Минск
-4 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Хватит ли антиретровирусных препаратов на всех пациентов?

Остаться в плюсе

Прочитал в интернете, что у нас образовалась большая проблема с закупкой антиретровирусных препаратов для пациентов с ВИЧ. Это правда? Если да, то в чем причина и как быть нам, людям, живущим с этим заболеванием? Я прохожу АРВ-терапию уже три года, и за это время вирус перестал определяться в крови. Больше всего сейчас боюсь прерывать лечение. Сергей П., Гомельская область.

vich.info

Чтобы узнать, насколько слухи из сети соответствуют действительности, мы обратились к заместителю председателя республиканского общественного объединения «Люди ПЛЮС» Анатолию Лешенку. Как выяснилось, определенные проблемы действительно существуют, но принимаются все возможные меры для их решения.

— В ближайшие дни на сайте Белорусской универсальной товарной биржи пройдет новый аукцион по закупке противовирусных лекарственных средств системного применения. Дело в том, что предыдущий аукцион по приобретению антиретровирусных препаратов на 2019 год был сорван. Техническое задание закупки нынешнего года предполагало участие только тех компаний, у которых есть зарегистрированные в нашей стране АРВ-препараты. В итоге одна российская и четыре белорусские компании полностью или частично (ОАО «ФАРМАТЕХ» выставило предложение по двум лотам) проигнорировали торги, назвав основной причиной низкую стартовую цену, — объясняет Анатолий Лешенок. — Например, наша организация получила официальное письмо от российской фармацевтической компании АО «Фармасинтез», в котором ее представители озвучили свою позицию: при подготовке заявок и анализе аукционной документации выяснилось, что стартовые цены на препараты Азимитем (МНН Зидовудин), Невирпин (МНН Невирапин) и Олитид (МНН Абакавир) ниже себестоимости их производства.

Проблема в своеобразной законодательной ловушке: стартовая цена нового аукциона должна соответствовать цене в последней закупке. А в 2018 году к участию в торгах были допущены препараты, незарегистрированные в Беларуси, но имеющие регистрацию в странах ICH (так называются государства с сильными контролирующими органами — США, Австралия, ЕС, Канада, Япония), что и привело к возможности существенно снизить закупочные цены.

После признания аукциона несостоявшимся началась процедура закупки из одного источника. Но по некоторым позициям процесс затянулся и зашел в тупик: компании предлагали цены на 150, 250 и даже на 400% выше, чем в прошлом году, вдобавок к этому обговаривались еще и длительные сроки поставки.

— Правление нашей организации активно вмешалось в процесс и начало проводить встречи, писать официальные запросы в фармацевтические компании и государственные структуры, искать доступ к информации из других источников, — продолжает Анатолий Лешенок. — Проанализировав полученную информацию, мы обратились к руководству Министерства здравоохранения с просьбой вмешаться в разрешение сложившейся ситуации.


Начальник управления фармацевтической инспекции и организации лекарственного обеспечения Минздрава Наталья Малашко объясняет позицию ведомства по этому вопросу:

— Мы приняли решение о проведении еще одного аукциона (подача документов заканчивается уже завтра, 18 мая) и немного изменили требования: к участию будут допущены фармацевтические компании, предлагающие препараты, которые зарегистрированы в ряде стран Европы, а также те, которые преквалифицированы в ВОЗ. Если будут предлагаться лекарства из России, то наш Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении должен изучить досье и дать свою оценку. Предложенные меры направлены на то, чтобы сделать цены конкурентоспособными. Конечно, политика поддержки своего производителя существует в любой стране, но что делать, если фармацевтические компании преследуют свои цели — получить прибыль, а государство не может позволить себе закупать препараты по предложенным ими ценам? Сейчас главное — не допустить перебоев в обеспечении пациентов жизненно необходимыми лекарствами. Будем беседовать с отечественными производителями, постараемся воздействовать на них. Если же не состоится и второй аукцион, то перейдем к источникам потенциальных поставщиков: начнем работать с российскими производителями, поскольку почти вся линейка препаратов зарегистрирована в России. Уверена, к концу месяца мы определимся с дальнейшим алгоритмом действий, так что поводов для волнений нет.

