Сельская газета

От имени деревни Липовец

Уроженец деревни Липовец занимается поиском мест захоронения бойцов, которые погибли во время войны близ родной деревни

В НОЧЬ с 16 на 17 сентября 1941 года в Витебской области высадились десантники. Неудачно… Плохая погода, неважная радиосвязь между самолетами десантирования привели к тому, что радиус приземления бойцов составил около пятидесяти километров! Из 54 разведчиков до Большой земли добралось 35. К месту сбора — Домжерицкому озеру — парашютисты шли небольшими группами в течение месяца. Близ деревни Амосовка Лепельского района одна из них попала в засаду. Расстреляли всех. Немцы не подпускали местных жителей к телам. Похоронить бойцов удалось спустя несколько суток. Но где? Свидетелей тех событий не осталось... 

Виктор ДИРКО у памятника в деревне Липовец.

  Зато по-прежнему есть энтузиасты, которые детально изучают боевой путь конкретных частей и партизанских отрядов и, основываясь на документах и воспоминаниях сельчан, не теряя надежды, ищут свидетелей тех событий. И находят. Один из таких энтузиастов — Виктор ДИРКО. Сейчас Виктор Иванович живет в Колодищах Минского района, но малую родину не забывает — в 2014 году по его инициативе в чашникском Липовце появился мемориал в честь ополченцев и партизан. А в прошлом году в Лепеле благодаря его поискам прошло перезахоронение останков десантников, имена и место гибели которых ранее были неизвестны. 

СЕГОДНЯ деревня Липовец на карте, считай, номинально —   жилых всего пару домов. Не была она многолюдной и до войны — около полутора десятков дворов. Но люди там жили отважные — изо всех сил старались помогать партизанам. В каждой липовецкой хате те находили и кров, и пищу. Оккупанты летом 1944-го нагрянули в деревню, показательно подожгли несколько домов, а в один согнали всех жителей. Среди них был и Виктор Дирко:

— Мать несла на руках младшую сестру. А я с братом, держась за ее юбку, по бокам. Шли к хате, возле которой стояло несколько мотоциклов и толпились немцы и полицаи. Увидел, как один достал из люльки две канистры, в которых обычно возят бензин, а второй — какую-ту сумку, и оба пошли к хате. Тот с сумкой поддал мне пинка, и я очутился среди женщин. Было тихо. Вдруг послышались стук молотка и дребезжание оконного стекла. Кто-то выкрикнул: «Нас паляць!» Сколько длилось это безумие, трудно сказать, но входная дверь вдруг открылась, сельчанки на коленях начали выползать на крыльцо. Мария Булай — женщина, за которую держался, схватила меня и сына Алешу, и мы изо всех сил бросились бежать в лес. 

Почему не сожгли? Этот вопрос жителей Липовца в тот момент не волновал — они просто радовались чуду. Но за этим необъяснимым на первый взгляд спасением стоял вполне конкретный человек — партизанский связной Егор Скумс. Каратели привезли его в Липовец и водили по улице, требуя указать дома тех, кто был в связи с партизанами. Не выдал, выстоял. Местные жители наблюдали, как позже немцы повели его в лес. Больше Егора Скумса не видели…

Во время поиска мест захоронения десантников.

Эти подробности из истории родной деревни Виктор Иванович описывает в неизданной повести «Героическая деревня». Она строится на документах, которые тот нашел в архивах, воспоминаниях местных жителей и своих личных. Почему занялся такой сложной военной темой? У Виктора Ивановича на этот вопрос один ответ – так потребовала совесть:

— Все началось с моей родной деревни Липовец. Она стала настоящим оплотом мужества: там жили уникальные люди, некоторые из них входили в состав народного ополчения. Отряд участвовал в боевых операциях, уничтожал телефонную связь, подпиливал сваи мостов. В одном из боев в январе 1942 года погиб командир Виктор Булай. Его похоронили на партизанском кладбище под сосной. Но и сосны той нет давно, и места, где было кладбище, уже не сыскать. 

Так у Виктора Ивановича, моряка, бывшего заместителя начальника отдела по особо важным делам уголовного розыска МВД, и родилась мечта увековечить память о народном ополчении. К тому же, еще будучи студентом Саратовского юридического института, он получил от стариков наказ: увековечить и подвиг Скумса. Мечта воплотилась в жизнь в 2014 году, когда за свои деньги он изготовил мемориальную доску, приладил ее к валуну, который установил возле деревни.

ПАРАЛЛЕЛЬНО с этой работой занимался изучением истории отряда Григория Линькова, в народе Бати. Отряд был уникальным. Его сформировали в августе-сентябре 1941-го под Москвой из десантников для заброски на оккупированную немцами белорусскую территорию. Отряд подчинялся Главному разведывательному управлению Генштаба Красной Армии. Комиссаром назначили Давида Кеймаха (псевдоним Дима). Начальник штаба капитан Михаил Архипов занимался подбором бойцов. Комплектовали отряд добровольцами из Москвы, Московской, Ивановской, Ярославской областей. 

— Удалось выжить лишь одному человеку — командиру, — рассказывает историю отряда Виктор Иванович. — Бойцы, комиссар, начальник штаба — все погибли. И большая часть их на территории Чашникского и Лепельского районов. И ни одного известного захоронения, ни одного имени на памятниках или обелисках. 

Эти имена Виктор Дирко и стал «раскапывать». В помощь — книга Линькова «Война в тылу врага», в которой детально описана судьба десантников, архивы и немногочисленные свидетели тех событий. Например, последний житель деревни Амосовка Лепельского района Борис Коваленко. Он не только подтвердил факт и обстоятельство гибели бойцов отряда, но и указал точное место их захоронения. Останки были найдены в апреле прошлого года военнослужащими 52-го отдельного специализированного поискового батальона Министерства обороны. А в июне в Лепеле на месте бывшего военного госпиталя прошло торжественное перезахоронение.

Дочь погибшего Алексея Добрынина Нина СОЛОДОВА во время церемонии перезахоронения в Лепеле.
Константин Говорков, Алексей Добрынин, Максим Селивестров и Федор Волков… Это имена десантников из Ивановской области, которые погибли под Амосовкой. Еще одного участника первого партизанского отряда особого назначения идентифицировать не удалось, как и белорусского партизана, погибшего, по воспоминаниям местных жителей, в 1942 году. 

На ту церемонию приехала Нина Солодова. Оказалось, что это родная дочь одного из погибших — Алексея Добрынина. Нина Алексеевна всю жизнь считала, что папа пропал без вести, пока весной с ней не вышли на связь из Беларуси и не сказали, что нашли могилу десантников. С тех пор она поддерживает связь с Виктором Ивановичем, пишет письма. В каждом из них — слова благодарности за титанические усилия этого человека.

ГОВОРЯТ, война не окончена, пока не похоронен последний солдат. Этой крылатой фразой руководствуется Виктор Дирко. Сейчас у него очередные поиски. Нужно определить, где были захоронены Николай Захаров и десантник по кличке Чапай из отряда Бати. Место гибели их известно — бойцы пали в нескольких километрах от деревни Волотовка Лепельского района, где протекает река Эсса. По прикидкам Виктора Ивановича, уже в июне, если местные власти дадут разрешение, вместе с 52-м отдельным специализированным поисковым батальоном он отправится на поиски. Кто знает, может, еще два солдата вскоре будут перезахоронены с почестями…

bizyk@sb.by

Фото из личного архива Виктора ДИРКО


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости