Минск
+3 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Фермер из Березовского района Дмитрий Лутаев - о секретах органического земледелия

Органика оздоравливает не только почву и воду, но и нас с вами

Фермер из Березовского района Дмитрий Лутаев даже семена овощей старается использовать непротравленные, чтобы химикаты потом не перешли в продукцию.

Дмитрий Лутаев, сколько себя помнит, всегда хотел быть фермером. Родился в Витебске, одно время работал в Минске. А три года назад купил старый домик с гектаром земли в деревне Сошица, что  недалеко от Березы. Раскорчевал и расчистил участок, который 20 лет находился в запустении. И занялся органическим земледелием.



Почему овощи? Потому что эти культуры, как никакие другие, позволяют уже в первые годы получить отдачу от вложенных средств. Да и начинать выращивать их можно без больших инвестиций в технику. Ну и наконец: овощи как продукты питания всегда были и будут востребованными. К тому же у органических плодов еще и вкус более насыщенный (у неорганических, как показывают исследования, высокая пестицидная нагрузка).

Первые грядки появились весной 2017 года. И постепенно участок приобрел тот вид, который хочется хозяину. Климат Брестской области с Придвиньем не сравнишь: для выращивания большинства культур он куда более благоприятен. А вот по почве есть вопросы. Из-за того что на участке она песчаная, да и небольшой склон к югу есть, земля легко пересыхает и практически не держит влагу. Конечно, если есть возможность инвестировать, то можно вырастить абсолютно любую культуру. Дмитрий же подбирает их исходя из своего участка — теплолюбивые и засухоустойчивые. И сегодня таких порядка сорока: тыква и кабачок, сладкая кукуруза, спаржа, свекла, различные виды капусты и салатов, арбуз, дыня, помидор, фасоль, чеснок, перец и другие сезонные овощи и фрукты. Сезон на ферме стартует в феврале и заканчивается в декабре. Небольшая передышка только в январе. Жаль, что в Беларуси нет, как в Европе, подменных фермеров, которые отпускают хозяина на пару недель в отпуск.

Чистота и качество культур, выращиваемых в хозяйстве, подтверждены Европейским сертификатом. К слову, сертификацию Лутаев проходит в латышской компании.

Дмитрий, как и положено фермеру, встретил нас на поле. А заглянули мы к нему большой компанией: экологическое учреждение «Агро-Эко-Культура» организовало пресс-тур по органическим фермерским хозяйствам. Как фермер-органик он исключительно за чистые технологии: без химии и минеральных удобрений. Использует лишь золу и компост. Для защиты растений от колорадского жука, фитофторы и других напастей использует микробиологические препараты. И все это не дань моде, а строгое требование международным стандартам. Дело в том, что в биопродукции нет такого понятия, как предельно допустимые нормы по концентрации пестицидов или нитратов. Их вообще там быть не должно.

Даже семена Дмитрий старается использовать только сертифицированные и ни в коем случае не протравленные (без «цветных» оболочек), потому что химикаты потом перейдут в продукцию.

Органическое земледелие требует не только знаний агрономии, но еще и дисциплины, и терпения. Нужно каждый день вести журнал, в который записывается любой огородный шаг: что и какими семенами посеял, чем пропалывал, как убирал...

— Проверяющие из сертифицирующей организации могут попросить бутылку от препарата, который вносился год назад, — объясняет Дмитрий. — Поэтому ее нужно хранить определенное количество лет. Могут, раскопав грядку, посмотреть, какие семена использовались: протравленные или нет. Поэтому и пакеты от семян храню, не забыв дополнительно их сфотографировать. Инспектор может приехать и с внеплановой проверкой. Если он найдет где-то «химию», то штраф как минимум 500 евро неизбежен. И все придется начинать с нуля. Зачем же самому себе ставить палки в колеса?

Первые два-три, так называемые переходные, сезона в органическом земледелии самые сложные. Падает урожайность, больше становится болезней и вредителей. Но как только почва оздоровится, повысится и иммунитет растений.  

Органикой, признается Лутаев, занялся исключительно из идейных соображений:

— У всех минеральных удобрений кислая среда. Если положить кристаллик соли на дождевого червяка, он умрет. Поэтому и поля, на которые вносится «минералка», практически стерильны: в них нет почвенной биоты. Это такой же субс­трат, как минеральная вата. Для меня же всегда была важна природа. Поэтому и органическое сельское хозяйство считаю единственно перспективным. Да, спасти все и вся я не собираюсь, но на своем участке постараюсь. Ведь то, что мы вносим в почву, потом идет нам же на стол. Хочется, чтобы и другие это понимали. И те, кто производит продукцию, и тот, кто ее покупает.

И хотя переход на органику для Дмитрия был идейным, но все же не спонтанным. Будучи студентом Белорусской госсельхозакадемии, он в 2003-м прошел спецкурс по экологии Балтийского моря, организованный Шведским институтом.