По мнению Анатолия Лешенка, того, что произошло с первым несостоявшимся аукционом, можно было бы избежать, если бы государственные закупки лекарственных средств могли осуществляться в том числе и на международных площадках. Тогда наши отечественные компании не имели бы возможности вести такую ценовую политику. В то же время руководитель отделения ВИЧ-инфекции отдела управления грантами РНПЦ медицинских технологий Елена Фисенко объясняет: до 2015 года антиретровирусные лекарственные средства для лечения ВИЧ закупались преимущественно за счет средств грантов Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией на международных торговых площадках. С 2016 года в связи с сокращением донорского финансирования начался активный процесс перехода на государственное финансирование закупок. В 2018 году только 13% годовой потребности препаратов было закуплено за счет средств международной технической помощи. Эти закупки проводятся на международных площадках по процедурам и правилам Глобального фонда.

— Следует отметить, что в целях оптимизации национальной системы планирования и закупки антиретровирусных лекарственных средств с 2016 года проводится централизованное прогнозирование потребности с использованием инструмента, рекомендованного международными экспертами, — говорит Елена Геральдовна. — Это позволяет детально планировать потребность в лекарственных средствах с учетом современных подходов к лечению ВИЧ-инфекции, темпов набора пациентов на лечение, рассчитывать необходимый буферный запас с учетом расхода каждого из применяемых лекарственных средств. Для этого на национальном уровне создана и функционирует техническая рабочая группа с участием всех заинтересованных сторон, разрабатывается и утвержденное единое техническое задание на закупку антиретровирусных средств из государственного бюджета и средств гранта Глобального фонда, осуществляется ежеквартальный мониторинг запасов всех АРВ-препаратов.

ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ

Еще лет десять назад все рекомендации о начале лечения ВИЧ опирались на уровень клеток CD4. Считалось, что антиретровирусную терапию необходимо начинать только тогда, когда иммунный статус снизится до 200 клеток/мкл. Позже было решено лечить пациентов с иммунным статусом 350 клеток/мкл, еще позже — всех, чей иммунный статус стал менее 500 клеток/мкл.

Часто уровень иммунных клеток не ощущается человеком до тех пор, пока он не заболеет дополнительным тяжелым заболеванием. При иммунном статусе менее 200 клеток/мкл многократно возрастает риск туберкулеза, цитомегаловирусной инфекции, токсоплазмоза, обширного герпеса или грибковой инфекции. Это означает, что наряду с АРВ-терапией придется принимать много других препаратов и провоцировать дополнительную нагрузку на истощенный вирусом организм.

Именно по этой причине врачи все чаще настаивали на том, чтобы начинать лечение АРВ-препаратами независимо от числа CD4-лимфоцитов. В 2015 году ВОЗ вышла с призывом назначать АРВ-терапию абсолютно всем людям, живущим с ВИЧ.

МНЕНИЕ

Вячеслав Граньков, координатор программ ВОЗ по инфекционным заболеваниям в Республике Беларусь:


— Благодаря появлению в 1996 году высокоэффективной антиретровирусной терапии ВИЧ-инфекция перестала считаться фатальным заболеванием, поскольку такое лечение позволяет восстановить функцию иммунной системы, уменьшить число осложнений, улучшить качество жизни и продлить ее пациентам. Сегодня ВИЧ — это хроническое инфекционное заболевание, которое при своевременной и постоянной терапии позволяет человеку, живущему с этим вирусом, иметь такую же по качеству и продолжительности жизнь, как и у человека без ВИЧ.

У абсолютного большинства людей, регулярно принимающих АРВ-препараты, не определяется вирусная нагрузка (иными словами, вирус не определяется в крови). Кроме того, такие пациенты имеют нормальный уровень иммунитета. Это означает, что ВИЧ-позитивный человек может вести обычный образ жизни, заводить семью, рожать здоровых детей. Сегодня также доказано, что люди с неопределяемой вирусной нагрузкой не передают ВИЧ даже при незащищенном сексе. В связи с этим обстоятельством некоторые страны рассматривают вариант разрешить мужчинам и женщинам с ВИЧ не сообщать о своем диагнозе половым партнерам, ведь риск передачи болезни при этих условиях сведен к нулю.

В Беларуси АРВ-препараты бесплатно предлагаются каждому ВИЧ-позитивному пациенту, при этом с 1 января 2018 года — вне зависимости от уровня его иммунитета. И именно прошлый год, впервые за последние десять лет, стал первым, когда у нас зафиксировано снижение количества новых случаев регистрации ВИЧ. Сегодня в стране 16 472 человека принимают АРВ-препараты, это порядка 77% общего количества людей, у которых выявлена ВИЧ-инфекция. Наша цель — сделать так, чтобы пациентов, принимающих лечение, было как минимум 90%. Это не только позволит остановить распространение болезни, но и существенно снизит нагрузку на бюджет в будущем.

konopelko@sb.by

vich.info
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...