Опять «тройка»...

Новое прочтение понятия «ближнее зарубежье»
Новое прочтение понятия «ближнее зарубежье»

«Шпигель» — по–немецки «зеркало». Если он берется интервьюировать кого–то из важных персон мировой политики, значит, отражает главные тенденции. Это своего рода зеркало общественного мнения крупнейшей страны Европы, председательствующей ныне в Евросоюзе. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров на этой неделе отвечал на вопросы «Шпигеля» о рисках с точки зрения европейской безопасности, спорах вокруг российских поставок нефти и газа, взаимоотношениях с соседями...

Действия российских энергетических монополистов породили серьезную обеспокоенность европейцев, и сегодня даже такому искушенному дипломату, как Сергей Лавров, приходится потратить немало усилий для достижения взаимопонимания. «Мы хотим, чтобы нас услышали» — так озаглавлено интервью в немецком журнале...

Любопытно, как обосновывают журналисты постановку главной темы интервью — о серьезных проблемах во взаимопонимании. «Даже ваш... самый близкий друг, белорусский президент Лукашенко, теперь говорит о «заносчивой российской элите», — отсылает «Шпигель» своего собеседника к, так сказать, истории вопроса. И далее констатирует: «Похоже, между Москвой и Западом существуют серьезные проблемы во взаимопонимании».

Впрочем, надо отдать должное Сергею Лаврову: он во время этого непростого разговора напомнил европейским коллегам, что и им следует сделать кое–что для взаимопонимания. Например, если они имеют вопросы к другим государствам, в том числе и к Беларуси, то, цитирую ответ Лаврова, «не надо вводить санкции против этих стран — надо вовлекать их в диалог».

Так состоится ли после холодной во всех смыслах зимы европейская политическая «оттепель»? «Диалог» — ключевое слово и для европейцев, которые, как признал «Шпигель», «боятся, что когда–нибудь они на долгое время окажутся отрезанными от российской нефти или газа». И для России, которая хочет, чтобы ее услышали. И для Беларуси, важность которой как страны–транзитера осознана и потребителями, и поставщиками энергоносителей. Но надо понимать, что безопасный транзит — это предпосылка к более широкому участию всех в обеспечении европейской безопасности.

Первой ласточкой в этом смысле стали российско–евросоюзовские переговоры, состоявшиеся на этой неделе. В Москве принимали высокопоставленную делегацию из Европейского союза. Комиссар по внешним связям Бенита Ферреро–Вальднер, высокий представитель по внешней и оборонной политике Хавьер Солана и глава МИДа председательствующей сейчас в ЕС Германии Франк–Вальтер Штайнмайер — этот формат носит название «евротройка» — беседовали с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

Беседа непростая. Ведь после саммита в финском городе Лахти, где Владимиру Путину так и не удалось договориться о новом Соглашении о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, диалог с Евросоюзом застопорился. Вернее, его застопорила Польша, недовольная запретом на ввоз ее сельхозпродукции, прежде всего мясной, в Россию.

Впрочем, евротройка наращивает переговорные мускулы не за счет польского мяса. Европейцы упорно бьют в одну, наиважнейшую для них точку — энергетическую. Новое соглашение России и ЕС «должно отражать основные принципы Энергетической хартии и обеспечивать создание взаимовыгодных, прозрачных и недискриминационных условий сотрудничества», заявила комиссар по внешним связям Ферреро–Вальднер. Речь идет о равной защите интересов всех участников, адекватном распределении рисков между странами производства, транзита и потребления энергоресурсов...

Контекст дискуссии таков, что следующий раунд переговоров евротройки видится в Минске и Киеве, — ведь без них разговор о защите всех участников энергодиалога был бы неоконченным... Не случайно после встречи евротройки с российским министром иностранных дел московские наблюдатели вновь ввели в политический оборот термин «ближнее зарубежье», которое для некоторых стратегов из газпромовских офисов вроде и не существует. И это стратегический просчет. Потому что Европейский союз, напротив, отводит большую роль именно своим близким соседям и в разговоре с Москвой говорит сегодня даже об «общем ближнем зарубежье». Некоторые аналитики прогнозируют, что конкуренция Москвы и ЕС за влияние на постсоветском пространстве в этом году ужесточится. Стратегия Евросоюза в этом смысле принципиальна — все, что на благо ее безопасности, в первую очередь энергетической, — на благо и всей Европе...

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?