Народная газета

Остаться в плюсе

Как нам увеличить численность населения?

По данным ООН, уже к 2030 году население планеты увеличится на 1 млрд человек. Правда, рост будет неравномерным. Набирает силу обратная тенденция: растет число стран, где показатели рождаемости ниже уровня, необходимого для восполнения населения. США, Бразилия, Россия, Япония, Вьетнам, Германия, Иран, Великобритания и даже Китай — всего более 80 государств. Мы тоже в этом списке, хотя в последние годы нам удалось преодолеть тенденцию депопуляции: нас становилось больше. Как закрепить результат и ускорить рост?

В   прошлом году у нас впервые за 20 лет был зафиксирован естественный прирост — число родившихся превысило число умерших. По итогам прошлого года численность населения составила около 9,5 млн человек — примерно на 350 тысяч человек больше, чем пять лет назад. Заведующая сектором социально-демографической политики отдела человеческого развития и демографии Института экономики НАН Наталья Щербина объясняет:

— В последнее время наша страна находилась в состоянии демографического бонуса. На улучшение тенденций значительно повлияла благоприятная структура населения: в активный детородный возраст стали вступать более многочисленные поколения рожденных в начале 1980-х годов. 

Тем временем рост численности населения — задача стратегическая. Речь идет о человеческом капитале. И у нас есть возможности его увеличить. Академический директор Центра экономических исследований БЕРОК Катерина Борнукова приводит простую арифметику:

— Площадь Беларуси — около 207 тысяч квадратных километров. Площадь Великобритании — 243 тысячи квадратных километров, всего на 18% больше, а населения там 63 млн человек. Поэтому в теории у нас легко могут жить даже 50 млн человек. 

Источник: Министерство здравоохранения Беларуси, Белстат
Инфографика БЕЛТА

Уже сегодня мы можем прокормить до 20 млн человек. Но даже до этой планки нам пока очень далеко. На одну женщину репродуктивного возраста у нас приходится 1,7 ребенка (так называемый суммарный коэффициент рождаемости). Это куда лучше, чем в начале 2000-х, когда цифра опускалась до 1,2. Но и нынешнего показателя недостаточно. Убрать миграцию — и численность населения страны будет уменьшаться. Немудрено, что, по прогнозам ООН, к 2100 году нас может остаться лишь 7,6 млн. Чтобы добиться простого воспроизводства (не говоря уже о росте), коэффициент должен быть не менее 2,15. 

Как подобраться к заветной цифре? Наталья Щербина рассказывает:

— У нас рост рождаемости совпал с периодом экономического роста, сопровождавшимся повышением уровня жизни семей. Возможность работать и зарабатывать дает уверенность в завтрашнем дне и является лучшим стимулом для рождения детей. 

В этом плане показателен опыт Франции. Здесь один из наиболее высоких коэффициентов рождаемости в Евросоюзе. Еще в 1945 году в стране развернулись меры господдержки, которые действуют до сих пор и включают в себя многочисленные семейные пособия, отпуска по уходу за детьми, налоговые льготы, бесплатные ясли и детские сады.

Впрочем, нас вряд ли удивишь таким подходом. Только на выплату детских пособий (а их у нас 11 видов) ежегодно идет около 2% ВВП. Особое внимание — многодетным семьям. Это своеобразный драйвер, и мы делаем на него ставку. В 2015 году был введен семейный капитал: за третьего и последующих детей семья получает на счет 10 тысяч долларов, которые можно потратить после совершеннолетия ребенка на покупку жилья, образование и другие важные вещи. Депутат Палаты представителей Национального собрания Татьяна Старинская говорит:

— Одна из ключевых мер — оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до 3 лет. Это отличает нашу страну от других. Что касается конкретно многодетных семей, поддержка оказывается по разным направлениям. К примеру, если на семью приходится доход меньше бюджета прожиточного минимума, выплачивается государственная адресная помощь. Есть множество видов льгот, в том числе в сфере образования, плюс меры жилищной поддержки. В совокупности они дают мощное финансовое подспорье для родителей.

Стимулирование точек роста — лишь часть общей стратегии. Вторая сторона вопроса — нивелировать негативные факторы. Солидные дивиденды приносит вклад в медицину. Мы добились того, что коэффициент младенческой смертности у нас один из самых низких в мире. В целом же смертность в стране снизилась с 14,4% в 2010-м до 12,6% в 2015—2016 годах. Не последнюю роль здесь играет и борьба с курением, алкоголизмом, наркоманией.  В конечном итоге население становится здоровее и живет дольше. Наталья Щербина приводит данные:

— Мы наблюдаем увеличение ожидаемой продолжительности жизни до 74,1 года в 2016 году, в то время как, к примеру, в 2000-м ожидаемая продолжительность жизни составляла 69 лет.

