Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Особый подход

Командир взвода Елена Лукьяненко служит в войсковой части 6713, восьмой стрелковой роте по охране гомельской «четверки» — исправительной колонии № 4 для женщин...

Командир взвода Елена Лукьяненко служит в войсковой части 6713, восьмой стрелковой роте по охране гомельской «четверки» — исправительной колонии № 4 для женщин. Таких, как Елена, в стране (да и у соседей) — раз–два и обчелся. Не то чтобы дама–контролер в колонии была совсем уж редким явлением. Но долгое время считалось (а кое–где и по сей день считается), что командовать в этих случаях под силу только мужчинам. Младший лейтенант Лукьяненко уж шестой год опровергает это заблуждение.


— Знаете, я довольно долго вообще не подозревала, что в Гомеле есть колония, — смеется Елена. — Это при том, что отец у меня тоже военный и служил здесь же. Просто не распространялся о своей работе. Он, кстати, и посоветовал попробовать себя в этом деле.


Все–то у нее просто... Попробовала — отслужила два года контролером. Говорит, первое время было скорее любопытно, чем страшно. Потом предложили возглавить взвод. Набралась духа и согласилась.


А уметь и знать надо немало.


Например, так называемый норматив по спецподготовке я вызвался опробовать на себе. На три секунды передо мной фотокарточка размером 18 на 24 сантиметра. Напрягаюсь изо всех сил, пытаясь запомнить хоть какие–то особенности женского лица на снимке. Лет 35, волосы русые, нос обыкновенный... Хлоп — время истекло. Теперь самое интересное: надо найти эту осужденную в куче из 20 маленьких фотографий, разложенных на столе. 4 секунды на поиск — «отлично», 6 — «хорошо», 9 — «удовлетворительно».


Судорожно бегаю глазами крест–накрест, что–то ищу. Эх, да они тут, похоже, все 30–летние, русые... С носом... Одинаковые абсолютно... Четыре секунды, шесть, девять... Двадцать... Через полминуты тыкаю пальцем наугад. В «молоко», ясное дело. В общем, этот тест я провалил.


Такие проверки зрительной памяти — обычная практика для Лукьяненко и ее подчиненных. Слишком многое здесь зависит от умения мгновенно выделить нужное лицо из множества, запомнить расположение людей, предметов и деталей одежды, разглядеть незаметные посторонним подробности.


Другие нормативы не менее специфичны. Например, так называемый неполный досмотр. Поди–ка ты найди на скорость в телогрейке телефонную «симку», заточку, пакетик с «наркотиками», деньги... Не дилетанты прятали...


Или вот эта странная конструкция из двух грузов, подвешенных на цепях, — тренажер для отработки надевания наручников. Где еще такой увидишь?! Елена Лукьяненко, правда, тут же уточняет: тренажером дело и ограничивается. Уметь–то контролер должен, но на памяти комвзвода не было случаев, чтобы приходилось одевать «браслеты» на осужденных.


То же относится и к боевому оружию: до сих пор оно покидало комнату хранения оружия только для учебных стрельб. Есть, правда, и своя особенность: за женщинами — подчиненными Елены закреплены спецсредства.


Впрочем, младший лейтенант Лукьяненко уверена, что правильно и к месту сказанное слово в большинстве случаев эффективнее любого оружия или спецсредств:


— Первое, что я для себя усвоила: здесь тоже находятся люди, пусть и совершившие преступления. Поэтому никогда не позволяла себе грубости или предвзятого отношения. Этому учу и подчиненных. Ведь в том и выражается квалификация контролера.


Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...