Минск
+1 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Кто и зачем распространяет фейк-ньюс

Осторожно: фальшивка

Индустрия фейковых новостей обретает глобальный характер. Еще лет двадцать назад сила государства измерялась количеством солдат, танков и самолетов. В эпоху информационных технологий главным оружием стали фейки (от английского слова fake — подделка, фальсификация), направленные на манипуляцию общественным сознанием. Масштабы угрозы растут с каждым годом. В чем же состоит природа этого явления, и какую опасность таит оно для государства и общества?

Рисунок Олега КАРПОВИЧА

Цена ошибки


Только за прошлый год и только в российских СМИ аналитики компании «Медиалогия» зафиксировали более 20 тысяч недостоверных публикаций. Это на четверть больше, чем в 2017‑м. Озаботились проблемой и в США. На фоне предстоящих там через год президентских выборов Пентагон заявил о том, что начинает борьбу против информационных атак. Как пишет Bloomberg, планируется закупить программное оборудование, которое будет выявлять фейки в соцсетях до того, как они получат огромную популярность.

— На самом деле фейки присущи человечеству еще с незапамятных времен, — разъясняет кандидат психологических наук Наталья Красовская. — Люди всегда были склонны делиться самыми странными и нелепыми слухами и легендами, но в силу незрелости средств коммуникации проблема не была столь ощутимой. Сегодня фейковые новости заполонили медиапространство, став значимым фактором в распространении тех или иных мнений, зачастую деструктивных. С развитием интернета человечество все больше вступает в эпоху постправды, то есть такого состояния общества, в котором реальные факты имеют меньшую ценность, чем вызываемые ими эмоции и реакции.

Феномен фейков в том, что они всегда занимательнее правды, поскольку построены на сенсациях, скандалах, разоблачениях и интригах. Вспомните самую известную и громкую дезинформацию века, когда госсекретарь США Колин Пауэлл принес в зал заседаний ООН пробирку, которая якобы послужила вещественным доказательством наличия у Ирака оружия массового поражения. Уже через месяц войска США вместе с союзниками вошли в Багдад. Ни химического, ни биологического оружия они там не нашли. Через год тот же Пауэлл невозмутимо каялся в совершенной ошибке: «Данные ЦРУ о наличии в довоенном Ираке передвижных лабораторий по изготовлению биологического оружия оказались неточными, неверными и даже намеренно дезинформирующими. Я крайне разочарован и сожалею об этом». Надо ли говорить, какую ужасную цену пришлось заплатить за эту ошибку?

Фокус с монтажом


С тех пор в общественной психологии мало что поменялось. Сформулированный еще нацистскими идеологами принцип о том, что ложь, повторенная тысячу раз, становится похожей на правду, и чем эта ложь чудовищнее, тем охотнее в нее верят люди, работает безотказно. Но меняются формы и способы передачи информации. За последние годы само понятие «журналистика» изменилось.

С распространением соцсетей появились доморощенные колумнисты, блогеры, пранкеры, всевозможные Телеграм‑каналы, для которых составление шок‑контента стало привычным бизнесом. И если над профессиональным журналистом довлеют и закон о СМИ, и кодексы, и профессиональная этика, то для авторов фейк‑ньюс не существует никаких правил, и плевать они хотели на законы и мораль.

Заведомо ложная интерпретация фактов, возведение частных случаев в абсолют, искажение реальности, выдергивание фраз из контекста, фотошоп, хлесткий заголовок, не имеющий ничего общего с самой новостью, — и, пожалуйста, готов очередной миф или сенсация. Анонимность и безнаказанность позволяют таким писакам тиражировать всякую ересь и кормить этим отравленным информационным фастфудом аудиторию, подавая свое блюдо под соусом независимого или альтернативного мнения.

С видеоконтентом тот же эффект. Монтажная нарезка способна творить чудеса. Любой факт легко можно превратить в его полную противоположность, состряпать информацию в выгодном для себя свете. С виду занимательный ролик может оказаться банальным враньем, причем настолько искусным, что не каждый зритель заподозрит обман. Подобные фокусы с монтажом широко использовались на местных выборах в России в сентябре. Например, в некоторых роликах рассказывалось о нарушениях на избирательных участках, которых не существует в природе. Впрочем, подобные мелочи этих «ньюсбургеров» мало заботят. Для них лайки и просмотры важнее правды и здравого смысла. Даже если ради этого придется пойти на фальсификацию истории, перевирание фактов и откровенное вранье. Как говорится, пользуйся моментом, пока пипл хавает.

