От брамы Узденского костела до родовых могил белорусского Бисмарка

КОНФЕССИОНАЛЬНОЕ многообразие Беларуси издавна отличалось многогранностью и противоречивостью. Особенно это заметно, когда сквозь призму веков вглядываешься в историю Узденщины. Долгое время здешние земли принадлежали роду Ковечинских, который славился своей приверженностью идеям протестантизма и всячески поддерживал кальвинистский собор в Кухтичах. Однако один из потомков известных в ВКЛ шляхтичей перешел в католицизм. Кристоф Ковечинский перестроил под католическую часовню собор в Кухтичах и основал парафию в Узде. Парадоксально, но наследник стремился максимально искоренить в своих владениях веру отцов и дедов.

Сельские предприниматели восстановили врата, открывающие дорогу в вечность

КОНФЕССИОНАЛЬНОЕ многообразие Беларуси издавна отличалось многогранностью и противоречивостью. Особенно это заметно, когда сквозь призму веков вглядываешься в историю Узденщины. Долгое время здешние земли принадлежали роду Ковечинских, который славился своей приверженностью идеям протестантизма и всячески поддерживал кальвинистский собор в Кухтичах. Однако один из потомков известных в ВКЛ шляхтичей перешел в католицизм. Кристоф Ковечинский перестроил под католическую часовню собор в Кухтичах и основал парафию в Узде. Парадоксально, но наследник стремился максимально искоренить в своих владениях веру отцов и дедов.

В 1798 году новый владелец окрестных земель — камергер его королевского величества Станислава Августа Понятовского, генерал польского королевского войска Казимир Завиша, ставший после раздела Речи Посполитой генералом русской армии, возвел в Узде деревянный костел с элементами классицизма. Освятили храм в честь отыскания святой Еленой Креста Господня в Иерусалиме.

В начале ХХ века вокруг костела построили неоготическую ограду с изящной двухъярусной колокольней. Это красивое сооружение с острым куполом и стрельчатыми арками придало храму поистине неповторимый облик. Значимым произведением искусства можно считать и великолепные ажурные кованые ворота въездной брамы.

В советские времена костел использовался как районный Дом культуры. Годы грубой и небрежной эксплуатации совершенно износили старое здание, пострадала и более поздняя костельная ограда с изящной брамой.

Возможно, вскоре от уникального строения, как и от многих других архитектурных памятников, не осталось бы и следа, но нашлись люди, которым было дорого историческое наследие родного края.

Инициатором восстановления памятника, возведенного в начале ХХ века, выступил директор предприятия «Агромашсервис» Александр Никитка. Сельчане района хорошо знают этого человека как грамотного специалиста, который шестнадцать лет проработал в райсельхозуправлении, а в 1995 году ушел с поста главного инженера в отставку и создал фирму по реализации запчастей для сельскохозяйственной техники. Между тем, несмотря на повседневную загруженность, предприниматель, профессионально занимающийся агробизнесом, серьезно увлекся и краеведением. Причем не просто изучением малоизвестных страниц истории своей малой родины, а практическим делом по сохранению исторического наследия края.

Для того чтобы обратить внимание властей и общественности на необходимость бережного отношения к памяти предков, Александр Никитка начал выпускать настенные календари, посвященные выдающимся людям и уникальным культурно-историческим объектам Узденщины. В 2011 году такой плакат, к примеру, рассказал о Марии Магдалене Радзивилл, которая была воспитана в духе белорусской культуры, финансировала издательство «Загляне сонца і ў нашае ваконца», газету Bieіarus, оказывала материальную поддержку в издании первых книг Якуба Коласа, Констанции Буйло и Максима Горецкого. В знак признательности ее фамильный герб «Лебедь» был помещен на титульной странице сборника стихов Максима Богдановича «Вянок». Имение Радзивиллов в Кухтичах навещали Вацлав Ивановский, братья Луцкевичи, Роман Скирмунт, Эдвард Войнилович и другие деятели культуры. Календарь стал предвестником проведения в НАН Беларуси научных чтений, посвященных 150-летию Марии Магдалены. Одна из центральных улиц в новом микрорайоне Узды была названа ее именем.

Фирма «Агромашсервис» уже подготовила плакат-календарь на 2014 год, который посвящен уникальной родовой часовне-усыпальнице, возведенной на городском кладбище Узды Казимиром Завишей. Удивительна она для наших краев тем, что построена в 1800 году и исполнена в форме пирамиды.

— К сожалению, уникальную часовню-усыпальницу разграбили, она все больше зарастает кустарником и разрушается, — сетует Александр Никитка. — Два года назад мы с предпринимателем Анатолием Сериковым частично привели сооружение в божеский вид, но проблему это не решило. А ведь подобный архитектурный памятник в диковинку даже нам, не говоря уже о зарубежных туристах. По одной из версий, ближневосточные мотивы в Центральной Беларуси появились на рубеже XVII и XVIII веков, когда в военном походе Наполеона в Египет в 1798 году принимали участие и жители Речи Посполитой. Можно, конечно, кивать на наш атеистический нигилизм в отношении к храмам, каплицам и часовням. Но самое ужасное, что эти памятники отечественной истории по-прежнему разрушаются. Многие из них вообще не взяты под охрану государства.

