Островецкая перезагрузка

ГДЕ ЖЕ будут жить энергетики будущей АЭС? В восточной части Островца, по дороге на Сморгонь, полным ходом ведется строительство нового микрорайона — здесь специалисты получат комфортное жилье. Причем дома еще не достроены, а детская площадка в одном из дворов уже есть. На улице Восточной, на пороге новой, окрашенной в приятный зеленый цвет, семиэтажки № 10 встречает нас Станислав Пашковский, специалист по социально-бытовым вопросам филиала «Белэнергострой» Управления строительства Белорусской АЭС. Станислав — из местных, островецких. Ранее работал в районном отделе образования, теперь, как он говорит, с головой ушел в энергетику.

Письма со строительства Белорусской АЭС.

ГДЕ ЖЕ будут жить энергетики будущей АЭС? В восточной части Островца, по дороге на Сморгонь, полным ходом ведется строительство нового микрорайона — здесь специалисты получат комфортное жилье. Причем дома еще не достроены, а детская площадка в одном из дворов уже есть. На улице Восточной, на пороге новой, окрашенной в приятный зеленый цвет, семиэтажки № 10 встречает нас Станислав Пашковский, специалист по социально-бытовым вопросам филиала «Белэнергострой» Управления строительства Белорусской АЭС. Станислав — из местных, островецких. Ранее работал в районном отделе образования, теперь, как он говорит, с головой ушел в энергетику.

Письмо второе

Атом указал путь... на родину

— В этом доме сейчас живут строители организации субподрядчика ОАО «Гродножилстрой», — объясняет Станислав Денисович. — Им предстоит построить два микрорайона. В первом из общего количества будет 33 процента крупнопанельного жилья для энергетиков, а во втором — процентов 27. Остальную площадь займут местные кооперативы. Здорово повезет поселившимся в этой части города, ведь тут будет самая современная инфраструктура. И магазины, и свой медпункт, и отдельные автостоянки. Даже развлекательный центр для молодежи.

В квартирах уже построенного дома, как мы смогли убедиться сами, комфортно. Все они двухкомнатные, с новой мебелью, хорошей сантехникой и необходимыми бытовыми приборами. Есть телевизор, проведен Интернет.

Начальник Островецкого участка ОАО «Гродножилстрой» Виктор Исаенко признался, что такой дом построили всего за семь месяцев:

— Мы быстро работаем, поскольку созданы для этого все условия. Специалисты у нас меняются в зависимости от типа работ. А я вот уже два года как привязан к атомной станции — привык даже. Впрочем, домой, в Гродно, стараюсь каждые выходные выбираться.

Едем на другой конец города, на улицу, где разместились девятиэтажные персиковые высотки. Они появились в Островце первыми. Тут живут белорусские строители, работающие непосредственно на площадке. Транспорт доставляет их от подъезда прямо на работу. На первом этаже дома № 64 находится офис дирекции строительства атомной энергетики.

Знакомимся с Владимиром Гориным, заместителем главного инженера ГУ «Дирекция строительства атомной энергетики». Личность в Островце известная, да и для журналистов всегда открыт. Родом Владимир Дмитриевич из Пуховичского района. После того как окончил факультет естествознания педуниверситета имени Максима Танка по специальности «география, биология», судьба забросила его на Витебщину, в город Новолукомль, где Владимир Горин, пока не забрали в армию, преподавал в местной школе. После прохождения срочной службы женился на учительнице. Здесь же, на Витебщине, у них родился сын. А жить молодой семье было негде. Горин узнал, что в Украине появилась возможность устроиться на атомную станцию, где предоставлялись все условия для комфортного проживания. Так из преподавателя он переквалифицировался в атомщика. Прошел все ступени школы атомной энергетики — сначала работал оператором, потом старшим оператором, заместителем начальника цеха, начальником цеха и, наконец, инженером. В целом у него за плечами уже более 30 лет работы в атомной отрасли. Последние годы трудился на Балаковской АЭС.

— Никогда не думал, что удастся вернуться на родную землю, — говорит Владимир Дмитриевич. — Но повезло — когда объявили о строительстве первой Белорусской АЭС, не задумываясь, всей семьей поехали домой. У меня ведь и сын, и жена на «ты» с атомом. Теперь вместе работаем. Сын Сергей — оператор реакторного отдела. В Беларусь, как и я, всегда хотел вернуться. Здесь же родственники, друзья. Только для меня перспектив не было. Многие наши ребята во времена Советского Союза обучались профессии «атомщика» вне дома, надеясь на развитие этой отрасли в стране. Теперь специалисты постепенно возвращаются.

