Минск
+7 oC
USD: 2.21
EUR: 2.39

Мать погибшего в Афганистане солдата Вера Кобликова рассказывает о сыне-герое и о том, как была у истоков сохранения памяти о воинах-интернационалистах

Остров слез

Спустя тридцать один год после вывода последнего подразделения Советской Армии из Афганистана боль в сердцах матерей, чьи сыновья погибли в этой далекой стране, не утихает

15 февраля, когда на постсоветском пространстве отмечается День памяти воинов-интернационалистов, Вера Федоровна Кобликова поедет на Северное кладбище, где похоронены двое ее сыновей. Жизнь младшего Николая оборвалась в Афганистане. Старший Сергей так и не смог смириться с гибелью брата — можно считать, что и он стал жертвой той войны… В этот день к гранитному памятнику возложит цветы и председатель Союза писателей Беларуси Николай Чергинец. Он сам три года служил в Афганистане и впоследствии написал о тех событиях множество книг. Одна из них — «Сыновья», прообразами героев которой стала Вера Федоровна и ее сын рядовой Николай Кобликов. Этот роман, основанный на реальных событиях, вместе с еще четырьмя произведениями Николая Ивановича участвует в конкурсе на соискание Государственной премии Республики Беларусь 2020 года.


Личное дело младшего сына Веры Федоровны Николаю Чергинцу принес командир части и сказал: «Вот о ком надо книги писать». В основе произведения 39 писем Коли Кобликова, которые он успел отправить маме за полгода службы, а еще горе и слезы матери, ее откровенный рассказ о жизни до страшного дня, когда младшего сына привезли домой в цинковом гробу.

…Вера Кобликова приглашает в комнату, которая за тридцать пять лет со дня смерти Коли практически превратилась в музей. На стене — портреты сыновей, на подоконнике — Колины письма из Ферганы и пригорода Кабула.
Из письма Коли Кобликова подруге детства Светлане:

«Напиши мне, как дела в Минске, как там у нас во дворе. Как наши друзья свадьбу сыграли? Дела у меня идут отлично. Выдали новую форму, летнюю, хлопчатобумажную, полусапожки. Так приятно теперь ходить в них после тех сапог. Скоро у нас будет новая форма. Еще не видел, но пацаны говорят, что еще красивее и удобнее, чем была. Вот так и живем…

7 апреля 1985 года».
Вера Федоровна садится за стол, на котором разложены семейные альбомы и книги памяти о воинах-интернационалистах — их издание она инициировала сама. Начинает свой рассказ.
Вере было два года, когда началась Великая Отечественная война.

О том, что такое война, она узнала в раннем детстве. Ей было всего два года, когда началась Великая Отечественная. Отец сразу ушел на фронт. Их большую квартиру в Ростове-на-Дону захватили оккупанты. Вера с мамой жили в сыром темном подвале. При переезде в Москву в колонне людей, ищущих пристанища, шла и крошечная Вера, укутанная в большое, не по размеру пальто, и все время плакала: «Хочу на ручки». Отстав от мамы на несколько шагов, упала в канализационный люк. От гибели спас пояс, которым Вера зацепилась за последний крюк. Вытащить малышку помогли проходившие мимо люди.

— Лучше бы в тот день мне было суждено погибнуть, — признается со слезами на глазах Вера Федоровна. — Чтобы не увидеть страшного горя. Не дай бог хоронить своих детей, причем дважды…

Она растила детей сама. Днем работала инженером-химиком на заводе медпрепаратов, вечером посвящала время своим сынишкам. Вместе читали книги, ходили в театр и кино. Летом выезжали на природу. Понимали друг друга с полуслова.

— Они всегда мне помогали, — говорит Вера Федоровна. — Боялись огорчить, обидеть.

Мать помнит детство Сережи и Коли в мельчайших подробностях. Рассказывает о них с трепетом и любовью. Сыновья навсегда останутся для нее мальчишками с лучезарными улыбками и озорными глазами, а сохранение памяти о них превратилось в смысл ее существования. Каждая фотография в семейном альбоме Кобликовых для Веры Федоровны на вес золота. Она по секундам отматывает минувшие годы, как кадры старой кинопленки…

Оба брата играли в шахматы. Сережа занимался авиамоделизмом. Коля — плаванием и большим теннисом. Любил стихи Александра Блока, зачитывался «Повестью о настоящем человеке» Бориса Полевого. Природная артистичность позволила ему пройти отбор на главную роль в телефильме «Приключения Буратино». Когда съемки шли уже два месяца, Колю случайно толкнули на школьной лестнице и при падении у него откололся кусочек зуба.

— В стоматологическом кабинете он кричал так, что мы не могли этого вынести, — вспоминает его мама. — Доктор сказала: «Зачем вам из ребенка делать киноактера?» И мы решили отказаться от роли.

В итоге Буратино сыграл Дима Иосифов. Сегодня Вера Федоровна жалеет о том своем решении. Возможно, сыграй Коля в фильме главную роль до конца, его жизнь могла бы пойти по совсем другому сценарию…

Первым ушел в армию Сергей. Вера Федоровна с младшим Колей каждый месяц навещала его в Бресте. Вскоре и Коля стал говорить, что тоже хочет поскорее отправиться в армию.

