От конфетных фантиков до антикварных полотен

В Минске открылась новая художественная галерея "Предместье"

Уже год, как в Минске открылась еще одна художественная галерея и заслуживает того, чтобы о ней говорили. Она находится в знаменитом доме у Троицкого, на Сторожевской, 6, в цокольном этаже. По месту расположения ее назвали «Предместье». На стенах с романтичной кирпичной кладкой, в рамах и без, полотна. Под холстами бронзовая скульптура и мебель на гнутых ножках, сразу у входа выставка современной графики, контрастирующая с живописью. Об этой галерее мне рассказывали белорусские коллекционеры, советуя зайти и посмотреть.


Зашел, познакомился с владельцем Николаем Сечко. Устроились в глубоких креслах, душевно поговорили. Симпатичный, интересный человек...

— Народ в галерею ходит, но хотелось, чтобы посетителей было еще больше... Я отдаю себе отчет, что год это не возраст для галереи, со дня открытия прошло очень мало времени. Вот давайте встретимся лет через пять, думаю, ситуация будет иная. А пока нарабатываем клиентуру. Каждый месяц стараемся проводить новую выставку, устраиваем творческие вечера артистов, поэтов.

— Николай, но разве эти люди — поэты и их слушатели, станут покупать картины? Мне кажется, что это не та публика.

— Картины будут покупать люди, живущие в Минске. Сегодня вместо привычных еще с советских времен ковров на стены модно вешать произведения искусства — живопись, графику... Собственно, что мы и предлагаем. Приходи, смотри, выбирай. Я понимаю, что Левитана, Рущица, Бялыницкого–Бирули на всех не найдешь, но тенденция такая — тянутся люди к искусству. Вкусы у всех разные, как и финансовые возможности. Купив одну картину, человек придет и за второй, и за третьей — проверено.

— Вот на стене картина Антона Бархаткова «Первая песенка», а в Национальном художественном музее сейчас большая выставка, посвященная столетию художника. Думаю, картина дорогая и такую не каждый коллекционер купит. Если не секрет, сколько стоит?

— Не секрет — 20 тысяч долларов.

— Серьезная цена даже для столицы.

— Верю, что со временем и на нее найдется покупатель.

— Иностранец?

— Иностранцам наша живопись не очень интересна. Надо воспитывать своих ценителей. Придет человек, посмотрит, пообщается... Так везде и происходит. Постепенно картины из галерей будут перемещаться в дома.

— Что самое ценное в вашей галерее сегодня?

— Работы старых белорусских мастеров, написанные давно, лет пятьдесят назад, а то и больше. Это Антон Бархатков, Виталий Цвирко, Александр Кищенко, Владимир Кудревич...

— Николай, послушайте, но ведь картина Антона Бархаткова — авторский повтор, а оригинал находится в коллекции нашего музея?

— В этом нет ничего плохого. Как–то лет двадцать назад я говорил с тогда еще молодым художником на тему авторских повторов. Так он сказал, что никогда этим заниматься не будет. Сегодня он очень известный мастер. Пишет копии своих лучших работ. Да и вообще реплик в изобразительном искусстве очень много. Вспомните «Болгарских мучениц» Маковского, несколько повторов «Голубой часовни» Бялыницкого–Бирули, «Неравный брак» Пукирева...

— На мой взгляд, у нас нет коллекционеров, собирающих одного художника и занимающихся его продвижением. Может, только Евгений Ксеневич планомерно собирает и раскручивает Акулова. Других случаев не знаю.

— Уже появляются такие собиратели. Ведь мы еще совсем недавно были очень бедными. Только–только люди начинают входить во вкус и приобщаться к коллекционированию. Думаю, что все еще впереди. Ведь мы не сильно отличаемся от французов или итальянцев. Да и там не все собирают картины. Работу за сто долларов могут позволить себе купить многие, за тысячу во много раз меньше, а за десять — единицы. И еще одно обстоятельство сильно сдерживает покупателей. Богатые стараются не просто собирать картины или скульптуры, а инвестировать в искусство, приобретая работы уже известных мастеров. Таким образом, на работы одних художников цены растут, и это не всегда справедливо, а при этом картины других мастеров, очень хороших, покупать не спешат. А знаете, в итоге все великие коллекции достаются государству. Так всегда было и так будет. Да и многие самые известные музеи сформированы из частных коллекций, переданных в дар государству. Получается, что собираешь себе в радость, а потом этим наслаждаются многие.

— Николай, поделитесь мечтами: как будет развиваться ваша галерея?


— Да, мечтаю сделать выставку икон, антикварной бронзы, часов, небольшие персональные выставки старых отечественных мастеров.

— Скажите, вот все, что в зале и у стен, принадлежит галерее или принесено на комиссию?

— Львиная доля принадлежит галерее. Большинство работ приобретено очень давно. Хранилось и ждало своего времени. Я помню те времена, когда иконы лежали под ногами, а из клубов и библиотек на улицу выбрасывали картины белорусских художников: пейзажи, портреты, натюрморты. Они тогда не представляли никакой ценности. Не ленись, подними с земли, возьми и сохрани... Во многом именно таким образом и собиралась моя коллекция.

* * *


Николай Сечко родился в деревне, на Копыльщине. Как многие дети, собирал конфетные обертки, спичечные этикетки, потом марки и монеты. Учился в институте, служил в армии, работал на заводе имени Орджоникидзе. В 90–е, как многие, попробовал себя в бизнесе. Но детские увлечения оказались такими сильными, что подтолкнули к собиранию антиквариата и картин.

Уже на улице я подумал, что галерея искусств «Предместье» отличается от других тем, что акцент сделан на работы художников, чьи имена давно стали хрестоматийными, а картины находятся в музейных собраниях. Этим она и уникальна. Если интересует классика, то идите на Сторожевскую, 6, в дом у Троицкого.

ladzimir@tut.by

1/
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости