От добра Поддобрянки не ищут

Как живут две деревни по разные стороны белорусско-украинской границы

Две деревни по разные стороны белорусско-украинской границы по-прежнему стремятся друг к другу

ГОМЕЛЬСКИЙ поселок Поддобрянка и украинскую деревню Добрянку с давних времен связывали крепкие узы. В советские времена, когда границы были не на замке, ходили без проблем друг к другу в гости, за покупками, новости обсудить. Казалось, преграда в виде небольшой речушки Немыльни лишь условно разделяет два селения, которые по ошибке можно принять за одну деревню. Жизнь шла своим чередом, пока не случился распад СССР. Между Беларусью и Украиной граница прошла ровно по реке. Чтобы из Поддобрянки наведаться к родственникам или друзьям в Добрянку, нужно преодолеть пограничный пункт пропуска. И не забывать про разрешенные на посещение другой страны дни (не более 90 суток для тех и других).

Корреспондент «СГ» изучал в приграничной полосе, как за 26 лет местные жители приспособились к подобному ритму жизни.


ПОДДОБРЯНКА встречает тишиной и пустынными улицами. Однако на горизонте замечаю силуэт человека. Знакомлюсь. Это поддобрянец Михаил Смоликов вышел на прогулку. В приграничной деревушке всю сознательную жизнь – больше 70 лет. «Вот здесь раньше почта стояла, — обращает мое внимание на старый покосившийся гараж. – На месте сквера располагалась базарная площадь, где раз в месяц по пятым числам гремела ярмарка. В свое время какой поселок был: и больница своя, и передовой колхоз в области, и пекарня, и баня, и даже ресторан. Народу! А сейчас нас всего ничего — 30 стариков. Так и живем».

Михаил Николаевич так увлекся своим рассказом, что чуть не прозевал автолавку. А ведь после того как в Поддобрянке закрыли последний магазин, это единственная возможность закупиться продуктами. В советское время торговых точек было минимум пять: продуктовый магазин, кооперативный, хозяйственный, промышленный и культтовары. Но закон рынка суров: нет спроса — а с уменьшением числа сельчан он упал в разы, — нет и предложения. Теперь на все про все одна автолавка. Машина от райпо приезжает три раза в неделю.

Но если есть желание, за хлебом, сладостями и фруктами можно сгонять в Добрянку, где живет около 3000 человек. «Цены там повыше или как у нас, — комментирует поддобрянец. — Но мне больше по душе белорусские продукты».

Торопимся на автобусную остановку, куда обычно приезжает лавка райпо. Там уже дежурит Анна Тарасенко, которая тепло приветствует моего знакомого:

— Миша, это кто? Внучок твой, что ли?

— Нет, корреспондент из газеты. Приехал про нашу Поддобрянку писать.

Анна Николаевна, пользуясь случаем – автолавка еще не прибыла, а когда потом на живого журналиста подивишься, – тоже завела рассказ про свое житье-бытье. Родилась, как почти все ее односельчане, в Добрянке. Там же окончила школу. Потом поступила в Гомельское училище кройки и шитья. После учебы вышла замуж, родила дочь и решила остаться в областном центре. Устроилась на работу в ателье. Все шло своим чередом. Однако семейная жизнь не заладилась. С мужем рассталась, а как на пенсию вышла, вернулась в Поддобрянку — присматривать за 85-летней матерью.

— Мы здесь, как в раю! Живем в тишине, спокойствии. Пограничники нас охраняют. Воровства никакого нет. Поставь ночью велосипед на улице, так он и будет стоять – никто не тронет, — подмечает Анна Николаевна.

— Лучше бы такого рая не видать, — встрепенулся Николаевич. – Раньше захотел и пошел в Добрянку. А сейчас? Внук мой приедет на выходные, и что? Он же не местный, через пункт пропуска без специального разрешения его никто не пустит. Только и дел, что со мной сидеть в хате. А так сходил бы на танцы, с девушкой, может, познакомился...

— Миша, а ты хочешь, чтобы у нас все было, как в Добрянке? Там же по сараям лазят, замки срывают. Подруга моя живет на той стороне, так всего боится. Да что говорить? У сестры на даче под Черниговом украли два плодовых дерева. Пришли ночью и выкопали. У нас такого не бывает.

РАЗГОРЕВШУЮСЯ дискуссию прерывает появление Зинаиды Федоровны с внуком. Сразу заметно, что она не из этих мест: выдает характерный акцент. Статная сельчанка родом из деревни Черный Лес Волынской области. Сюда с родителями переехала, когда ей было 20. В Добрянке на танцах познакомилась с будущим мужем, там же работала на швейной фабрике. Вот и осела в поселке. Правда, после распада СССР, как и других поддобрянцев, попросили с работы. Даже детей из местной школы перевели в Марковичи, что в пяти километрах от Поддобрянки. Повезло только супругу, который сохранил рабочее место в Добрянском лесхозе. «Он у меня токарем по специальности был. На все руки мастер», — вздыхает потерявшая мужа Зинаида Федоровна.

Несмотря на многие «но», сельчанка появлению границы обрадовалась. Теперь, говорит, можно спать спокойно. Только вот после закрытия магазина немного загрустила. Автолавка, конечно, приезжает, но не каждый день. Можно сходить на рынок в Добрянку, но оттуда что принесешь? Тот же кусочек сала должен быть в вакуумной упаковке, в другом виде его конфискуют на пункте пропуска. То же и с остальными продуктами.

