Останься со мною, "Алеся"

Войти в СП оказалось куда проще, чем выйти из него Еще несколько лет назад трикотажные изделия минской фабрики "Алеся" раскупали, что называется, на ура.
Войти в СП оказалось куда проще, чем выйти из него

Еще несколько лет назад трикотажные изделия минской фабрики "Алеся" раскупали, что называется, на ура. И в Беларуси, и в странах СНГ. Однако прочного финансового положения предприятию это, к сожалению, не принесло. "Идем ко дну", - пессимистично заявил один из его служащих, с которым я разговорился на проходной. Оказывается, полная хозяйственная самостоятельность - "Алеся" является открытым акционерным обществом, акции принадлежат 1.700 нынешним и бывшим работникам предприятия - еще не гарантирует успеха. Напротив, в данном случае ускорила банкротство, выход из которого тогдашнее руководство фабрики увидело в создании СП. Однако коллектив сейчас не знает, как избавиться от этого статуса. Следует отметить, что история получила в обществе довольно широкий резонанс.

Опустив второстепенные подробности, поясним, в чем суть. Предыдущее руководство предприятия фактически уступило прибалтийской фирме "Огре" и белорусской "Актрос" все здания и сооружения "Алеси" за... 585 тысяч долларов. То есть по балансовой стоимости. Сделка удивляет многих. Действительно, едва ли не целый квартал производственных сооружений почти в центре Минска, огороженный добротным кирпичным забором, ушел по цене десятка не самых дорогих автомобилей. "Четырехэтажный административно-бытовой корпус в приличном состоянии оценили в 155 тысяч долларов - это нормально?! - риторически спросила меня при встрече и.о. генерального директора фабрики Светлана Позняк. - Причем договор составлен таким образом, что если "Алеся" выйдет из состава СП или будет исключена, то территория и здания останутся у новых владельцев - они лишь выплатят фабрике те самые 585 тысяч..."

Сколько действительно стоит "Алеся", даже если на предприятии никогда больше не свяжут ни одного изделия, приблизительно можно судить по недавней сделке по передаче московской фирме бывшего троллейбусного парка неподалеку от проспекта Франциска Скорины. Цена называлась на порядок выше. Экспертиза, проведенная по поручению Министерства экономики, также утверждает, что стоит фабрика в 9 раз больше, чем значится по балансу. Акционеров же, а это, повторим, в основном работники предприятия, интересует, будет ли предоставлена работа им и их детям (трудовые династии здесь - дело обычное).

Сейчас предполагается, что совместное предприятие наймет всего около 500 человек - и то в перспективе. "Это СП - как гордиев узел на нашей шее, - образно выразилась председатель наблюдательного совета Людмила Хитрова. - Ведь помещения уже как бы не наши, и неясно, то ли нам у СП их арендовать, то ли ему у нас наше оборудование. В итоге фабрика стоит, с трудом выплачивая даже мизерную зарплату. И все наши попытки найти компромисс и начать производство ни к чему не привели".

На предприятии, где некогда работало более 1.700 человек, сейчас числится около 600. Это в основном те, кому просто некуда больше идти. Возможно, поэтому простые акционеры столь категорично борются за самостоятельность, отождествляя ее со своим будущим. Но возникает закономерный вопрос: освободится "Алеся" от СП, а дальше что? Ведь однажды уже докатились до банкротства и соскочили с этой "иглы", только продав часть имущества. Но большинство долгов еще предстоит погасить. Получается, освободившись от СП, придется идти на поклон к государству. Но формально оно не обязано оказывать какое-либо содействие - предприятие-то частное.

"Считаю, что "Алеся" напрасно вышла из процедуры банкротства, - заявил мне глава концерна "Беллегпром" Эдуард Нарышкин. - Тем самым упустили возможность начать все с чистого листа. В такой ситуации сделать это позволяет только совместное предприятие. И то, что земля в центре города стоит дорого, в данном случае значения не имеет. Ведь СП организовывается производственное, в центре оно или на окраине - для него разницы нет".

Как видим, точки зрения акционеров "Алеси" и штаба отрасли если не противоположны, то довольно далеки друг от друга. И кто прав - ответить непросто. Задачу о том, насколько правомерно было создано СП, сейчас решает хозяйственный суд. Но многие аспекты коллизии на "Алесе" выходят далеко за рамки хозяйственного права. Речь о социальных гарантиях, о собственности, которая хоть и не является в чистом виде государственной, но все равно наша, национальная. Поэтому с таким волнением и ожидают на той и этой сторонах "баррикад", что скажет по этому поводу Александр Лукашенко, в поле зрения которого проблемы предприятия попали уже давно.

Не предугадывая решения Президента, можно, однако, с уверенностью сказать, что в их основе будет лежать забота о трудовом коллективе и национальном достоянии. Сейчас, как известно, идет разгосударствление ряда крупнейших предприятий нефтехимии, газового комплекса, и Александр Лукашенко не раз прямо заявлял, что наше достояние не будет уступлено ни на рубль дешевле, чем оно того стоит. Это более глобальный подход, чем ведомственная точка зрения, что, впрочем, не исключает их совпадения. Нынешнее руководство "Алеси", как выяснилось, отнюдь не против совместного предприятия как такового, но на равноправных условиях, с сохранением собственного производства и имеющего славную историю национальной марки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?