Участие в нем во многом и определило его сегодняшние интересы и увлечения. После четвертого курса уехал на три месяца на практику в Швецию. Правда, место для себя нашел сам — на семейной органической ферме, где было 25 коров. Вернулся в Горки, сдал госэкзамены, защитил диплом и... снова уехал в Швецию. На сей раз не только работать на ферме, но и учиться органическому сельскому хозяйству в Шведском сельхозуниверситете в городе Уппсале. Получив обширные знания, Дмитрий был готов, не покладая рук, работать на ниве белорусской органики. В 2011 году вместе с партнерами организовали бизнес, связанный с органическими продуктами. Но потом, как это иногда бывает, интересы разошлись. И встал выбор — куда идти и чем заниматься? Вот тогда-то и пришла мысль: только в деревню! Или сейчас, или никогда.

Так в его жизни появилась Сошица. А вместе с ней и практическая реализация полученных в Швеции знаний.  

Дмитрий и сегодня учится: изучает опыт американских овощеводов-органиков, просматривает шведскую литературу… Ведь порой на огороде появляются такие болезни и вредители, которых у неоргаников быть не может. В интенсивном земледелии прошелся гербицидом широкого действия, внес полным курсом удобрения, применил фунгициды — и почти никаких тебе ни болезней, ни вредителей. В органике все по-другому. Здесь во главу угла ставится плодородие почвы, а оно возможно только при разнообразии почвенной биоты. Поэтому и кормят здесь не растения, а саму почву, вернее, находящихся в ней полезных микроорганизмов. Отказавшись от глубокой вспашки, для обработки грядок Дмитрий использует мотоблок с фрезой, которая захватывает не более 12—15 сантиметров. Многие приспособления делает сам. К слову, и семена старается использовать свои, экономя на этом немалые средства. Есть сорта (к примеру, коктейльный томат «сакура»), одно семечко которых стоит евро.

СБЫТ — огромная проблема для любого предприятия, а для маленького (и тем более органического) особенно. Поэтому сетевые магазины как основной канал продажи хозяин пока не рассматривает: нет объема, чтобы каждый день поставлять продукцию в гипермаркеты. Кто-то покупает у него овощи прямо с грядки, кто-то заказывает доставку через интернет.

Сегодня Лутаев известен как один из основателей органического фермерского кооператива и первого в стране интернет-магазина органических продуктов «Консорция органических хозяйств».

Правда, на таком земледелии, признается фермер, быстро не разбогатеешь: в прошлом году выручка была минимальной, а в этом хватает уже на текущие расходы и минимальные инвестиции. Если сказать одним словом — дорогое хобби. Но тем не менее Дмитрий доволен. Ведь каждый новый день в деревне не похож на другой.

Несмотря на все трудности, Дмит­рий Лутаев уверен: за органическим земледелием будущее. Что же касается бизнеса, то уже через пару лет со своего гектара он планирует получать не менее 20 тысяч долларов выручки в год. Вот оно — хобби, ставшее бизнесом и приносящее не только прибыль, но и радость.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Светлана СЕМЕНАС, председатель правления экологического учреждения «Агро-Эко-Культура», кандидат сельскохозяйственных наук:


— Органическое земледелие — устойчивое сельское хозяйство. И включает оно в себя и агроэкологию, и восстановительное земледелие, и земледелие замкнутого цикла. Если все это внедрить в больших масштабах, то ситуация в деревне улучшится не только экологически или экономически, но и социально. Будет больше рабочих мест и выше доходы.

Многолетние опыты, проводимые в Швейцарии, США и России, показали, урожайность культур в органических хозяйствах (по сравнению с неорганическими) может доходить от 80 до 120 процентов. В экстремальных погодных условиях (к примеру, при продолжительной засухе или ливневых дождях) органические поля страдают меньше и конечный урожай на них лучше. И все благодаря устойчивой экосистеме.

В Европе многие фермеры переходят на органику не по идейным соображениям, а потому что это выгодно. Особенно если участок достался неокультуренный. Поддерживается и сертификация: взносы возмещаются полностью или частично. Да и кредиты выдаются под более низкий процент.

 Также в Европе широко распространены кооперативы, члены которых весной дают фермеру деньги. А он обязуется в течение сезона раз в неделю привозить им продуктовую корзину. Это тоже (пусть и свое­образная) форма кредитования.

Фермеров-органиков нужно поддерживать еще и за то, что они оздоравливают не только почву и воду, но и нас с вами.

ФАКТ

Когда-то в Германии в водозаборе в районе Дрездена вода оказалась непригодной для питья. И тогда эксперты предложили два решения: очищать ее химикатами или же доплачивать фермерам, чтобы они перешли на органическое сельское хозяйство. Более 80 процентов хозяйств приняли это решение и стали работать по законам органики. И вода очистилась, по своим показателям она даже во много раз превосходила стандарт, принятый для питьевой. Когда же подсчитали затраты, оказалось, что ее химическое обеззараживание в 80 (!) раз было бы дороже, чем доплаты фермерам в пересчете на литр очищенной воды.

Фото автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...