Даже в самые безбожные годы в качестве символа белорусской столицы, к примеру, попадало в путеводители и на открытки здание красного костела святых Сымона и Алены в Минске. Раньше умалчивалось о том, что построил его в 1910 году в память о своих рано умерших детях известный политический и общественный деятель того времени Эдвард Войнилович. Недавно я побывал на фамильном кладбище этого представителя древнего шляхетского рода. Предки Войниловича избрали местом для своего погребения не богатый храм или часовню-усыпальницу, а курган среди поля рядом со своим имением Савичи на Копыльщине. Там и были похоронены умершие от «испанки» дети Эдварда: в 1897 году двенадцатилетний сын Сымон, а в 1903-м — девятнадцатилетняя дочь Алена. Сегодня это место несложно найти по северной стороне света относительно места бывшей усадьбы. Правда, теперь курган находится посреди колхозного поля, и никакой дороги к нему нет. Из-за лишнего мешка зерна наши современники порушили и растащили памятники, лемехом плуга прошлись даже по могилам, потревожив останки древнего рода.

Всю глубину возмущения моего собеседника можно понять, зная биографию Эдварда Войниловича. Окончив Петербургский технологический университет, работал инженером на Путиловском заводе за 50 рублей жалованья. Потом под немецким Ганновером с 6 утра до 6 вечера собирал локомотивы. А завершил образование в Сорбонне и Силезии, прослушав курс лекций по политэкономии и сельскому хозяйству.

После смерти отца Эдвард занимается хозяйством в имении Савичи. Он знает, как вести дела, и вскоре становится очень уважаемым в губернии человеком. Войниловича выбирают вице-председателем Минского земельного товарищества. Занимая этот пост, в 1901 году он организует грандиозную сельскохозяйственную выставку, от которой без ума все посетители и газетчики.

В 1905 году Эдвард Войнилович избирается членом Государственного совета России от Минской губернии. На заседаниях в Петербурге он осмеливается возражать даже самому Столыпину. Тот приглашает минского депутата к себе и называет минским Бисмарком. А затем предлагает… должность вице-министра сельского хозяйства, обещая, что в перспективе сделает министром.

Войнилович едет в Минск — подумать, посоветоваться с женой и друзьями. А затем направляется в Петербург, чтобы отказаться от лестного предложения. Задерживается на денек в Вильно и поспевает к горькой новости: на Аптекарском острове на Столыпина совершено покушение, погибли более полусотни человек, дожидавшихся аудиенции. А ведь и он мог оказаться в их числе.

Однако в отличие от рано умерших детей самого Войниловича судьба хранила от гибели. Его не растерзали в феврале 1918 года разъяренные дезертиры, ворвавшиеся в имение. Полуодетый, укрывшись в саду с женой, Эдвард наблюдал, как жгут богатейший фамильный архив, начатый еще в XVI веке, огромную библиотеку из 5000 томов, мебель. Осознав, что перемен к лучшему не будет, Войнилович навсегда покидает родные Савичи. Умер он в польском городе Быдгоще в 1928 году, успев написать книгу воспоминаний о том, как хотел приносить пользу родине. Книга вышла в 1931 году в Вильно, а в 2007-м ее переиздали в Беларуси. За год до этого останки Эдварда Войниловича были перезахоронены в костеле святых Сымона и Алены в Минске.

— В нынешней экономической ситуации достучаться с проблемами сохранения исторического наследия до людей весьма сложно, — говорит, отвечая на мой вопрос, что подвигло узденских предпринимателей выделить средства на реставрацию брамы, Александр Никитка. — Все ссылаются на кризис и нехватку ресурсов. Между тем большинство моих коллег по бизнесу родились и выросли на Узденщине. Зная, что им не безразлична судьба исторических памятников района, я и предложил сообща восстановить браму за счет собственных средств. Поддержали идею более двадцати человек. Проконсультировавшись с учеными, подготовили необходимые эскизы. К сложной и ответственной художественной работе привлекли местных кузнецов-умельцев Максима Ходановича, Сергея Бушилу, Евгения Борталевича, Александра Поляка и Максима Воробья. Восстановив браму в первозданном виде, все спонсоры собрались в районной библиотеке имени Павлюка Труса, которая расположена как раз напротив отреставрированного объекта. На встречу пригласили известного ученого, автора книг по истории садово-паркового искусства Анатолия Федорука. Он, демонстрируя слайды, рассказал нам про основные архитектурные памятники Узденщины и соседних районов, которые нуждаются в помощи. Думаю, что брамой наша предпринимательская деятельность по сохранению культурно-исторического наследия не закончится. 

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Фото автора и из архива Александра НИКИТКИ

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости