От бобра добра не ищут

Бобры атакуют: в Витебской области нахальные зверьки не дают спокойно жить людям

Жителей Витебской области все больше тревожит тесное соседство с бобрами. Грызуны парализуют работу мелиоративных систем, нанося огромнейший ущерб земельным угодьям. Кто и за чей счет будет ликвидировать последствия их «новостроек»?


...Популярная зона отдыха в центре Витебска у реки. Девушка выгуливает крохотную собачонку, которая вдруг ощетинилась и, прижавшись к ногам хозяйки, залаяла-заскулила в сторону воды. Около десятка горожан, и я в том числе, в жаркий августовский день смогли наблюдать невесть откуда приплывшего по Витьбе бобра. Незваный гость, правда, не был готов к встрече со столь широкой аудиторией, а потому быстренько ретировался в камыши.

Моему сообщению о необычном факте начальник Витебской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира Владимир Павлов не удивляется: рассказы о том, что бобры были замечены в городе, он слышал уже не единожды. Нахальное зверье все ближе подбирается к месту жительства человека. Недавно вот возмутились дачники, чьи участки расположены поблизости от озера Дымановское в Витебском районе. Прислали коллективную жалобу. Бобры взяли да и запрудили здесь ручей. С «квартирантами» придется разбираться охотникам — им отослали рекомендательное письмо по максимальному изъятию бобра на данной территории. Тем более что уже с 1 сентября в стране будет открыт сезон охоты на этот вид. Правда, начальник Витебского районного подразделения БООР Николай Довыдов не уверен, что поставленную задачу будет легко решить. Бобр не зря мигрирует поближе к человеку: здесь ему жить безопаснее. Отстрел вблизи населенных пунктов запрещен, отловить животное не так просто:

— Ежегодно в своих владениях мы добываем примерно 40—50 особей. Общая популяция в регионе как бы не растет, но тревожит тот факт, что зверь приближается к жилищам людей. В отдаленных местах, у лесных рек и озер массовость расселения бобра снижается: там его проще добыть охотнику, медведю, волку. Вблизи деревень и городов такой опасности нет. Здесь количество зверья, наоборот, увеличивается, есть целые очаги, неблагополучные в данном плане. Недавно к нам обращались жители поселка Дрюково, там строятся дачи. Поблизости — водоем, который уже давно облюбовали бобры. «Хозяевам» не понравилось соседство с дачниками, они стали уничтожать плодовые деревья, строить плотины. Пришлось использовать различные методы отпугивания — и химические, и звуковые. Стволы яблонь, груш и вишен обматывали колючей проволокой и жестью. Садоводы завели собак. В итоге бобры сдались перед цивилизацией и куда-то ушли.

Вот так «работают» бобры в Браславском районе.

Кстати, во время командировки в Браславский район я познакомилась с жительницей деревни Медынки Едловичские Таисией Зуевой. Бабушка призналась: ей с мужем бобриная братия испортила всю жизнь. Рядом с огородом протекала речушка. И до тех пор, пока власть над ней не захватила хвостатая гвардия, сельчане из этой реки и в баню воду носили, и грядки поливали, и рыбу удили. Теперь река превратилась в канаву — на протяжении многих километров бобры перегородили русло своими многочисленными домиками. Сельчанка сетует:

— Из-за этого самовольного заселения в нашей деревне даже пересохли колодцы. Мой супруг Георгий Маркович постоянно борется с «пришельцами». Безуспешно. Отработает день, разрушая их дома и выкуривая из нор, а они к утру все заново отстроят... Посмотрите: десятки бобров за баней, как кабаны, плещутся в водичке, сверкая своими шкурками. Мы уже устали с ними сражаться. Благо во двор не идут: соседского пса боятся. Овчарка по имени Док уже нескольких зверюг придушила — сама лакомилась и всех деревенских друзей угощала. Но ведь одни псы с проблемой не справятся…

Главный специалист Витебского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Геннадий Горланов не скрывает: сигналы о нашествиях бобров экологам поступают нередко. Обнадеживает то, что природа и сама уже стала регулировать популяцию, вышедшую из-под контроля. Например, после того как в наших лесах по причине АЧС отстреляли диких кабанов, волки более охотно переключились на бобриное мясо. Тем не менее наиболее пострадавшими от проделок хвостатых он считает мелиораторов — тем постоянно приходится ликвидировать маленькие и больше «теракты» четвероногих лесорубов, вызывающие на полях подтопления и превращающие их в болота.