Сергей отслужил и вернулся домой. Николай учился на инструментальщика в ГПТУ-9 в Минске, затем работал по специальности на автозаводе. Листая фотографии, Вера Федоровна рассказывает:

— Коля был ласковым, добрым, милосердным мальчиком. И обнимет меня, и в щечку чмокнет. Его любили в детском саду и школе. Какой высшей силе было угодно забрать его?..

Когда Николай получил повестку из военкомата, Вера Федоровна и не предполагала, что его могут отправить в Афганистан. Не так давно вернулся Сережа, сын соседки служит в группе советских войск в Германии, значит, и ее мальчик выполнит свой долг перед Родиной, вернется домой — и опять они будут жить дружной семьей.

— Пришла в военкомат поинтересоваться, — вздыхает Вера Федоровна. — Там мне сказали: ваш старший служил в Бресте, ну а младший — «трохі далей». Эти слова меня успокоили. Но где-то глубоко одергивало опасение — вдруг Афганистан? Коля на это мне сказал как отрезал: «Куда пошлют, туда и поеду!»

В день, когда Николай Кобликов явился в военкомат, сердце Веры Федоровны было охвачено тревогой. Она бегала вдоль забора, послала Сережу купить Коле что-нибудь съестное в дорогу и ждала новостей. Подошел майор и спросил: «Ваш сын еще не вышел? Те, что остались, — в Афганистан…» После этих слов у Веры Федоровны все внутри замерло. Майор подсказал: «Если хотите увидеть сына, бегите на другую улицу, заберитесь на гаражи и посмотрите вниз, там ваш сын стоит». Со всех ног мать помчалась к тем гаражам, вскарабкалась наверх и, опершись на железную ограду, посмотрела вниз. Коля словно почувствовал мамин взгляд и поднял голову вверх. Мальчишки быстро забегали в микроавтобус. Кто-то сказал, что отправлять их будут в Москву в шесть вечера в последнем вагоне.

Вера Кобликова хранит память об отце Федоре Алексеевиче Полещуке, который погиб 20 апреля 1945 года при освобождении Будапешта.

Вера Федоровна помчалась к вокзалу. Опоздав всего на несколько мгновений, она бежала за поездом со всех ног и, обессилев, упала.

Николая отправили в Фергану на учебную подготовку. Сердце матери рвалось на части. Она решила ехать к сыну за тысячи километров. Девять дней, которые Вера Федоровна провела в Фергане рядом с Колей, хотя его и не отпустили в увольнение, будет вспоминать потом всю жизнь. Как он забрал из маминых рук пакет с гостинцами и разделил их с сослуживцами. Как ему объявляли благодарность за безупречную укладку боевого парашюта. Как был отличником учебы, хорошо стрелял, ведь с детства ходил в тир.

После учебки Коля попал в самое пекло…
Из письма Коли Кобликова брату Сергею:

«…Маме скажи, что у меня все хорошо. Пусть не волнуется. Крепко ее целую. И тебя тоже. Жизнь у нас вся на порохе, который вот-вот загорится… Ходим и слышим, как свистят пули. Даже не верится, что вскоре приеду и смогу обнять тебя. До сих пор слышу свист пуль, которые пролетели мимо меня.

Пиши, братик, не забывай. И я буду стараться писать.

4 апреля 1985 года».
Николай Кобликов участвовал в шести боевых операциях. При прочесывании участка местности в городе Суруби провинции Кабул обнаружил склад со взрывчатыми веществами противника.

Последнее письмо Коля написал за четыре дня до гибели.
Голубой берет со следами от разорвавшейся мины мама Коли Кобликова хранит дома вот уже тридцать пять лет.


— В тот день могли погибнуть все пятьдесят человек их группы, — говорит Вера Федоровна. — Он взял инициативу на себя и решил вывести боевых товарищей из кольца противника по единственно возможному пути — через минное поле. Солдаты шли по его следам и остались живы. А Коля в последний момент подорвался на мине. Командир Кромаренко, который успел подхватить его сзади, оступился и тоже подорвался на мине. Коля от полученных ран скончался на месте, а командир через две недели умер в госпитале.

Подробности о последнем дне жизни сына Вере Федоровне стали известны лишь спустя годы. О том, что ее сын погиб, она узнала, когда цинковый гроб солдаты принесли к двери квартиры. Сразу подумала, что это какая-то ошибка. Ведь не было официальной телеграммы или звонка. «Значит, может, не мне гроб принесли?» — думала до последнего она.

Пережить горе, казалось ей тогда, не удастся. Долгое время лежала в больницах и даже хотела выброситься из окна. Научиться жить заново ей помог старший сын Сергей. Он сам тяжело переживал гибель брата, говорил: «Так, как больно нам, не больно никому». Вылепил из пластилина макет памятника Коле. Помогал маме заработать денег, чтобы установить такой, какой они хотели, — из гранита…

Время шло. Но раны, оставленные афганской войной семье Кобликовых, не заживали. И вдруг еще одно страшное испытание для матери — покончил с собой Сергей.

