Острые углы сруба

Вместо уютного дома семья могилевчан получила убытки и неприятности

Эта необычная ситуация, в которую поначалу трудно поверить, уходит своими корнями в 2012 год. Молодые супруги из Могилева Ирина и Владимир Маркович давно мечтали о собственном доме. Долго копили деньги на участок в пригородном Любуже — земли здесь высоко котируются, поэтому недешевы. Купив участок на аукционе, стали планировать, как будут обустраиваться. Начать решили с возведения деревянного дома, объединенного с баней. В нем планировали жить, пока не построят основной дом, а деревянному в будущем отводилась роль гостевого. Увы. Радостные хлопоты практически сразу же сменились проблемами.

hawksview.com

Вскоре после приобретения участка супруги побывали на строительной выставке в Минске. Их впечатлил деревянный сруб из бруса производства ООО “Престиждрев”. И хотя стоил он немало — около 40 тысяч евро в рублях по курсу за минимальную комплектацию, остановились именно на этом варианте. Обратим внимание: под минимальной комплектацией подразумевались только венцы сруба с вырезанными оконными и дверными проемами и стропильная система, даже сборка в эту стоимость не входила. И все же Ирина заключила договор с фирмой на изготовление сборной строительной конструкции из древесины, причем с нее потребовали полную предоплату.

Собственных сбережений после покупки участка осталось немного, пришлось занимать у родителей, друзей. В общей сложности Ирина внесла производителям деревянной конструкции более 407 миллионов рублей (тогда еще неденоминированных). Свои обязательства предприятие выполнило частично, отгрузив деревянной продукции в разобранном виде на 270 миллионов. Не хватало стропильной системы. Но главное — после сборки, за которую пришлось платить дополнительно, стало видно, что изделие ненадлежащего качества. Брус оказался сырым, не пропитанным специальным составом. На древесине проступили синеватые пятна, начали вываливаться почерневшие сучки, что по нормативам недопустимо.

Заказчица предъявила изготовителю претензии, однако ответа не получила. После неоднократных безуспешных попыток заставить представителей компании выполнить свои обязательства она обратилась в суд в Минске — по месту нахождения офиса поставщика сруба.

Несколько раз заседания откладывались из-за неявки представителя фирмы. Только в сентябре 2014 года суд рассмотрел гражданский иск в его отсутствие и вынес заочное решение: расторгнуть договор и взыскать с ООО “Престиждрев” деньги в пользу Ирины. Сумма получилась серьезная — 1 миллиард 910 миллионов 720 тысяч 325 рублей (неденоминированных). Это и уплаченные по договору деньги, и неустойки, и судебные расходы.

Фото из архива Ирины Маркович

Вроде бы справедливость восторжествовала, но заказчица рано обрадовалась: главные проблемы были еще впереди. Ирине не выплатили ни копейки. Выяснилось, что за несколько дней до вступления решения суда в законную силу ответчик инициировал ликвидацию фирмы, началась процедура банкротства. Ни судье, ни самой Ирине на тот момент об этом обстоятельстве известно не было.

Исполнительный лист ей вернули, поскольку при банкротстве существует очередность в удовлетворении исков кредиторов: сначала предприятие-банкрот гасит долги перед бюджетом, рассчитывается по зарплате со своими работниками и только потом выполняет обязательства перед всеми остальными. В общем, Ирина Маркович оказалась в хвосте длинной очереди.

Дождаться возврата долга семья уже не надеется — после реализации имущества общества с ограниченной ответственностью денег, чтобы удовлетворить все иски, не хватило. Плюс ко всему произошло и вовсе непредвиденное: разорившейся фирме оказалась должна... сама Ирина.

Дело в том, что поначалу никем не поднимался вопрос о дальнейшей судьбе злополучного сруба, все это время стоявшего на участке супругов. Спасая его от окончательного разрушения, молодая семья заказала и установила стропильную систему, покрыв ее плотной полиэтиленовой пленкой, — в очередной раз потратили деньги на проблемную конструкцию. Изготовителям сруб поначалу вроде бы не был нужен, во всяком случае во время первого судебного заседания вопросов о нем не возникало. А сами супруги воспринимали конструкцию как хоть и ненадежную, но все же гарантию возврата изготовителем долга.

