейскими странами. 

Если в Беларуси проведение клеточной терапии стоит от 1,4 до 5 тысяч рублей, то за рубежом — в пять—десять раз дороже. К примеру, в Германии лечение стволовыми клетками стоит от 15 тысяч евро. Французы начали выращивать эритроциты в 2014 году. Одна такая доза у них стоит 20 тысяч долларов, у нас — в сто раз меньше. 

kuzmich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР , Алексей СТОЛЯРОВ