— Он так и не смог смириться с гибелью брата, — пытается найти объяснение случившемуся мать. — Каждый день возвращался домой с работы и ходил по комнатам, как будто хотел увидеть его, поговорить с ним. Спрашивал: «Почему он погиб?» Ничего не могла ему ответить…

 
Коля Кобликов, один из тысяч минских школьников, был утвержден на главную роль в музыкальной сказке «Приключения Буратино», но из-за травмы зуба они с мамой решили от съемок в фильме отказаться.
 
Вера Федоровна приезжала к сыну Николаю в Фергану (Узбекская ССР) во время его учебной подготовки и не предполагала, что видит его в последний раз.


Получается, что и второго сына тоже забрала афганская война. И где нужно было взять силы матери, чтобы жить дальше?

— Когда погибли мои дети, — продолжает свой рассказ Вера Федоровна, — я поехала в Волгоград и, стоя у памятника «Родина-мать зовет», сказала себе: если не свалюсь с обрыва, то буду жить. Обошла мемориал три раза по кругу и не упала. Так и живу теперь…
Из письма Коли Кобликова ­маме:

«Здравствуй, мама! Извини, что так долго не было от меня писем. Как-то руки не доходили, не было времени. Устаю очень сильно. Лазить по горам нелегко, когда за плечами столько килограммов груза. Горы красивые, и вид с высоты изумительный. Под ногами плывут облака. Заметить красоту эту можно, когда не спешишь спрятаться.

Вчера забрались на гору, стали укладываться спать. Быстренько нашел в скале щель, уложил вещи. Так удобно устроился. Как в очень маленьком домике. Единственный подход к нему — под моим прицелом. Сел, закурил и даже немного заплакал. Такая красота вокруг! Цветы, колючки зацвели. И в любой момент может начаться стрельба. Уже как-то перестал бояться, когда рядом свистят пули. Недавно друг подорвался на мине… Было, что и сам чуть не взлетел. Не представляешь — так в тот момент жить захотелось…

10 апреля 1985 года»

Когда вышла в свет книга Николая Чергинца «Сыновья», Вера Кобли­кова подумала: почему бы не написать и об остальных ребятах, которые не вернулись домой из Афганистана? Только в Минске она собрала сведения о 78 из них.

Братья с детства были очень дружны. Сергей занимался авиамоделизмом, любил мотоциклы. Коля — плаванием и большим теннисом. 

Вместе с другими матерями организовывала сбор средств на строительство памятника воинам-интернационалистам «Остров Мужества и Скорби» («Остров слез») в Троицком предместье в Минске. На возведение мемориала пожертвовал гонорар за книгу «Сыновья» Николай Чергинец.

В начале 1987 года, когда открыто говорить об афганской войне еще не дозволялось, мать погибшего солдата начала собирать материал для альбома «Запомни их имена» — о погибших на чужбине солдатах. Прежде чем получила разрешение на издание книги, семь раз побывала на приеме у тогдашнего министра обороны. Позже Вера Федоровна решила издать книгу «Память», посвященную всем погибшим в Афганистане уроженцам Беларуси. Привлекла к ее созданию 33 журналиста. Книга вышла в свет в издательстве «Белорусская Энциклопедия имени Петруся Бровки». Затем начала искать средства на издание каталога портретов и отрывков из писем погибших воинов-интернационалистов. Автор картин — белорусский художник Леонид Шакинко. Вера Федоровна обращалась за поддержкой в разные инстанции и зачастую получала отказ. Значительную помощь в выпуске памятного альбома оказал Президент Александр Лукашенко.

…Почти вся жизнь Веры Федоровны прошла под знаком памяти о вой­не в Афганистане. Она и сейчас мечтает написать новую книгу о погибших в чужих горах солдатах и материнских сердцах, раны на которых никогда не затянутся.

Вера Кобликова, став прототипом героини романа Николая Чергинца «Сыновья», и сама издала книгу «Память», посвященную всем погибшим в Афганистане уроженцам Беларуси.

НАША СПРАВКА

Ввод советских войск на территорию Афганистана начался 25 декабря 1979 года. Такое решение было принято по просьбе Демократической Республики Афганистан в соответствии с советско-афганским договором о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве.

Советские войска находились в Афганистане более девяти лет. 15 февраля 1989 года последние подразделения Советской Армии были выведены из этой страны.

Причины и предпосылки войны в Афганистане долгое время находились под завесой тайны. Еще несколько десятилетий после ее завершения документы об афганском конфликте хранились в особых архивах, многие из которых недоступны и сейчас. Считается, что во время войны погибли около 15 тысяч советских солдат, почти 55 тысяч были ранены.

В афганской войне принимали участие более 30 тысяч военнослужащих из БССР. 789 из них погибли, 12 числятся пропавшими без вести.

kuzmich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
Загрузка...