Однако в позапрошлом году представитель ликвидируемого предприятия вдруг потребовал через суд вернуть сруб обратно. На первом судебном заседании было предписано возвратить предмет спора после погашения ООО “Престиждрев” своей задолженности. Но суд следующей инстанции это уточнение отменил. Теперь супругов вынуждают расстаться со своим неудачным приобретением, не дожидаясь возврата денег.

Ирина рассказала, как на ее приватизированный огороженный участок зачастили судебные исполнители с представителями фирмы. Однажды заявились и стали орудовать возле сруба и вовсе в отсутствие хозяев. В один из таких визитов нанесли очередные убытки — сломали стропильную систему, порвали пленку, к которым фирма-изготовитель сруба не имеет никакого отношения. А сруб пока так и не вывезли — по-видимому, из-за отсутствия спецтехники.

Конечно, семья застройщиков считает, что деревянная конструкция должна по-прежнему оставаться обеспечением погашения долга, однако как законопослушные люди Ирина и Владимир не препятствуют вывозу сруба. Они неоднократно отправляли письма с уведомлениями представителю фирмы о том, что в такое-то время будут дома и смогут принять проблемных визитеров. В то же время Ирина уверена, что с ней поступили несправедливо и пишет жалобы во все инстанции.

Сейчас, во время процедуры банкротства, все дела ООО “Престиждрев” ведет антикризисный управляющий — индивидуальный предприниматель Александр Пшеничный. У него несколько иное видение ситуации.

К примеру, Александр Владимирович готов предоставить документы, свидетельствующие о том, что хозяева препятствуют вывозу сруба со своего участка. Не соглашаются с предлагаемыми датами встреч, гонят с подворья, из их уст неоднократно звучали оскорбления. Да, им обидно отдавать сруб, за который заплачены немалые деньги, но это решение суда, и его надо исполнять. Все должно делаться в соответствии с законом: раз договор об изготовлении сборной конструкции расторгнут, подлежит возврату и сам предмет спора. К тому же сейчас это проблемное строение — единственный актив обанкротившегося предприятия. Деньги от реализации сруба пойдут на погашение долгов второй очередности — зарплаты работников разорившейся компании.

Антикризисный управляющий за рациональный подход в таких вопросах и считает, что эмоции здесь неуместны. У Ирины, по его утверждению, есть еще один вариант: не возвращать сруб, выставляемый на продажу, а... приобрести постройку повторно. Тем более что по заключению независимой оценки за эти годы конструкция стала значительно дешевле — “всего-то” чуть более 12 тысяч рублей (разумеется, уже деноминированных). Но, согласитесь, и такая сумма для большинства белорусов — огромные деньги.

В общем, супругам предложили оплатить во второй раз некачественное изделие, полная стоимость которого давно выплачена. Не стану осуждать их, даже если они позволяли себе разговаривать с оппонентами не слишком вежливо. Врагу не пожелаешь оказаться в такой ситуации.

К чести Ирины и Владимира они не опустили руки, нашли в себе силы заняться предпринимательством, заработать деньги, рассчитаться с долгами и построить на своем участке новый дом рядом с проблемным срубом.

КОМПЕТЕНТНО

Елена Исакова, старший помощник прокурора Могилева:

— Споры такого рода действительно решаются очень сложно. В стране приняты серьезные меры по защите прав граждан при долевом строительстве. В то же время при индивидуальном строительстве жилых домов еще достаточно часто возникают недоразумения. Люди, нередко небогатые, вкладывают огромные средства и порой остаются ни с чем — ни дома, ни денег. Думаю, стоит на законодательном уровне обеспечить защиту тех, кто строится индивидуально, дать людям гарантии сохранности их имущества и сбережений.

Геннадий Михолап, адвокат, Могилев:

— Героям публикации можно только посочувствовать. Дело рассматривалось в рамках закона о защите прав потребителя. Действительно, согласно действующему законодательству, при расторжении договора предмет договора подлежит возврату. Процедура банкротства призвана удовлетворить максимальное количество претензий кредиторов. Но если имущества, на которое можно обратить взыскание, окажется недостаточно, чтобы рассчитаться со всеми долгами, предприятие-банкрот будет ликвидировано, а часть долгов окажется непогашенной.

mendeleva@sb.by Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи