Народная газета

Остановка по требованию

Раскрытие жестоких преступлений 90-х годов продолжается и в наши дни

Жестокие расправы, которыми было омрачено постсоветское время, нередко оставались безнаказанными. Потерпевшие боялись давать показания, терялись следы преступников. Но жизнь все расставляет по своим местам. Прошлое заставляет держать ответ спустя десятилетия. В Гомеле обвинительным приговором закончилось слушание дела по разбою, убийству и покушению на убийство дальнобойщиков, совершенных в июле 1996 года. Для того чтобы обвиняемый ныне предстал перед судом, потребовалась его экстрадиция из Испании.

Коллаж Олега Попова

Время и вправду было жутковатое. Одни пытались выжить, затевая собственный бизнес. Другие — нажиться, промышляя рэкетом и разбоем. На заре 1990-х силу имел не закон, а понятия. Потому, к примеру, вполне добропорядочные парни с чистой биографией могли легко выйти на дорогу, чтобы грабануть проезжающий автомобиль. Впрочем, такой ли чистой была биография действующих лиц этой криминальной истории, остается только догадываться

Мозырь. Местные жители Виктор Черевко и Виктор Юдицкий. В багаже ничего криминального. Первый занимался коммерцией вроде “купи-продай”, второй был водителем. Но, видно, не все так просто и мирно было в их повседневных буднях. На суде Виктор Юдицкий рассказывал:

— В июле 1996 года Черевко, с которым мы поддерживали нормальные отношения, пришел ко мне и попросил о помощи. По его словам, в ближайшие дни по местной автотрассе должна была проследовать машина в Питер, груженная мукой. Фирма-отправитель задолжала ему крупную сумму денег. Поэтому он решил перехватить груз в качестве оплаты долга. У меня же была категория, позволявшая управлять КамАЗом. Вот он и попросил помочь как водителя. Я согласился.

Судя по всему, такой расклад взаимовыручки в то время не воспринимался как криминальный. 30 июля Черевко заехал за Юдицким на “Жигулях”. В машине сидел молодой человек, которого, как заверял обвиняемый, он раньше не видел. Надо сказать, личность последнего не установлена до сих пор. После они втроем отправились к придорожному кафе на участке трассы между Мозырем и Хойниками.

Когда они подъехали, нужный КамАЗ уже стоял на парковке. В кафе за столиком сидели двое водителей. Тогда 29-летние Сергей Нагребельный и Виктор Слидзевский, граждане Украины, совершали свой очередной рейс из Житомира в Санкт-Петербург. В прицепе КамАЗа находилось 25 тонн муки. Цена груза — около 2 тысяч долларов. Мозырская троица присела неподалеку. Работница кафе запомнила, а впоследствии опознала одного из них:

— У парня в руках был дорогой блокнот. Этим он мне и бросился в глаза.

Когда дальнобойщики покинули кафе, вслед за ними поднялись и эти трое посетителей.

На одном из отрезков дороги “Жигули” обогнали КамАЗ, преградив ему путь. Дальнобойщики остановились. Решили не рисковать. Да и опасаться рэкета им вроде было нечего. За беспроблемное движение по этой трассе фирма платила кому надо. Попытались это объяснить подошедшим с двух сторон парням. Но Черевко, у которого в руках вдруг возникли пистолет и бита, сказал как отрезал:

— Нам денег не надо.

После этого водителей связали. Одного бросили в спальный отсек, другого посадили посередине в кабине. За руль взялся Юдицкий, а Черевко на “Жигулях” показывал дорогу. Вскоре они оказались в лесном массиве. Здесь украинцев оставили под присмотром подельника. Тем временем Юдицкий повел КамАЗ в Мозырь на фирму, которая ждала поставки этой муки. За ним последовал Черевко, которому предстояло решить все коммерческие вопросы и получить расчет за груз. Прицеп с мукой оставили на фирме, а КамАЗ загнали в лес. Что было дальше, Юдицкий в суде излагал такую версию:

— Я остановил на дороге попутку и вернулся в Мозырь. Больше ничего не знаю.

