Оркестр с протоколом и без

Дирижер Виктор Бабарикин – о специфике работы, главных достижениях и новых потрясениях для зрителей

Так совпало, что с юбилейной датой Дворца Республики — ему 20, знаменательный нынешний год и для Президентского оркестра — он празднует свое 15-летие. В воскресенье два этих юбилея были отмечены большим концертом с участием известных наших солистов и приглашенных гостей — Софии Ротару и Константина Московича.

Президентский оркестр: 15 лет вместе.

Вслед за событием — несколько вопросов заслуженному артисту Беларуси, главному дирижеру Президентского оркестра Виктору БАБАРИКИНУ.

— Виктор Владимирович, юбилей отпраздновали — можно выдохнуть?

Главный дирижер Президентского оркестра — заслуженный артист Беларуси Виктор БАБАРИКИН.
Фото Виталия ГИЛЯ
— Ненадолго, после концерта у оркестра выходной, а дальше — снова вперед. В октябре и ноябре у нас ряд мероприятий и заказных концертов.

— Какие новые проекты ждать? Наверняка опять придумали что-то необычное.

— Готовим подарок для любителей рока. В декабре планируется премьера программы-посвящения прославленной австралийской группе AC/DC, трибьют-шоу с симфоническим оркестром. Приглашены специальные гости: рок-группа Easy Dizzy из Москвы, первый и единственный в СНГ официальный трибьют AC/DC и вокалист из Италии Маттео Джиованноне, лучший голос Бона Скотта, первого солиста легендарных австралийцев, по мнению фан-клубов всего мира, он даже внешне на него похож.

— Еще одно потрясение для зрителей, как после трибьют-шоу групп Metallica и «Кино»?

— Думаю, да. Такие проекты востребованы публикой, собирают залы. Впрочем, недавние наши концерты, посвященные творчеству Муслима Магомаева, Валерия Ободзинского, музыке советского кино, тоже прошли с аншлагами.

— У музыкантов принято считать днем рождения коллектива день первой репетиции. Как все это было тогда, 15 ноября 2002 года?

— Все начиналось в бывшем спортивном зале Дворца Республики. Света там было мало, пюпитры отсутствовали. На стульчики поставили ноты и играли. Это был Концерт для скрипки с оркестром Корелли. Дело в том, что тогда в оркестр набрали еще только струнный состав. Но вскоре расширились — и коллектив, и репертуар. Сейчас в оркестре 50 человек. Состав периодически меняется, но с десяток музыкантов-старожилов остались. 

— Неужели уходят и из Президентского оркестра?

— Бывает. Переманивают. Многие наши артисты уехали работать в Россию, Китай. Валторнист наш играет в Королевском оркестре Марокко. Но стараемся кадры удерживать. Благо директор Дворца Республики идет нам навстречу: если коммерческими проектами зарабатываем, материально поддерживает. Вообще, все очень сложно. Потому что даже в соседних республиках зарплаты в оркестрах гораздо выше наших. К сожалению, некоторые музыканты вообще перестают заниматься музыкой, уходят в другие сферы. Например, саксофонист наш бывший строителем работает, плитку кладет. Хотя, я считаю, хороший музыкант голодным не будет. Все зависит от человека. Музыкант — это тяжелый, ежедневный, кропотливый труд. Постоянно надо двигаться вперед, самому искать работу, концерты. А некоторые думают: поступил в оркестр, сел и жди, все тебе принесут на блюдечке. Сейчас такого нет. Нужно и самому шевелиться.

— Какие отличительные черты Президентского оркестра?

— Пожалуй, дисциплина. Лучшей я не видел нигде. Работал с оркестрами в России, Украине, Израиле, Молдове — есть с чем сравнивать. У нас музыканты не бегут на репетицию перед самым выходом дирижера. Приходят за полчаса, готовятся, в 10.00 — все уже готовы работать.

А главное: оркестр играет чисто и стройно. Это все отмечают, в том числе и наши зарубежные коллеги. Интонация — то, за что мы боремся и чем постоянно занимаемся. 

— Оркестр особенный еще и тем, что сопровождает протокольные мероприятия. 

— Это очень серьезная специфика. Ведь в таких случаях оркестр — не концертный коллектив и не просто аккомпанемент. Нужно понимать, что играть, когда, как и для чего. Например, фоновая музыка во время официального приема должна быть негромкой, но и нескучной, не должна мешать разговаривать и в то же время украшать мероприятие, быть заметной. Всему этому я специально учился, азы протокола постигал на стажировке в Президентском оркестре России у главного его дирижера Павла Борисовича Овсянникова.

— Гимны скольких стран знает оркестр?

— С десяток есть в репертуаре, но в этом плане духовой оркестр роты почетного караула лидирует. Ведь обычно он, а не мы играет гимны. Наша задача — светские приемы. А там предпочтительнее популярная классика — Моцарт, Боккерини, Чайковский…

— Президентский оркестр — коллектив универсальный. В репертуаре — произведения современных авторов, эстрадные композиции, обработки народных песен, а также классика всех эпох и стилей и ее переложения — от барокко до джаза и симфорока. А вот крупных форм нет. 

— Когда-то пробовали и Моцарта, и Рахманинова, и Баха. Но — залы пустые, нет сборов на эту музыку. А наши концерты должны быть рентабельными, билеты на них не дотируются. Потому и приглашаем топовых артистов, мировых звезд, делаем трибьют-программы. 

— Оркестр под вашим управлением сопровождал выступления многих знаменитейших артистов — Демиса Руссоса, Хосе Каррераса, Сары Коннор, Алессандро Сафина, группы Scorpions, Дмитрия Хворостовского… В одном интервью вы признавались, что мечтаете выступить с Анной Нетребко. 

— Пока другие дирижеры возле нее, к сожалению. Вообще, это обычная мировая практика — для выступления с чужими оркестрами иностранные звезды привозят своих дирижеров. Но, думаю, о нашем коллективе Анна Нетребко знает, в свое время сам Дмитрий Хворостовский нас ей протежировал. Так что мечта пока остается.

svirko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?