Территория лжи


Неудивительно, что жанр «разоблачение» в интернете стал одним из самых популярных. Выставлять в негативном свете выгоднее всего политиков, спортсменов, артистов, чиновников. Тут хайп практически обеспечен. К примеру, один из белорусских Телеграм‑каналов недавно опубликовал информацию о задержании председателя райисполкома и его жены нетрезвыми за рулем. Эту новость на радостях подхватили и растиражировали сразу несколько интернет‑ресурсов. В итоге глава района подал иск в суд с требованием опровергнуть информацию, которая не соответствует действительности. А ведь даже первокурснику журфака известно, что каждый уважающий себя и читателя журналист обязан проверять любую поступившую информацию в нескольких источниках. Но в погоне за трафиком иные готовы наступить себе на горло.

Мерзость некоторых блогеров не знает границ. Так было и после пожара в торгово‑развлекательном центре «Зимняя вишня» в Кемерово весной прошлого года. Страшный итог трагедии — 64 погибших. Эту жуткую правду некоторые посчитали пресной. Пожарные еще только пробирались к зрительным залам торгового центра, а интернет уже пестрел рассказами о том, что кемеровские морги и кладбища готовят места для сотен трупов. Максимальная цифра, которую озвучили в интернете — свыше 400 жертв. Цифры никто не проверял, а тем временем ролики набирали миллионы просмотров. Известно, что панику в соцсетях сеял известный пранкер Евгений Вольнов. Ему помогали десятки популярных российских топ‑блогеров, распространяя фейки по соцсетям и мессенджерам для роста количества подписчиков.

— Случилась странная или страшная вещь, — комментирует ситуацию исполнительный директор PR‑холдинга Евгения Стулова. — Мы рассчитывали в свое время, что получим территорию правды в соцсетях. И это будет информационный рай на земле. В итоге правда и ложь перепутались так, что отличить их порой невозможно.

В ответе за слово


Массачусетский технологический институт давно проводит исследования фейк‑ньюс в соцсетях. Так вот, только 7 процентов аудитории Фейсбука и Твиттера считают, что соцсети достаточно защищают их от дезинформации. 45 процентов честно признаются, что не уверены в том, как отличить подделку от оригинала.

 А ведь засорение информационного пространства фейками гораздо опаснее, чем может показаться на первый взгляд. За ними может стоять чей‑то проплаченный заказ. Манипуляция общественным мнением способна привести к дискредитации власти, внутренним конфликтам, обвалу на финансовом рынке или даже к межгосударственным столкновениям.

Как же этому противостоять? Эксперты сходятся во мнении, что одна из самых больших проблем в борьбе с фейковыми новостями — отсутствие ответственности блогеров за такую информацию.

— Скорость распространения лживой информации в разы превышает скорость распространения реальных фактов. Поэтому устранить опасность фейков для общества пытаются на уровне государств. В том числе через специальные законопроекты. Интернет давно уже часть нашей повседневной жизни. В нем также должны работать законы или как минимум правила приличия, которые действуют в обществе, в межличностном общении. Но исключительно юридическими инструментами здесь обойтись нельзя. Параллельно нужно самое серьезное внимание сегодня уделять повышению медиаграмотности общества и развитию своих национальных СМИ, включая сетевые ресурсы. Необходимо разъяснять, что такое фейковые новости, продвигать фактчекинг, учить (особенно молодых людей) анализировать информацию в сети, — отмечает первый заместитель министра информации Павел Легкий.

Само собой, более оперативно и открыто должны реагировать на резонансные события, факты и явления руководители госорганов. Действовать они должны на упреждение, а не откликаться на уже возникшую фейковую волну. Здесь работает знакомый синдром, когда все читают фейк и никто не читает опровержение. Ты можешь дать 25 опровержений вдогонку, но они уже никому не интересны.

Информационные потоки будут только возрастать. Поэтому очень важно уметь критически осмысливать информацию, пользоваться разными ее источниками и руководствоваться здравым смыслом.
В 2019 году аудитория интернета насчитывает 4,39 миллиарда человек, в социальных сетях зарегистрировано 3,48 миллиарда пользователей. Из сети черпают новости более 90 процентов респондентов в возрасте до 30 лет и порядка 70 процентов людей среднего возраста. 
konon@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...