От дачи и до… суда

Обзор писем: Что сегодня волнует наших читателей?

Что сегодня волнует наших читателей?

Работая в газете, не раз убеждаешься: наши читатели – самые внимательные, небезразличные, очень инициативные люди с активной жизненной позицией. Круг проблем, которые они поднимают, и тем, что их интересуют, невообразимо широк. При этом зачастую авторы писем в «Р» не только рассуждают о современных реалиях, заявляя о том, что их волнует, но и сами предлагают пути решения проблем. Некоторые из этих писем мы сегодня и предлагаем вашему вниманию.

-------------------------------------

Не прополкой единой

Наше садоводческое товарищество по числу земельных участков небольшое. Но и здесь навести порядок сложно: что ни человек – свое мнение, свой взгляд. И это особенно сказывается на избрании руководящих органов товарищества, его председателя. Желающих получить эту должность попросту нет.

Сложность еще и в том, что каждый, кто приобрел земельный участок или получил его в наследство, автоматически считает себя членом товарищества, хотя для этого необходимо совершить еще ряд правовых процедур.

На собрания ходят неохотно, но семьями. Соответственно, голосуют не только члены товарищества, а все, кто пришел на собрание. Когда выдвигается кандидатура, никого не заботит, сможет ли человек выполнять возлагаемые на него функции. А если он вообще не член товарищества, то как сможет представлять его интересы, к примеру, в суде о взыскании задолженности с членов товарищества?

А поскольку дачников у нас в Беларуси много, считаю, нужно повышать юридическую и правовую грамотность этой категории населения.

Роман Костюк, д. Стродичи Брестского района

-------------------------------------

Заграница нам поможет?

В последнее время зашла речь о введении в Беларуси института ювенальной юстиции. Но меня очень смущает зарубежный опыт защиты прав ребенка. У всех на слуху постоянные скандалы с участием мужей из Западной Европы и их восточнославянских жен, у которых отобрали детей только потому, что муж богаче, влиятельней и вообще «свой», тогда как жена – эмигрантка. Нет ли опасности и нам пойти по такому пути?

Да, конечно, у нас есть неблагополучные семьи, пьянствующие и де-градирующие родители. Но у нас ведь есть и социальные службы, и органы опеки, которые занимаются этой проблемой, и системы их работы вполне поддаются модернизации и влиянию общественного мнения. По сравнению с ювенальной юстицией, на мой взгляд, это более демократические институты. И никто ведь не мешает использовать ювенальные технологии в судах общей юрисдикции. Надо лишь позаботиться о соответствующей подготовке судей, прокуроров и других юридических работников.

Зачем нам копировать заграницу, если можно создать свою национальную систему защиты прав ребенка?

Василий КРАВЦОВ, г. Бобруйск 

-------------------------------------

Далеко не уедешь

По закону инвалиды имеют неотъемлемое право на уважение их человеческого достоинства и реабилитацию. Безусловно, в этом направлении очень многое делается как нашим государством, так и различными общественными объединениями. Существуют социальные службы, которые помогают инвалидам, медицинские учреждения, занимающиеся их реабилитацией. Но если инвалид обратится в организацию, не имеющую социально-медицинской направленности, зачастую натолкнется на непонимание и нежелание помочь.

Приведу пример. В прошлом году я обратился в один из банков с просьбой рассмотреть возможность выделения мне кредита для приобретения автомобиля под минимальный процент и на максимальный срок. После многочисленных запросов, в том числе и о моем диагнозе и истории болезни, банк предложил мне кредит… на 5 лет под 24 процента годовых.

Мне крайне трудно оценить такое предложение с точки зрения разумности и адекватности. Зачем банку было изучать мою историю болезни, если такой кредит под такие проценты на тот момент давали все банки любому и каждому? Я ведь, как инвалид, надеялся получить хоть какие-то льготы.

Тогда я решил отправить обращения во все банки, зарегистрированные в Беларуси, с просьбой о выделении кредита на 7—10 лет под небольшой процент. Большинство банков ответило, что у них нет программ поддержки инвалидов и нет методики для выделения такого рода кредитов. Только один банк ответил, что у него есть специальный фонд поддержки, но… в настоящий момент в нем нет денег. Это единственный банк, который хоть не помог, но постарался вникнуть в проблему.

Но я не сдавался. И обратился во все автосалоны Беларуси все с той же просьбой. Мне ответило большинство автодилеров, при этом указав, что таких программ не существует и покупка автомобиля возможна только на общих условиях.

А я ведь не просил дать мне автомобиль бесплатно. Я просил продать мне его, но на таких условиях, на которых мне возможно было бы выплачивать сумму долга и процентов. Ведь автомобиль для меня не дорогая игрушка, а необходимое средство передвижения.

Михаил Петряков, инвалид 3-й группы с детства, г. Брест

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости