Орден спас от пули

Телеведущий Дмитрий Бочков вспоминает военную историю своего деда-сибиряка

«Война обожгла множество советских семей. Кого-то в большей степени, кого-то в меньшей. Но предков телеведущего Дмитрия Бочкова она могла бы и не коснуться вовсе. Правда, его дед-сибиряк и слышать об этом не хотел. Имея бронь, он отправился выполнять свой человеческий и врачебный долг.

Дмитрий БОЧКОВ: «С утра до вечера дед пропадал в палатках, ампутируя конечности, доставая осколки»

Это  праздник со  слезами  на  глазах


— Сколько себя помню, в детстве каждое 9 Мая начиналось так: папа доставал шкатулку нашего деда Бочкова Николая Андреевича. Мы рассматривали фотографии и награды, а он рассказывал о боевых подвигах и жизни своего отца. У деда много медалей, которые давали к юбилеям Победы, но самыми интересными для нас были именно боевые награды. За каждой из них — история. И мы, три брата, каждый раз слушали с большим интересом.

Но, знаете, одно дело слышать про подвиги из чьих-то уст, пусть и родных тебе людей, а вот иметь на руках документальное подтверждение подвигов деда — совсем другое. Ведь чем больше времени проходит, тем больше появляется искажений, а многое просто забывается, додумывается. И порой такие рассказы уже превращаются в семейные легенды. И каково было наше счастье, когда на одном из специализированных российских сайтов мы нашли сведения о Бочкове Николае Андреевиче 1915 года рождения, то есть нашем дедушке. Там же были данные о всех его наградах. Мы радовались этому, как маленькие дети, ведь так хочется знать детали, а потом эту достоверную информацию уже передавать своим детям и внукам.

Скальпель — его  главное  оружие


Всю Великую Отечественную дед прошел как военный врач. Но к тому времени он уже успел понюхать пороху на японской войне. Участвовал в столкновениях у реки Халхин-Гол и на озере Хасан. Поэтому хорошо понимал, что его ждет. Он не был бойцом, его работа — спасать людей, оперировать. Он с утра до вечера пропадал в палатках, ампутируя конечности, доставая осколки, иногда просто констатируя смерть. Его основная работа начиналась, когда бойцы отдыхали после сражений, приводили себя в порядок.

Родился он в Сибири в большой семье. В Татарске же и призывался на фронт. К тому времени он уже работал в Омской областной больнице, занимал там какую-то должность. Поэтому тяжелые ранения, сложные болезни не были для него неожиданностью. К слову, врачи тогда ценились на вес золота, поэтому у многих была бронь, в том числе и у моего деда, то есть он мог не идти на фронт. Но насколько мы поняли, для него так вопрос вообще не стоял. Один из важных моментов нашего с братьями воспитания: когда плохо, уже можно не прятаться, а надо, наоборот, идти вперед. В итоге он был одним из многих, кто пошел на войну. У того поколения это не было каким-то выдающимся шагом, но в любом случае я рад, что мой дед совершил такой поступок.

Краеугольный  камень  рода


У деда было много наград. Вот и на фотографии видны ордена «За оборону Москвы», «За взятие Кенигсберга», медали «За отвагу», «За боевые заслуги» и другие. Но отдельно я хочу рассказать об ордене Красного Знамени.

В 90-е нашу квартиру обокрали. Я тогда еще был школьником, но как сейчас помню, пришли следователи и сообщили, что нашли какие-то вещи, технику. Папу это как будто совсем не волновало, он просил только: «Пожалуйста, найдите награды моего отца. Мне больше ничего не надо». Вора вскоре нашли, но, как оказалось, он успел продать несколько наград. Знаете, я в таких случаях больше виню даже не преступника, обчистившего нашу квартиру, а покупателей. Ведь если есть спрос, всегда найдется и предложение. Таким людям нет прощения. Но самое важное в этой истории для нас то, что орден Красного Знамени вор не продал. Когда мы у него спросили, почему, он ответил: «Его не брали, потому что он бракованный!» Как сейчас помню, заблестели у отца глаза от радости. Я не понял, почему? Уже позже осознал, что для кого-то этот орден бракованный, а для нас он бесценный.