Владимир Горин готов дать грамотный ответ на любой вопрос, касающийся безопасности атомной станции.

— Это уже не новость, что первая Белорусская атомная станция будет построена по российскому проекту АЭС-2006 с усовершенствованным водо-водяным реактором поколения «3+», — говорит Владимир Дмитриевич. — Не немногие у нас знают о том, что аналогичная станция, построенная россиянами, уже действует в Китае с 2007 года. По таким же проектам достраиваются два блока АЭС в Индии, подключилась и Болгария. К слову сказать, основное оборудование системы активной и пассивной безопасности уже опробовано на протяжении многих лет.

Ну а сравнивать реакторы нового поколения с чернобыльскими — сегодня то же самое, что сопоставить «запорожец» и последнюю модель «Мерседеса». Тем более что на злополучной ЧАЭС предусматривалось всего лишь два барьера защиты. У нас их будет четыре. А с учетом так называемой «ловушки» расплава (устройство локализации расплава) даже пять. Та станция не была оснащена «грамотной» компьютерной техникой. Да и строилась она наобум. Советскому Союзу атом нужен был любой ценой, многие кадры не были подготовлены на случай внештатной ситуации. И в критический момент запаниковали, поэтапно нарушив все пункты инструкции эксплуатации станции. Вот радиоактивное топливо и вышло наружу.

Современный же реактор предусматривает защиту каждого элемента «конструкции». Таблеточка уранового топлива диаметром 0,8 сантиметра находится в защитной оболочке — это первый барьер безопасности. Таблетки имеются в трубчатых топливных элементах — ТВЭЛах. Оболочка элемента, выполненная из особо прочного циркониевого сплава, — второй барьер на пути выхода продуктов деления в окружающую среду. Ну а третий барьер — корпус реактора и элементы первого контура. Если же что-то случится с реактором, выход радиоактивных продуктов в атмосферу предотвратит двойная герметичная оболочка — мощное железобетонное сооружение, способное выдержать падение самолета, наводнение, торнадо…

Не стоит забывать и о современном компьютерном оборудовании. В случае аварийной ситуации на принятие решения автоматика отводит оператору до 4 секунд, и если действия с его стороны не последовало, останавливает реактор.

Немаловажно и расположение самой площадки. По российским нормативам, на «Фукусиме» «запрещающие» факторы были очевидными. В «Росатоме» даже говорят: «Безопасности в нашем деле много не бывает». К слову, в Беларуси, прежде чем выбрать конкретную территорию под АЭС, проводилось изучение четырех площадок. Одна из них — в Островце — исследовалась самыми разными способами, а результаты были представлены комиссии МАГАТЭ, засвидетельствовали в Министерстве природы Беларуси. И именно Островецкая площадка признана соответствующей под размещение атомной станции.

Здесь же геологи провели работы по микросейсморайонированию, то есть конкретно изучалось строение, движение земной коры. Выяснилось, что под площадку атомной станции отведен самый прочный участок реальных размеров 2 на 2 километра. Если отголоски землетрясения все же докатятся сюда, то колебания земной коры будут маломощными и одинаково пройдут по всей территории, утверждает заместитель директора Департамента по геологии Минприроды Владимир Боев.

Не приведет ли нас собственная АЭС к еще большей энергозависимости от России, которая на правах партнера будет поставлять нам урановое топливо? Этот вопрос нередко задают сомневающиеся в необходимости возведения атомной станции на территории Беларуси.

— У России, конечно же, есть своя выгода, — объясняет нам Владимир Горин. — В первую очередь это продвижение технологий, а также поставка оборудования. Но изготовлением топлива все же занимаются разные страны. И закупать его мы сможем как на Западе, так и в России. Здесь будет актуален вопрос цены и качества. То есть, кто нам выгоднее предложит…

Мы же строим современный объект, который поможет снизить себестоимость электрической энергии. Если, скажем, мазут нужно возить эшелонами постоянно, то ядерное топливо закупается примерно раз в пять лет. За счет АЭС себестоимость электроэнергии снизится более чем на 20 процентов. Выиграем мы и на энергосбережении. Мало того, развитие новой для Беларуси отрасли — атомной энергетики — огромный шаг вперед. К тому же увеличится количество рабочих мест непосредственно в регионе строительства АЭС, получат развитие многие отрасли народного хозяйства в стране.

А что происходит непосредственно на площадке, где будет построена первая Белорусская АЭС? Мы заглянули и туда…

Анна ЖУКОВСКАЯ, «БН»

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

  (Окончание следует.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости