Операция «Багратион»: Генштаб приказал гнать «дезу»

НАЧИНАЯ с середины мая 1944 года командование войск, штабы и партизаны стали усиленно готовиться к предстоящему наступлению

1-МУ Прибалтийскому, 1-му, 2-му, 3-му Белорусским фронтам, участвовавшим в Белорусской стратегической операции «Багратион», требовалось дополнительно подать 400 тысяч тонн боеприпасов, 300 тысяч тонн горючего, свыше 500 тысяч тонн продовольствия и фуража. Чтобы представить, каким был объем перевозок, отметим, что только для доставки одного боекомплекта снарядов и мин сухопутным соединениям и частям нужно было по меньшей мере 13500 железнодорожных вагонов.

29 мая 1944 года Ставка ВГК направила фронтам специальную директиву, в которой потребовала тщательно скрывать от противника подготовку к наступательным боевым действиям, чтобы создать видимость, что советские войска готовятся к обороне. Для дезинформации врага предстояло оборудовать не менее трех оборонительных рубежей на глубину до 40 км.

Перегруппировка войск проводилась на расстоянии от 400 до 900 км с соблюдением всех мер маскировки. В прифронтовой полосе части и соединения передвигались только в ночное время и небольшими группами. Ни днем, ни ночью не разрешалось разводить костры.

Соединения и части сухопутных войск сосредоточивались на участках прорыва только ночью. Рекогносцировку местности на главных направлениях разрешалось проводить небольшими группами офицеров и генералов, одетых в солдатскую форму. Танкистам и летчикам запрещалось появляться на переднем крае в своей форме.

ГЕНЕРАЛ Афанасий Белобородов, бывший командующий 43-й армией, вспоминал: «Все мероприятия по планированию операции и ее обеспечению проходили в строжайшей тайне, с привлечением на первом этапе ограниченного круга исполнителей. Была запрещена разработка каких-либо документов по наступлению в штабе армии до 13 июня и в штабах корпусов до 19 июня. Все распоряжения отдавались только устно лично исполнителю. Использование радио и телефонной связи по вопросам предстоящей операции исключалось».

Предписывалось строго соблюдать режим радиомолчания и скрытого управления войсками. К разработке плана операции привлекался очень узкий круг лиц. Всякая переписка о готовящейся операции, а также переговоры по телефону или телеграфу категорически запрещались. Оперативные документы фронтов и армий разрабатывались, как правило, двумя-тремя лицами, оформлялись от руки и докладывались лично командующим.

Фронтовые, армейские и дивизионные газеты публиковали материалы только по оборонительной тематике, что создавало иллюзию ослабления этого стратегического направления. Работа мощных радиостанций временно прекращалась, в учебно-тренировочные радиосети включались только маломощные передатчики, располагавшиеся не ближе шестидесяти километров от переднего края.

По распоряжению Ставки ВГК из прифронтовой зоны были временно выселены все местные жители. Это делалось для того, чтобы сберечь население от потерь во время активных боевых действий и не дать противнику возможности заброски во фронтовой тыл своих агентов под видом коренных жителей или беженцев. Директива требовала улучшить инженерное оборудование занимаемых позиций, приспособить населенные пункты к круговой обороне.

Чтобы ввести гитлеровское командование в заблуждение и убедить его в том, что летом 1944 года Красная Армия будет наносить главный удар на юге и в Прибалтике, Генштаб разработал ряд мер. 3 мая командующему 3-м Украинским фронтом было отдано следующее распоряжение: «В целях дезинформации противника на вас возлагается проведение мероприятий по оперативной маскировке. Необходимо показать за правым флангом фронта сосредоточение восьми-девяти стрелковых дивизий, усиленных танками и артиллерией…

Ложный район сосредоточения следует оживить, показав движение и расположение отдельных групп людей, машин, танков, орудий и оборудование района… Срок проведения оперативной маскировки с 5 по 15 июня с.г.». Аналогичная директива была направлена и в штаб 3-го Прибалтийского фронта.

Одной из весьма эффективных мер дезинформации противника явилось проведение перед началом Белорусской наступательной операции разведки боем на фронте от Пскова до Карпат. В ней участвовали не только войска, привлекаемые к предстоящей операции, но и соединения 3-го и 2-го Прибалтийских и 1-го Украинского фронтов.

ПРАКТИЧЕСКИ за две недели до начала Белорусской операции германская разведка доложила высшему командованию, что главные удары Красной Армии летом 1944 года следует ожидать не в центре советско-германского фронта, а на юге — против групп армий «Северная Украина» и «Южная Украина» с последующим развитием наступления в направлении Балкан и только вспомогательный удар — против группы армий «Центр» в Беларуси.

После этого последовали организационные мероприятия по усилению фашистских групп армий «Северная Украина» и «Южная Украина». В этих двух группировках было сосредоточено 109 фашистских дивизий, или 48 процентов всех пехотных и 84 процента танковых и моторизованных дивизий, находившихся на восточном фронте.

Начальник оперативного отдела штаба верховного главнокомандования Германии Альфред Йодль на Нюрнбергском процессе заявил: «Мы предполагали, что удар со стороны русских последует на южном участке, а именно — в направлении румынской нефти. Поэтому основное количество танковых дивизий было сосредоточено в южной группе армий».

В чем же состоял смысл скрытной подготовки к предстоящим боевым действиям? «…Дивизии, — вспоминал командующий 5-й армией генерал-полковник Николай Крылов, — сразу же построили в своем тылу учебные полигоны, создали участки обороны, идентичные тем, которые предстояло им прорывать. Командиры полков и дивизий отрабатывали с ними прорыв позиций противника с форсированием реки, вплоть до блокировки и уничтожения штурмовыми группами отдельных огневых точек, привлекая к занятиям танки, артиллерию и саперную технику».

На местности шла интенсивная тренировка рот, батальонов и полков в стремительной атаке и быстром развитии прорыва обороны противника в глубину, в штурме опорных пунктов, во взаимодействии всех родов войск. Пехотинцы и танкисты, саперы и артиллеристы, воины других специальностей непрерывно участвовали в учениях, готовились к штурму вражеских позиций.

ОГРОМНУЮ работу проделали войска фронтов по инженерному обеспечению операции: готовились элементы и детали мостов и различных десантно-переправочных средств для преодоления водных преград с ходу. Саперы строили и ремонтировали дороги, возводили мосты, очищали от мин прилегающую местность. Так, соединения и части инженерных войск 1-го Белорусского фронта в подготовительный период соорудили четыре моста на Днепре, имевшие длину от 65 до 150 метров. Части авиационного тыла недалеко от линии фронта восстанавливали поврежденные и строили новые аэродромы.

К 22 июня 1944 года подготовка к Белорусской стратегической наступательной операции «Багратион» была завершена.

Николай ШЕВЧЕНКО, Валерий ПИНЧУК, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?