Эксперт отмечает: реализация мер демографической политики, безусловно, дает эффект. Что касается рождаемости, это в наибольшей степени меры жилищной поддержки, выплаты при рождении ребенка, привязка пособий к среднемесячной заработной плате. Однако очевидно, что экономический фактор — далеко не единственный. По данным доклада Департамента по экономическим и социальным вопросам Секретариата ООН, самый высокий уровень рождаемости — в группе 47 наименее развитых стран, там 4,3 рождения на одну женщину. В результате население этих государств растет на 2,4% в год. А вот болезнь “убыли” в большей степени характерна для развитых стран. Парадокс? Катерина Борнукова объясняет:

— Это так называемый демографический переход, когда количество детей переходит в качество. Ценности меняются. Многие женщины уже не видят свою роль только в качестве матери. Они хотят самореализоваться, а кроме того, многое вложить в своего ребенка.

Нигар Гоксел, проектный директор  International Crisis Group, показывает это на примере Турции. Мужья не особо помогают по дому, бабушки и дедушки слишком далеко, работодатели не проявляют большого участия — в результате перед женщиной встает выбор: работать или воспитывать детей. Катерина Борнукова отмечает — если мы хотим повысить рождаемость, нам нужно сменить акценты:

— Например, в Швеции переключение госполитики сыграло в пользу рождаемости. Там ушли от продвижения образа женщины-матери и направили усилия на то, чтобы сделать доступным совмещение материнства и, что немаловажно, отцовства с работой.

В этом вопросе неплохо продвинулась и Франция — здесь есть субсидируемые ясли, аккредитованные няни, ухаживающие за ребенком на дому. Однако нужно понимать и другое: смена ценностей — долгий и тонкий процесс, просчитать математически его нельзя. А в демографической политике любой неверный шаг может стоить всех прошлых успехов. Поэтому мы в этом вопросе движемся, но постепенно. К примеру, сейчас прорабатывается вопрос введения краткосрочного социального отпуска по уходу за ребенком для отцов. Есть и другие меры, рассказывает Татьяна Старинская:

— Оформить декретный отпуск у нас можно на любого из родственников, а значит, у мамы есть возможность продолжить работу. Недавно были приняты изменения в законодательстве, согласно которым мама может работать на полставки, находясь в декретном отпуске, без потери пособия. 

В прошлом году население Евросоюза приросло сразу на 1,5 млн человек. Несложно догадаться, что “прибыль” обеспечили мигранты. Более того, свыше 28% детей, родившихся в прошлом году в Англии и Уэльсе, появились на свет от матерей-иностранок. В целом значительный вклад в демографическую ситуацию в Британии оказывают женщины, переехавшие из Пакистана, Афганистана и Бангладеш. В среднем в их семьях рождается в два с лишним раза больше детей, чем у матерей из европейских стран.

У  нас значительный миграционный прирост наблюдался в 2014 и 2015 годах, рассказывает Наталья Щербина: 

— Это было обусловлено нестабильной политической и экономической ситуацией, а также вооруженным конфликтом в Украине. Чистый приток мигрантов из этой страны в 2014 году по сравнению с предыдущим вырос в 3,5 раза и почти в 6 раз — в 2015 году. Миграционный прирост этого периода позволил нам преодолеть естественную убыль населения.

Безусловно, рост миграционных потоков может нести за собой и вереницу проблем. Опыт ЕС, где уже стремятся закрыть границы для переселенцев, тому свидетельство. Однако, если действовать аккуратно, можно получить выгоды — как с точки зрения демографии, так и экономики. Гости из Украины заняли рабочие места, на которых собственных кадров у нас не хватает. Они устроились в троллейбусные депо, медучреждения, сельхозпредприятия. Это как раз то, что нам нужно, поясняет Катерина Борнукова:

— У нас распространен взгляд, что приезжие должны быть исключительно специалистами с высоким уровнем компетенций, однако на деле это необязательно. Чтобы привлечь иностранцев, наше миграционное законодательство должно быть лояльнее к тем, кто имеет шансы найти у нас работу.

Конечно, конкуренция на мировом рынке высока. Многие охотно едут туда, где им могут предложить более высокую зарплату. Однако в последние годы у нас активно развивается ИТ-индустрия, сфера биотехнологий. Разрабатывается декрет, который может превратить нашу страну в высокотехнологичную державу. А это хороший стимул для привлечения интеллектуального капитала.

Рост населения делает страну экономически и политически сильнее. Китай вряд ли сумел бы стать второй экономикой мира, не населяй его почти 1,4 млрд человек. Однако здесь важно не только количество, но и качество. Люди должны иметь возможность зарабатывать, получать образование и медицинскую помощь, обеспечивать себе достойную жизнь. По этому пути мы и идем.

Население США ежегодно увеличивается примерно на 2 млн человек. Однако вскоре цифры могут измениться. Дональд Трамп отменяет электронную лотерею Green Card, по которой можно было получить вид на жительство в США. Требования к переселенцам ужесточаются:  мигранты должны будут знать английский язык и иметь определенную квалификацию. Теперь Америка делает ставку не на количество, а на качество населения.

gavrusheva@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости