Опасные пороги интенсификации

О МИРОВОМ продовольственном кризисе все настойчивее заявляют СМИ. Действительно ли он существует или кто-то намеренно пугает всех нас очередным Армагеддоном? Ведь уже случались предсказания и о конце света, и о вселенском потопе. Ни одна из этих страшилок, однако, не сбылась. Правда, землетрясения и наводнения, которые за последнее время произошли в ряде стран, наводят все же на определенные и отнюдь не веселые размышления. Ну а что конкретно известно о продовольственном кризисе? Это миф или реальность? За разъяснением ситуации «БН» обратилась к заместителю председателя президиума Национальной академии наук Беларуси, доктору экономических наук, академику Владимиру ГУСАКОВУ. — Проблемы продовольственного обеспечения в мире действительно обостряются, — подтвердил Владимир Григорьевич. — Если в конце ХХ века в мире голодало и недоедало примерно 800 миллионов человек, то теперь — до 1 миллиарда. Около 30 миллионов человек ежегодно умирают от недостатка продовольствия. Цифры обескураживающие. Успокаивает лишь то, что Беларусь находится в числе стран, достаточно обеспеченных продовольствием. Но я бы весьма осторожно называл происходящее в мире кризисом, ведь проблема возникла не вдруг. Она имела место в течение всего прошедшего столетия, и как продолжение данного негативного факта наглядно проявляется сейчас. Несмотря на все меры, предпринимаемые различными международными организациями (ООН, ФАО и др.), сгладить остроту не удается в течение ряда последних десятилетий. От голода и недоедания особенно страдают регионы Африки и Азии.

Отечественный агробизнес на фоне мирового продовольственного кризиса.

О МИРОВОМ продовольственном кризисе все настойчивее заявляют СМИ. Действительно ли он существует или кто-то намеренно пугает всех нас очередным Армагеддоном? Ведь уже случались предсказания и о конце света, и о вселенском потопе. Ни одна из этих страшилок, однако, не сбылась. Правда, землетрясения и наводнения, которые за последнее время произошли в ряде стран, наводят все же на определенные и отнюдь не веселые размышления. Ну а что конкретно известно о продовольственном кризисе? Это миф или реальность? За разъяснением ситуации «БН» обратилась к заместителю председателя президиума Национальной академии наук Беларуси, доктору экономических наук, академику Владимиру ГУСАКОВУ. — Проблемы продовольственного обеспечения в мире действительно обостряются, — подтвердил Владимир Григорьевич. — Если в конце ХХ века в мире голодало и недоедало примерно 800 миллионов человек, то теперь — до 1 миллиарда. Около 30 миллионов человек ежегодно умирают от недостатка продовольствия. Цифры обескураживающие. Успокаивает лишь то, что Беларусь находится в числе стран, достаточно обеспеченных продовольствием. Но я бы весьма осторожно называл происходящее в мире кризисом, ведь проблема возникла не вдруг. Она имела место в течение всего прошедшего столетия, и как продолжение данного негативного факта наглядно проявляется сейчас. Несмотря на все меры, предпринимаемые различными международными организациями (ООН, ФАО и др.), сгладить остроту не удается в течение ряда последних десятилетий. От голода и недоедания особенно страдают регионы Африки и Азии.

 

 Беларусь — продуктоизбыточная страна

Обострение мировой продовольственной проблемы имеет свои причины и предпосылки. Во-первых, это опережающий прирост населения планеты по сравнению с ростом сельскохозяйственного производства. Особенно это касается регионов, где для ведения сельского хозяйства сложились весьма неблагоприятные условия. В целом в мире прирост населения в два раза опережает прирост продовольственных ресурсов.

Во-вторых, в странах с дефицитом продовольствия сельское хозяйство находится на весьма примитивном уровне, слабо оснащено средствами производства, государства там не вкладывают в подъем аграрной экономики необходимые ресурсы. В-третьих, структура мирового производства продовольствия достаточно нерациональна и неравномерно распределена по регионам — избыток одних товаров не может перекрыть дефицита других.

В-четвертых, становится все более заметным ухудшение почвенно-климатических факторов производства — уменьшается количество осадков, растет сумма положительных температур, расширяется опустынивание земель. В-пятых, усиливается действие неблагоприятных экономических факторов: резко растут цены на технику и материальные ресурсы, ухудшается доступность кредитов, замедляется развитие социальной инфраструктуры. В-шестых, значительная часть сельскохозяйственного сырья вместо того, чтобы быть переработанной на продовольствие, перерабатывается на энергоресурсы (рапс, кукуруза, сахаросодержащее сырье и др.). В-седьмых, усилилось действие политической конъюнктуры, когда отдельные развитые страны и их экономические группировки стали волевым порядком регулировать мировую торговлю. Распределение продовольственных ресурсов в этом случае далеко не всегда согласуется с потребностями стран и регионов, где ощущается нехватка продуктов.

Этот перечень можно продолжать. Суть, однако, в том, что продовольственные ресурсы стали сильнейшим орудием, с помощью которого можно манипулировать поведением стран, регионов и сообществ людей. Продовольствие выдвигается в качестве главного механизма в обеспечении экономической безопасности и независимости общества.

К счастью, Беларусь и ее народ всего этого не ощущают. Наша страна полностью и даже с избытком обеспечена основными продовольственными ресурсами. Хотя еще в конце 80-х — начале 90-х годов истекшего века полки наших магазинов тоже были небогатыми.

Учитывая обострение продовольственной проблемы, практически все страны мира — как развитые, так и не очень — стали активно восстанавливать свое национальное сельское хозяйство, вкладывать в развитие АПК крупные, опережающие инвестиции. Появилось осознание того, что стоимость продовольствия на мировых рынках будет постоянно расти.

Надо ли в этой связи Беларуси корректировать свою аграрную политику? Считаю, какой-то коренной корректировки не требуется. У нас принята новая Государственная программа устойчивого развития села на 2011—2015 годы как продолжение широкомасштабной Государственной программы возрождения и развития села на 2005—2010 годы. В отношении сельского хозяйства проводится устоявшаяся государственная политика, направленная на стабилизацию социально-экономического положения, устойчивое функционирование внутреннего продовольственного рынка. В результате этих мер Беларусь стала продуктоизбыточной страной. Примерно 1/3 объемов производства в настоящее время отправляется на экспорт. К 2015 году белорусский продовольственный экспорт будет составлять уже около 1/2 суммарных объемов производства.

В этой ситуации нарушать устоявшиеся тенденции какими-то корректировками не стоит. Курс нашей аграрной политики выверен, и ему надо строго следовать. Но одновременно совершенствовать внутреннюю структуру агропромышленного производства, наращивать производственные мощности для увеличения экспорта, модернизировать технико-технологическую базу АПК, оптимизировать затраты, находить выгодные каналы сбыта продукции с целью увеличения выручки и прибыли, расширять ассортимент готовых товаров, усиливать конкурентоспособность национального аграрного комплекса при продвижении продукции на наиболее престижные зарубежные рынки, повышать качество и культуру питания населения.

Уязвимое плодородие

Говоря о производственном потенциале нашего АПК, который обеспечивает продовольственную безопасность страны, следует, однако, подчеркнуть, что от природы он достаточно бедный. В основе сельского хозяйства находится земледелие. Так вот, если оценивать естественное плодородие земли, которое сформировано природой, то в среднем по стране в эквивалентном исчислении оно находится в пределах 6—8 центнеров зерна с одного гектара. Мы же фактически получаем на круг более 30 центнеров. Эта разница в 22—25 центнеров называется искусственным, или экономическим, плодородием. Оно сформировалось благодаря многолетней деятельности аграриев, направленной на повышение плодородия в результате крупных ежегодных инвестиций в сельхозпроизводство. Вместе с тем это искусственное плодородие является весьма уязвимым. Достаточно прекратить или сократить инвестиции, как плодородие начнет возвращаться к своим исходным естественным формам.

Между плодородием и производственным потенциалом есть прямая связь. Так, повышение качественного уровня земледелия вызывает рост урожайности сельскохозяйственных культур, увеличение производства кормов, повышение продуктивности животноводства, расширение объемов продаж, в том числе экспорта, получение устойчивой прибыли. Поэтому, рассматривая вопрос о потенциале роста объемов производства, следует сказать, что он напрямую связан с размерами капитальных вложений и инвестиций в АПК. По большому счету, рост потенциала агросектора безграничен, все заключается в наличии материально-технических и финансовых ресурсов. Будут новые крупные вложения — будет и дальнейший рост объемов производства. Хотя надо понимать, что абсолютной связи здесь быть не может, поскольку на производственный процесс в АПК сильное влияние оказывают почвенно-климатические факторы (осадки, сумма температур и т. п.).

Наряду с этим есть и недостаточно задействованные резервы роста объемов производства. К ним прежде всего следует отнести необходимость более широкого использования рекомендаций науки по оптимизации структуры производства, строгого применения научно обоснованных технологий (должен быть своего рода диктат технологий), широкого перехода на предложенную наукой новую ресурсоэкономную систему земледелия и животноводства, соблюдения севооборотов, повсеместного внедрения рациональной системы организации труда и производства, включая рост мотивации работников в высокопроизводительном труде.

Наука установила пределы

Интенсификация сельскохозяйственного производства — насущная задача нашего времени. Я бы добавил сюда еще и концентрацию производства, так как интенсификация должна рассматриваться в контексте с концентрацией — это общемировая тенденция.

Направления и механизмы интенсификации в мире хорошо отработаны, они также взяты за основу отечественной наукой и практикой. Это — последовательный рост продуктивности растениеводства и животноводства на основе внесения удобрений и совершенствования кормовой базы, развитие средств механизации, модернизация технологий и улучшение организации производства. Интенсификация требует постоянного наращивания урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животных в расчете на единицу производственного потенциала (гектар посевов, голову скота, единицу труда и т. п.). Базисным условием обеспечения интенсификации является наука, материальной основой — технико-технологические и финансовые ресурсы, организационной формой — рациональное управление ресурсами, землей, трудом и пр.

Белорусская наука доказывает, что интенсификацию нельзя понимать огульно, в отрыве от материальных ресурсов и факторов. Сама по себе интенсификация ничего не дает. Это не панацея. Она результативна только вместе с массой других факторов, и прежде всего с минеральными и органическими удобрениями, техническими ресурсами. По сути, интенсификация — эта форма, которая должна быть наполнена содержанием в целях получения заданного производственного результата.

Интенсификация в обязательной мере должна быть адаптивной, то есть отвечающей конкретным условиям производства — земле по ее плодородию, зональным особенностям, сортам растений и породам животных. Интенсификация также должна иметь целевой результат — производственные показатели, которые следует получить в ходе ее реализации. Иными словами, интенсификация предполагает использование программно-целевого метода хозяйствования, когда ставится цель и разрабатывается программа мер по ее достижению. В этом и состоит новейшая практика организации сельскохозяйственного производства.

В практическом плане любой достигнутый уровень интенсификации соответствует имеющемуся уровню развития науки и техники. Чтобы поднять интенсификацию на качественно новый уровень, необходимо в первую очередь поднять на соответствующий уровень отечественные науку и технику. Более того, для устойчивого развития АПК наука и техника должны на порядок опережать производство, даже самое передовое.

Правда, когда имеются ограничения в финансовых и материальных ресурсах, ставить задачу суперинтенсификации преждевременно. Надо обязательно иметь в виду, что любая интенсификация — это дополнительное вложение средств. До определенного уровня роста продуктивности растениеводства и животноводства эти средства легко окупаются. Но есть пороги разумной целесообразности. Они установлены наукой. Стремление превысить эти пороги влечет уменьшение окупаемости каждой последующей единицы вкладываемых средств. Например, в среднем для условий Беларуси целесообразной является урожайность зерновых культур на уровне 40—50 центнеров зерна с гектара, а удой на одну фуражную корову в объеме 7—8 тысяч килограммов молока. Этот уровень многим хозяйствам по силам. Сельскохозяйственные предприятия, которые его достигают, как правило, имеют целевую (расчетную) окупаемость затрат и рентабельность. Однако погоня за более высокой продуктивностью может привести к опережающему росту затрат на единицу продукции, замедлению роста объемов производства, падению общих доходов от производства и, соответственно, рентабельности.

Для каждого конкретного случая существуют свои пороги целесообразности. Различные сельскохозяйственные предприятия имеют абсолютно несопоставимый исходный производственный потенциал. Уже сейчас есть высокоинтенсивные и ресурсонасыщенные хозяйства, располагающие обычно высокоплодородными землями, которые без проблем могут получать по 90 и даже 100 центнеров зерна с гектара при адекватной рентабельности производства. Но имеются также предприятия, которые с большим трудом выходят на урожайность 25—30 центнеров, располагающие, как правило, бедными супесчаными почвами. Таким образом, для обеих групп хозяйств пороги целесообразной продуктивности будут совершенно разными. Следовательно, экономические оценки интенсификации и производительности разнообразных групп предприятий тоже должны быть дифференцированы. Необходим строго индивидуальный подход.

Следует также иметь в виду, что интенсификация — это «дело» довольно дорогостоящее, хотя и высокоокупаемое. Поэтому при достижении пороговых уровней каждый фактор (даже тот, который на первый взгляд кажется незначительным) может играть определяющую роль. Чем выше уровень интенсификации, тем выше цена каждого фактора и ресурса.

Импортозамещение: догоняющий всегда отстает

При решении задачи роста производства продовольствия важную роль играет импортозамещение. Вообще, надо сказать, что импортозамещение — это нормальное состояние любой развитой экономики. Зачем, предположим, покупать за валюту то, что с успехом можно делать самим?

Для импортозамещения у нас созрели необходимые условия: вырос экономический потенциал, имеются квалифицированные кадры, есть соответствующие средства и интересы. Лишь бедные экономики, не способные организовать собственное производство конкурентоспособных товаров, пытаются все покупать за рубежом. Тем самым они попадают в зависимость и становятся постоянным рынком сбыта иностранных изделий.

После распада Советского Союза в суверенной Беларуси почти не оказалось сельскохозяйственного машиностроения. Собственные предприятия могли производить не более 4—5 процентов требуемой сельскохозяйственной техники. Все остальное оказалось в других республиках, ставших независимыми странами. Беларуси ничего не оставалось, как пойти по пути освоения широкого спектра сельхозмашин. И она сделала это за исторически короткое время. Сегодня на наших полях почти 95 процентов сельхозмашин — это белорусская техника.

Впрочем, импортозамещение на высоком технологическом уровне требует немалых материальных и финансовых средств. Небольшой Беларуси высокотехнологичное импортозамещение по широкому кругу товаров не под силу. В этой связи надо идти на широкую кооперацию с зарубежными партнерами.

В Национальной академии наук разработан новейший програм- мный документ — система машин для АПК. В его основу положены конкретные технологические операции. Часть машин по этой технологической цепи уже разработана и освоена отечественными машиностроительными предприятиями, другая находится в разработке. Но остаются еще машины, которые требуется закупать по импорту. Конечно, это достаточно сложная техника, и без привлечения зарубежных партнеров освоить ее весьма проблематично.

Что же касается резервов импортозамещения, то они огромны. Техника, как и другие товары, быстро устаревает не только физически, но и морально. Требуется ее обновление, чтобы не отстать от лучшей зарубежной инженерной мысли. Однако здесь важно знать одно непреложное правило — догоняющий всегда отстает. Чтобы этого не произошло, любое импортозамещение должно иметь принципиально новое наполнение, не только повторяющее зарубежные достижения, но и во многом превосходящее их.

Не путать агробизнес с рекламой...

Что касается вопроса альтернативных источников и механизмов интенсификации, то следует однозначно заявить: равнозначных альтернатив действующей системе аграрного производства сегодня еще не имеет ни наука (отечественная и зарубежная), ни практика. Все досужие разговоры о якобы больших перспективах альтернативного земледелия и животноводства и, в частности, экологического сельского хозяйства остаются всего лишь дискуссиями. Привлекательные картинки о безопасной продукции, полученной, например, без применения химических удобрений и средств защиты, являются, по большому счету, рекламой. Даже в развитых странах экологическое сельское хозяйство составляет не более 1—3 процента общих объемов производства. Но такое продовольствие в разы дороже продуктов, полученных традиционными методами, и далеко не всем доступно даже в богатых странах. Во-первых, при таком сельском хозяйстве продуктивность резко снижается. Во-вторых, удельные затраты остаются прежними или даже возрастают.

Более того, новейшие исследования показали, что какой-то существенной разницы для человека потребление тех или иных продуктов не имеет. Конечно, кроме их стоимости. Если продукция произведена в строгом соответствии с узаконенными технологиями, то качественные параметры ее выравниваются при различных формах земледелия и животноводства. В этом плане можно сказать, что практически вся сельскохозяйственная продукция, полученная в Беларуси, отвечает параметрам качества и безопасности. Поскольку в стране еще нет суперинтенсификации, все химические средства применяются в рамках установленных норм и нормативов. При этом за качеством продовольствия в республике налажен жесткий контроль.

Владимир ГУСАКОВ, заместитель председателя президиума НАН Беларуси, академик

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?