Главный специалист «Витебскмелиоводхоза» Виктор Лазута: вот какую плотину возвели бобры на мелиоративном канале в километре от Витебска.

У генерального директора предприятия «Витебскмелиоводхоз» Эдуарда Герасименко и правда собраны целые папки бумаг: так называемое дело бобров состоит из двух томов. В них — семилетняя переписка со всевозможными инстанциями и ведомствами о необходимости принятия срочных мер. Эдуард Николаевич оперирует фактами:

— Для нашей озерной области эта тема особенно актуальна. Подсчитать нынешнее количество зверя просто невозможно, но в любом случае все официальные цифры можно смело умножать в несколько раз. Мы провели детальный анализ мелиоративных систем. На каждой из них по четыре и более семьи грызунов, это примерно по 20—30 особей. Ежегодные убытки — сотни тысяч рублей, плюс огромные потери урожая. Плотины вызывают подтопления, аграрии не могут заехать на поля, вовремя посеять и убрать урожай. В итоге площади зарастают бурьяном и кустарником, их возвращение в активный сельхозоборот уже невозможно без ремонта всей системы. Трудности в том, что нужно не просто уничтожить плотины и расчистить каналы, но и промыть трубы. Все это стоит баснословных денег, которые пока непонятно откуда брать. Мы добились того, чтобы в каждом райисполкоме были созданы специальные комиссии, которые бы решали вопросы регулирования численности этой вредной популяции. Они принимают решения об изъятии «излишков». Но кто эти излишки должен изымать? И за чей счет? Охотникам данный вид зверя неинтересен, запреты на добычу бобра остаются актуальными. А без его отстрела нет смысла ремонтировать системы: за ночь трудолюбивые бобры без особых усилий восстанавливают свои «города», над уничтожением которых день трудился экскаватор. Были даже такие случаи, когда бобры, не желая отступать, бросались в схватку с железной техникой…

«Витебскмелиоводхоз» видит выход в комплексной работе по снижению количества бобров, он уже вносил свои предложения в министерства лесного и сельского хозяйства, Белкоопсоюз. Эдуард Герасименко перечисляет идеи, выработанные в ходе горькой практики: можно давать бесплатные путевки охотникам, повысить цены на бобровые шкурки, найти другие варианты решения проблемы. Со своими предложениями на вышестоящие структуры выходили и работники Национального парка «Браславские озера». Они считают целесообразным отменить лицензирование охоты на бобра, разрешить отстреливать его более длительный период, а не с 1 сентября по 31 марта. А также дать добро на охоту в темное время суток (сейчас это можно делать только днем, когда в большинстве своем бобр отдыхает).

Что ж, пока мы ищем решение проблемы, бобры не сидят без дела. Они возводят новые «замки» и «дворцы», которые в итоге уничтожат еще одну часть урожая, заболотят новые сотни гектаров плодородных полей и вынудят людей еще больше считаться со своим присутствием. Так что стоит поторопиться с поиском консенсуса.

a_veresk@mail.ru

Версия для печати
Вертикаль
"Истинная победа-когда через море бюрократических барьеров удаётся помочь конкретному человеку", не важно этот человек хороший или просто использует вас для продвижения своих "шкурных" интересов. В данном случае бренд сезона "Колбаса из бобра" в Национальном парке "Браславские озёра". Шашлычёк под коньячёк, можно и на брудершафт. Видимо в этих сферах закон о защите животных от 2015 года не действует? А на счёт публикаци, судите сами: "Овчарка по имени Док уже несколько зверюг придушила-сама лакомится и всех деревенских друзей угощала". Поздравляю, в следующий раз можно опять съездить с репортажем в эту деревню и рассказать как стая бездобных собак с Доком во главе ,бегающих по селу без намордников, загрызла человека.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?