Тем временем на остановке собирается едва ли не половина поселка. В группе выделяется крепкий сельчанин с пышными усами. Михаил Селезнев – поддобрянец в четвертом поколении. Не могу поверить, что ему уже 75 лет, выглядит молодцом:

— Возможно, все дело в моей неугомонности. Сидеть сложа руки не могу. То в лес схожу по грибы, по ягоды. То на рыбалку поеду. Кстати, после появления границы с Украиной рыбачить стало сложнее. Раньше мог спокойно передвигаться по всей реке, а сейчас за середину заплывать нельзя, уже территория другого государства. Да и паспорт нужно брать, иначе проблемы с пограничниками.

В свое время разделительный забор оставил Михаила Емельяновича даже без уборной, которая оказалась на территории Украины. Однако кто ж тогда знал, что так получится? Для всех новость о распаде Советского Союза стала настоящим шоком. Ни до, ни после поддобрянцы и добрянцы не делили друг друга на своих и чужих. Несмотря на все преграды и границы, между селениями всегда были и остаются дружеские отношения. У каждого в Поддобрянке на другой стороне реки есть родственники, близкие люди.

Особенная связь с Добрянкой у Людмилы Анищенко. Она всю жизнь ходила в местную церковь. Не перестала и после появления пункта пропуска. Естественно, из-за такой активности 90 суток, разрешенные для посещения соседнего государства, быстро заканчиваются. В итоге набожной сельчанке приходится по месяцу ждать наступления следующего полугодия, чтобы у нее появились новые дни. И наматывать десятки километров до святыни в Марковичах.

Перед выходными нужно отовариться по полной.

КАК раз в этот момент над поселком раздается громкий звук автомобильного гудка. Из-за домов показывается заветная машина. Сельчане тут же бросают праздные разговоры и идут к ней. Каждый отоваривается по максимуму, впереди выходные. А некоторые еще покупают продукты соседям, те не смогли подойти. Например, Людмилу Анищенко подруга попросила купить сливочное масло и гречневую крупу.

— Слушай, Галька, тут суповые наборы продают. Тебе взять? – кричит в трубку сельчанка. В ассортименте хороший выбор колбас, есть рыба, свежая сдоба, широко представлена молочная продукция. В общем, все, что нужно для жизни.

Отоварившись, гостеприимные сельчане приглашают меня на чай, а за чашкой ароматного напитка продолжают рассказывать о своем житье-бытье. Так я узнаю, что поддобрянцы давно выращивают… арбузы. У Анны Тарасенко их целая плантация. Говорит, в этом году из-за не самого жаркого лета плоды вышли совсем маленькими, тем не менее сладкими. А вот в 2016-м их девать некуда было: «Большие, красные, сочные. Дети ели и не верили, что такой арбуз мог вырасти на моем огороде».

Жительница поселка Ирина Ефанова минувшей весной отважилась посадить дыни, однако те не успели набраться сахара. Сочные, но безвкусные. Сельчанка надеется, что в следующем году с погодой повезет, тогда и урожай бахчевых порадует. Ну а пока ждут обещанной синоптиками снежной зимы.

Ирина ЕФАНОВА несет домой гостинцы.

— Будем на лыжах ездить, — с улыбкой говорит Анна Тарасенко. – Я уже давно мечтаю приобщить односельчан к спорту, а тут такой повод появится. Сама с первым снегом достаю из кладовки спортинвентарь и наматываю круги от Поддобрянки до Марковичей. И, поверьте, чувствую себя хорошо!

Свой поселок жители ни в коем случае не считают медвежьим углом. Да, весной закрыли последний магазин, но сразу же после этого от Гомельского райпо пустили автолавку. Каждый день в Поддобрянку приходит почтальон, а если сельчанам понадобится что-то крупногабаритное, то подвезут мотодоставкой. Культурная жизнь тоже налажена.

Председатель Марковичского сельсовета Наталья Костышева говорит, что к Новому году в местном Доме культуры даст концерт военный оркестр Гомельской пограничной группы. Всех желающих насладиться музыкой из Поддобрянки и других деревень безвозмездно доставят туда и обратно. Марковичская амбулатория в любое время готова оказать им медпомощь. А за людьми, которым тяжело передвигаться, отправляют машину. При необходимости можно доехать и маршруткой, благо общественный транспорт ходит четыре раза в день. И дороги, слава богу, неплохие. Практически везде есть асфальт, а там, где нет, – качественная гравийка. Примечательный факт: не так давно в Поддобрянке отказались от услуг соцработника. Говорят, сами еще способны за собой ухаживать.

БОЛЬШЕ всего меня поразила в местных жителях их абсолютная преданность малой родине. Уезжать отсюда, признались они мне, не хотят ни за какие коврижки — от таких-то красот природных и пейзажей!

— Где вы еще такое место на земле найдете? – хором спрашивают у меня поддобрянцы. Не нахожу, что им возразить.

В ТЕМУ

Замначальника заставы «Глыбоцкое» лейтенант Евгений РАЧИНСКИЙ:

— Приграничный район вблизи деревни Поддобрянка спокойный. За этот год здесь был только один случай попытки незаконного пересечения границы. Россиянин хотел попасть в поселок, чтобы в дальнейшем оказаться в Украине. А так все тихо. К слову, сельчане нам сами звонят, если видят кого-то подозрительного. Так что никаких проблем.

В Гомельской пограничной группе напоминают, что через упрощенные пункты пропуска можно проносить до пяти килограммов товарно-материальных ценностей. Если это продукты питания, то они должны быть в вакуумной или полиэтиленовой упаковке. Пересекать границу в таких местах можно лишь в пешем порядке.

banny@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...