Однако водитель-дальнобойщик Виктор Слидзевский, чудом сумевший выжить, рассказывал иначе. Когда Черевко и Юдицкий вернулись к ним, началась расправа. В руках у одного из убийц был железный эспандер, тот самый, который водители возили с собой, чтобы разминаться во время стоянок. Черевко долго не разговаривал:

— Мешки на голову и кончаем.

Сергею Нагребельному на голову натянули футболку. Виктору Слидзевскому завязали глаза какой-то тряпкой. Первым убили Сергея. Несколько ударов эспандером по голове, и парень упал. Потом — удар Виктору в голову, от которого он сразу же потерял сознание. Когда Слидзевский очнулся, рядом никого не было. Повязка сползла с глаз. Он увидел рядом земляка, бившегося в конвульсиях. Попытался освободить руки от веревки. Не получилось. Подполз к дереву. Приподнялся. И тут увидел, что к нему возвращаются Черевко и Юдицкий. Он рухнул на землю, замер. Парочка подошла. Услышал голос:

— Прости меня, Господи.

И лезвие ножа несколько раз вошло в тело Виктора. Добивали. Спустя время Слидзевский вновь очнулся. Рядом был какой-то человек, который помог развязать веревки. Но после этого убежал. Виктор сам дополз до трассы. Там его подобрали водители калинковичской автобазы, вызвав “скорую” и милицию.

Сразу же по горячим следам был введен план “Перехват”. Личности мозырян Черевко и Юдицкого установили практически сразу. Сразу же объявили в межгосударственный розыск. А вот третий участник разбоя и расправы остался за кадром. По приметам его никто из местных жителей не смог опознать.

Однако уже к этому времени Черевко и Юдицкий, не задержанные по горячим следам, ехали в Брест, оттуда в Польшу, а после в Германию. Далее их пути разошлись. Предположительно Черевко отправился в Ростовскую область к родственникам. В 1998 году там нашли его тело. За что поплатился жизнью, осталось неизвестным.

Судьба Юдицкого сложилась куда благополучнее. Он перебрался в Испанию, где получил вид на жительство, нашел работу, обзавелся семьей, у него родился сын. В 2009 году белорус обратился в посольство по поводу получения гражданства. Здесь и пришла информация из Интерпола о том, что Виктор Юдицкий значится в розыске по обвинению в тяжких преступлениях, совершенных на родине. Его задержали. Несколько лет длилась процедура оформления экстрадиции. Испанская сторона выдала Юдицкого при условии, что ему не будет назначена смертная казнь.

Окончательное обвинение бывшему мозырянину, а в недавнем жителю Севильи, было предъявлено по статьям Уголовного кодекса в редакции 1960 года, которые предусматривали два варианта наказания по таким преступлениям: либо высшая мера, либо 15 лет лишения свободы. Гомельский областной суд признал Юдицкого виновным в разбое, убийстве и покушении на убийство, назначив 15 лет в исправительной колонии. Он же своей вины не признал. Однако его жалоба не была удовлетворена. Ныне судебное решение вступило в законную силу

КОММЕНТАРИЙ

Руслан Косач, следователь по особо важным делам управления СК РБ по Гомельской области, который вел это уголовное дело:

—  Отчасти сложность расследования заключалась в том, что обстоятельства преступления пришлось восстанавливать спустя двадцать лет. Разыскивать потерпевшего, свидетелей. Например, выживший водитель-дальнобойщик Виктор Слидзевский приезжал из Житомира в Гомель давать показания, работница кафе, запомнившая обвиняемого, сейчас живет в Москве и также должна была проделать дальний путь. Однако это уголовное дело еще не завершено. Материалы по третьему участнику преступления — неустановленному лицу — выделены в отдельное производство. Работа продолжается.

dralukk73@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости