«Основная наша головная боль? Распашка водоохранных зон»

Недавно приезжали знакомые из Питера, отдыхали в одной из здравниц нашей страны. Впечатлений у них много. Особенно восхищались ухоженностью наших полей. Я слушал, соглашался. И даже оставил без комментария восторг гостей, что у нас «все распахано до дороги». Не стал возражать, что это сильнейший удар по давно сложившемуся биологическому разнообразию. Санитарная зона не зря придумана. Она существовала и должна существовать.

Почему иной раз безграмотная сельскохозяйственная деятельность гробит биологическое разнообразие и что предлагает программа ПРООН

Недавно приезжали знакомые из Питера, отдыхали в одной из здравниц нашей страны. Впечатлений у них много. Особенно восхищались ухоженностью наших полей. Я слушал, соглашался. И даже оставил без комментария восторг гостей, что у нас «все распахано до дороги». Не стал возражать, что это сильнейший удар по давно сложившемуся биологическому разнообразию. Санитарная зона не зря придумана. Она существовала и должна существовать.

ХОРОШИ поля до горизонта! Есть где развернуться технике, есть где выращивать высокие урожаи. Но преобразование сельскохозяйственного ландшафта в крупные поля оказывает негативное влияние на численность популяций хищных животных и птиц, в частности, малого и большого подорликов, дупеля, коростеля. Для того чтобы они жили и множились, надо чередовать земли хозяйственного назначения с естественными биотопами низинных болот, лугов и покрытых лесом островов. Численность других видов животных и дикорастущих растений также снижается из-за ненадлежащего землепользования. Меньше становится тетерева, серой куропатки, чибиса, на грани уничтожения реликтовые популяции крапчатого суслика и обыкновенного хомяка.

Или возьмем такой аспект. До начала широкомасштабной мелиорации земель трава на пойменных лугах и низинных болотах ежегодно скашивалась. Благодаря этому они не зарастали кустарником. Сейчас сенокошение ведется на обширных участках мелиорированных земель, и преимущественно с использованием специализированной техники. А машина есть машина, она не пройдет там, где мог пройти человек с косой. И что в результате? Началось быстрое зарастание открытых болот и лугов. Кто бывал в тех краях, знает: там теперь буйство кустарников и тростника. А таким редким видам птиц, как вертлявая камышовка, большой веретенник, большой кроншнеп, дупель нужны открытые участки болот и лугов. Нет их — нет и этих пернатых.

Чрезмерный выпас скота на лугах, интенсивный сбор дикорастущих ягод, особенно черники, клюквы, с применением технических приспособлений, вырубка лесов с высоким биологическим разнообразием, изменение гидрологического режима водно-болотных угодий, неустойчивое любительское и промысловое рыболовство, охота — все это тоже представляет угрозу для разнообразия флоры и фауны за пределами особо охраняемых территорий.

Чувствую, иные, прочитав эти строки, могут воскликнуть: «Кто к кому должен подстраиваться? Мы к птичкам и букашкам или они к нам? В первую очередь надо выполнять продовольственную программу, кормить людей, а братья наши меньшие, орхидеи и прочие краснокнижные травки сами выживут».

Не выживут. Да, Беларусь по сравнению с соседними государствами характеризуется высокой долей ненарушенных природных ландшафтов. Здесь природные комплексы и экосистемы занимают 11 813 тысяч гектаров, что равно почти 57 процентам территории страны. У нас есть национальные парки, заповедники и заказники, три биосферных резервата, но проблема остра. За последние сто лет в Беларуси не стало такой птицы, как дрофа. Среди исчезнувших видов — кот лесной и жемчужница (это моллюск, из которого раньше добывали речной жемчуг). Есть и другие виды, которые либо исчезли, либо находятся на грани жизни и смерти. Среди них — европейская норка. Если она где и сохранилась, то стала крайне редкой. А совсем недавно это был широко распространенный вид. И исчезновение ее — одна из крупных потерь для Беларуси.

НЕ СЛУЧАЙНО в стране второй год воплощается в жизнь международный проект в рамках программы развития ООН «Интеграция вопросов сохранения биологического разнообразия в политику и практику территориального планирования в Беларуси». Одним из положительных результатов проводимой работы станет укрепление целостности экосистем в 10 административных районах страны на территории примерно в 2 миллиона гектаров. К 2014 году накопленные знания планируется передать дополнительно 40 административным районам.

— Проект осуществляется совместно с Минприроды и Национальной академией наук Беларуси при финансовой поддержке и согласно стратегическому плану Программы развития ООН в области окружающей среды и устойчивого развития, — говорит Михаил Максименков, главный эксперт по биоразнообразию программы ПРООН в Беларуси, научный сотрудник НПЦ по биоресурсам НАН РБ. — Цель проекта — отработать стройную систему, когда наши данные, которые мы собираем в рамках работы центра, будут интегрированы в схему землеустройства. Не секрет, что приоритеты при ведении сельского, лесного хозяйства всегда отдаются хозяйственной деятельности, а животные, птицы, редкие растения, к сожалению, забываются. Поэтому мы старались отработать механизм, благодаря которому все данные будут учтены и зафиксированы в соответствующих документах. Надо сделать все, чтобы ученые и хозяйственники трудились в одном направлении.

В Беларуси выделены десять районов, где будут вестись такие работы. Это — Воложинский, Ивацевичский, Слонимский, Россонский, Глубокский, Кореличский, Кличевский, Бобруйский, Рогачевский и Речицкий. Предварительно наш центр проводит инвентаризацию биологического разнообразия на территории этих районов. На основе полевых исследований мы готовим проекты охранных обязательств и паспорта произрастания растений и обитания животных, включенных в Красную книгу Республики Беларусь. Эти данные наносятся на карту. Каждой точке, которую мы нашли, присваивается номер и все передается в землеустроительную службу. Передаем наши предложения по охране животного и растительного мира. На данный момент подготовлены схемы землеустройства Кореличского, Ивацевичского и Воложинского районов. На очереди Россонский, куда отправляемся в командировку.

— Что интересного найдено?

— Возьмем Кореличский район. Он практически весь распахан, лесные угодья составляют небольшой процент. Все освоено, и, несмотря на это, мы нашли там более семидесяти мест обитания 42 видов диких животных и 19 видов дикорастущих растений, внесенных в Красную книгу. Даже обнаружили 33 поселения барсука. Такой концентрации его, как здесь, в других регионах мы не видели.

Вторая наша интересная находка в Кореличском районе — крапчатый суслик. Обитает он недалеко от Мирского замка. Причем первые представители этого вида появились здесь значительно раньше, чем начали строить замок. Возвышенности около селения постоянно использовались для интенсивного выпаса крупного рогатого скота, поэтому напоминают степные пейзажи. Их и облюбовал суслик. Ученые говорят, что это самая северная популяция животного не только в Беларуси, но и в Европе. Суслик в настоящее время не наносит вреда ни общественному сектору, ни личным подворьям. Хотя у сельчан почему-то укоренилось мнение, что он — вредитель. Агрессивные действия против суслика привели к тому, что мы с трудом нашли одно поселение на территории района. Надо как-то поддержать этот вид редких животных. Уже подготовили предложения и даже специальные листовки для местного населения, описали, почему этот вид редкий, почему его следует охранять.

Кроме того, Кореличский район интересен тем, что там протекает Неман. Неманская пойма многие столетия находится в одном состоянии. Луга, старицы, кустарники, отдельные заводи. Есть место для водно-болотных птиц. И это место, где нерестится ежегодно рыба сырть, включенная тоже в Красную книгу. Она напоминает подлещика и каждый год поднимается в верховья. Есть еще несколько малых речек: Сервечь, Невда, где до сих пор сохранилась форель.

— Насколько я знаю, вы в Воложинском районе сделали неожиданные открытия?

— Да. Здесь обитает около 180 зубров, есть европейская рысь, 16 видов охраняемых птиц, насекомые, рептилии. Из рептилий наиболее интересный вид — болотная черепаха, которая водится только на Полесье. Оказалось, она встречается и в Налибокской пуще, и на территориях, прилегающих к ней. Это говорит о том, каким богатством обладают районы, даже находясь близко от Минска, и где интенсивно ведется сельское хозяйство. Ну а если говорить про изюминку, которая характерна для Воложинского района, то это — ручьевая форель и европейский хариус. Они водятся в речке Ислочь и ее притоках. Здесь самые крупные нерестилища Беларуси этих видов рыб. Быстрое течение, чистая вода — вот те условия, которые им необходимы. В восточной части района расположено Саковщинское водохранилище, оно мелководное, там во время весенних и осенних пролетов собирается огромное количество птиц. Среди них охраняемые и редкие в Беларуси лебедь-кликун и сизая чайка.

— Михаил Викторович, но в вашем опыте есть и негативные моменты?

— У нас основная головная боль — неустойчивое использование земель, распашка водоохранных зон. И это несмотря на то, что по материалам землеустройства там часто числятся естественные луговые угодья или сеяные травы. Пойменные луга пашутся по всей Беларуси вдоль и поперек. Я не стану называть районы, ибо делается такое безобразие повсеместно, по всей стране. Те, кто не умеют работать с землей, идут и на такие хитрые ходы. Прихватывают природоохранные территории, территории вдоль дорог. Там вообще никакая сельскохозяйственная деятельность не должна вестись. Все знают, придорожные полосы выполняют большую санитарную роль, принимая на себя  выбросы из автомобилей. Здесь накапливались десятки лет тяжелые металлы, иные продукты сгорания автомобильного топлива...

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?