У Николая БОЧКОВА была бронь — он мог не идти на войну, но даже не хотел об этом слышать

Действительно, если к ордену присмотреться, то можно увидеть, что один лучик у него немного отколот. Это не случайное повреждение. Во время боя в него попала вражеская пуля. Орден хранился в нагрудном кармане у деда. Туда и летела пуля. По сути, награда спасла ему жизнь. Где и при каких обстоятельствах это случилось, сказать не могу, но на том российском сайте есть описания подвигов, за которые ему дали эту награду. Там было два факта. В 1943 году в Орше во время сражения он вынес с поля боя двенадцать человек с оружием и документами. Это очень важный момент: он не просто вытаскивал людей из-под пуль, но и находил их оружие. Ведь без него у них потом могли быть большие проблемы, вплоть до обвинения в дезертирстве. Еще в июле 1944 года в Заславском районе, как написано, «проявляя заботу к людям, выносил с поля боя раненых бойцов и сержантов». И в деревне Лошаны из автомата лично уничтожил четырех немцев. За эти подвиги ему и дали орден. Но, судя по всему, уже после этого и, похоже, в самом конце войны он был участником еще одного боя, где его ранила вражеская пуля, но благодаря ордену не смертельно. Я часто думаю, что эта награда — краеугольный камень нашего рода. Погибни дед тогда, не было бы ни моего отца, ни нас с братьями, ни моего сына.

Дневники — свидетели  войны


Я очень сожалею, что не застал деда. Он умер вскоре после моего рождения. И о войне знаю в основном из уст моего отца и его сестер. К слову, после ранения на территории Беларуси дед здесь проходил лечение. Тут и познакомился с бабушкой Надеждой Никифоровной. В Сибирь решил не возвращаться. Практически всю жизнь они прожили в деревне Старобин, что на Солигорщине. У них родились четверо детей.

Но есть у меня и еще один свидетель военных событий — дедушкины дневники. Я мечтаю их когда-нибудь собрать, систематизировать и, возможно, напечатать. Не для того, чтобы это тиражировать, а для себя, для своих детей. Конечно, можно долго доказывать, что молодежь помнит о подвиге своих дедов и прадедов. Но давайте будем честны: чем больше времени проходит, тем меньше эта история трогает, ведь живых свидетелей практически не осталось. И однажды, как бы больно нам сегодня ни было осознавать, это станет лишь одним параграфом в школьном учебнике, который, в принципе, не может передать весь трагизм и героизм тех, кто жил в ХХ веке. Поэтому для семейной истории такие дневники и награды — это бесценно. Я признателен вашей газете за этот проект: он действительно призывает помнить и гордиться, оставляет еще одну засечку в нашей памяти.



У меня растет сын, Святославу сейчас девять лет, это самое время, чтобы говорить всю правду о войне. И ситуация в нашей семье, почти как в моем детстве. Мы приезжаем к его деду, то есть моему отцу, показываем ему награды. Говорим о тех, кто рисковал, верил и побеждал. И он уже многое знает. Я очень рад, когда сын играет в стрелялки, он не ломает голову, на чьей стороне будет «воевать», даже несмотря на то, что там «шмайсеры», то есть техника получше. Он всегда на стороне красных.

Я показываю ему старые советские фильмы. Они ведь честные. Тогда другими и быть не могли. «Они сражались за Родину», «В бой идут одни «старики», «Судьба человека», «Летят журавли» снимало и смотрело поколение, которое воевало. Искажения правды там не может быть. Ближе к празднику мы опять включим что-нибудь из этих фильмов, и я еще раз напомню ему о подвиге его прадеда, воевавшего за мирное небо над нашей головой.

stepuro@sb.by


Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости