Минск
-2 oC
USD: 2.11
EUR: 2.34

За что маршал Жуков попал в опалу

Опалы маршала

На счету четырежды Героя Советского Союза немало блистательных побед. Некоторые, особо впечатлительные, военные историки даже ставят его в один ряд с Александром Невским и Наполеоном, утверждая, что маршал Жуков во многом изменил ход истории. Отчего же после войны он едва ли не полжизни провел в глухой опале?



Жуков всегда славился своим крутым нравом и в отличие от других военачальников, говорят, не боялся возражать даже Сталину. Бывший разведчик, историк и писатель Владимир Карпов в своей апологетической книге подробно рассказал об одном из таких эпизодов. 11 июля 1941 года, в разгар жестоких боев на Украине, Сталин послал грозную телеграмму командованию Юго-Западного фронта: “Получены достоверные сведения, что вы все, от командующего фронтом до членов Военного Совета, настроены панически и намерены произвести отвод войск на левый берег Днепра... Если сделаете хоть один шаг к отступлению, вас всех постигнет жестокая кара как трусов и дезертиров”. 

Начальник Генштаба Георгий Жуков не мог не знать об этой депеше Сталина. Но это не помешало ему на совещании в Кремле заявить, что Киев все же придется оставить, а на западном направлении организовать контрудар с целью ликвидации Ельнинского выступа как удобного плацдарма для наступления противника на Москву. Сталин был в гневе от такой дерзости:

— Какие еще контрудары? Что за чепуха?! Как вы могли додуматься сдать врагу Киев? 

И тогда Жуков не сдержался: 

— Если вы считаете, что я как начальник Генерального штаба способен только чепуху молоть, тогда мне здесь делать нечего. Прошу послать меня на фронт, там я, видимо, принесу больше пользы Родине.

Красиво, конечно, но поскольку других свидетельств нет — поверим. 

Сталин вроде посоветовал Жукову не горячиться и добавил: “Мы без многих обошлись, а без вас тем более обойдемся... Идите работайте, мы тут посоветуемся и вызовем вас”. Советовался Сталин с Маленковым и Мехлисом, затем к ним присоединился Берия. Ничего хорошего его появление не сулило. Лаврентий Павлович не любил Жукова. Вердикт вынесли жесткий: Жукова сняли с должности начальника Генштаба и назначили сначала командующим Резервным фронтом, а через месяц отправили на оборону Ленинграда. Говорят, что осадок от той истории остался у обоих, тем более что Жуков, как выяснилось позже, оказался прав в своих аргументах. 

Жукова не любили в СМЕРШ и в НКВД — Жуков был слишком крут и повсюду демонстрировал свою независимость. Чекистам это не нравилось. Особенно отличался начальник СМЕРШ генерал Виктор Абакумов, который всю войну искал ключи против маршала. В ноябре 1945 года он прибыл в расположение возглавляемой Жуковым Группы советских войск в Германии и развернул там бурную деятельность, проводя обыски и аресты генералов и офицеров. Узнав об этом, Жуков вроде бы приказал освободить всех арестованных, а самого Абакумова пригрозил отправить в Москву под конвоем. Это был, конечно, блеф, но в Кремле поняли, что маршала надо поставить на место.

В мае 1946 года состоялся Высший военный совет, на котором против Жукова выдвинули обвинения, основанные на материалах допроса арестованного маршала авиации Новикова. Само собой, показания эти добывались специфическими и давно опробованными в НКВД методами. Вот что вспоминал сам Александр Новиков: “Морально надломленный, доведенный до отчаяния несправедливостью обвинения, бессонные ночи... Не уснешь, постоянный свет в глаза... Чрезмерная усталость, апатия, безразличие и равнодушие ко всему. Были минуты, когда я ничего не понимал. Довели до самоуничтожения... как в бреду наговорил бы, что такой-то хотел убить такого-то — лишь бы отвязались”. В общем, Новиков нагородил о Жукове много чего.

Жукова обвинили в раздувании своих заслуг (мол, приписывал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения), в том, что он окружил себя подхалимами, давал боевые ордена друзьям своей семьи и т. д. и т. п., сняли с должности Главкома сухопутных войск и отправили “в тыл” командовать третьеразрядным Одесским военным округом. Именно там, в Одессе, Жуков для борьбы с преступностью инициировал знаменитую операцию “Маскарад”. Сотрудники контрразведки, используя прием “ловля на живца”, переодевались в гражданскую одежду и на месте расправлялись с бандитами. Эта история впоследствии легла в основу сценария известного кинофильма “Ликвидация”. Хотя в свое время лавров Жукову не принесла.

Командующий округом Жуков в Одессе ввел строжайшую дисциплину среди подчиненных. Естественно, не обошлось без жалоб, дошедших до Москвы. Тогдашний военный министр Булганин лично приезжал с проверкой в Одессу, но ничего серьезного на маршала найти не удалось. Однако ЦК партии смог найти “ахилесову пяту”. В январе 1948 года по партийной линии Жукова обвинили в присвоении трофейных ценностей. В материалах дела говорилось, что маршал незаконно вывез из Германии баснословное количество мебели, произведений искусства и другое имущество для личного пользования. К слову, во время конфискации у Жукова действительно изъяли 194 предмета мебели, 44 ковра и гобелена, меха, ящики с хрусталем, 55 картин, 4000 метров ткани. Председатель Комиссии партконтроля Шкирятов обо всем доложил Сталину. Тот пришел в ярость!

Униженный маршал написал объяснительную записку на имя секретаря ЦК Жданова: “Признаю серьезной ошибкой, что много накупил для семьи и своих родственников материала... Мне сказали, что на даче и в других местах обнаружено более 4 тысяч метров различной мануфактуры, я такой цифры не знаю. Прошу разрешить составить акт фактическому состоянию. Я считаю это неверным. Картины, ковры, а также люстры были взяты в брошенных особняках и замках и отправлены на обустройство госдачи, которой я пользовался, и служебных кабинетов. Относительно золотых вещей и часов заявляю, что это подарки от различных организаций, а кольца и другие дамские безделушки приобретены семьей за длительный период и являются подарками в день рождения и другие праздники... Серебряные ложки, ножи и вилки в то время присланы поляками в честь освобождения Варшавы...”

В своем “покаянии” боевой маршал страшно перепугался кремлевских... Конечно, Жуков был неодинок в присвоении трофеев. Этим занимались многие. Жаль, что Георгий Константинович повел себя малодушно, когда Сталин брезгливо ткнул его в лицо всеми этими коврами и люстрами. Но такова правда жизни...

Белорусский историк и писатель Анатолий Сульянов был лично знаком с маршалами Рокоссовским, Чуйковым, Баграмяном, Руденко и перелопатил десятки архивных томов. И вот что он сказал мне о “трофейном деле” Жукова:

— Уровень доходов Маршала Советского Союза позволял покупать ему дорогие вещи. Жуков лично предъявил комиссии квитанции об оплате за спальный и дачный гарнитуры. Да, у его жены искали какой-то бриллиант, но так и не нашли. 

Что ж, учтем и эту точку зрения.

Но Сталин — это Сталин. Он смотрел вперед. И Жуков, оскорбленный и униженный, почувствоваший холодок расстрельных подвалов Лубянки, был ему нужен живым. В будущих битвах непременной 3-й мировой войны он видел Жукова во главе победоносных армий. И потому — пощадил. Знал, что Жуков готов выполнить любую поставленную задачу. В войну с немцами он это доказал, да и авторитет в СССР он имел огромный. Сталин это ценил. 

Поэтому Жукова не стерли в лагерную пыль, а отправили командовать кадрированным Уральским военным округом. По воспоминаниям самого маршала, он знал, что это означает, поэтому вел себя в Свердловске исключительно скромно, не позволяя никакой роскоши и привычных широких жестов... Даже спал чуть ли не на солдатской раскладушке. Он ждал своего часа. И дождался. Сталин вызвал его в Москву и снова возвеличил и перед Коневым, и перед Рокоссовским, и другими героями. 

Приведу в заключение и еще одно мнение Анатолия Сульянова: 

— Говорят, что Жуков готовил военный переворот и поэтому, мол, попал в 1946 году в опалу. На самом деле такого просто не могло быть. Жуков по натуре одиночка, политика никогда не была его стихией. Другое дело, что он всегда твердо отстаивал истину.

Но то, что не захотели Сталин и Берия — уволить Жукова в бесславный запас — сделал в 1955 году тихий Никита Сергеевич. Уволил со службы маршала. И Жуков до конца жизни уехал на дачу...


Что связывало маршала Победы с Белоруссией

На территории нашей страны начиналась карьера Георгия Жукова как полководца. В 1925 году после окончания кавалерийских курсов Жуков вместе с двумя сослуживцами решил возвратиться к месту службы в Минск не поездом, а верхом на лошадях. Маршрут длиной 963 километра через Витебск, Оршу и Борисов был пройден за семь суток. Все участники получили денежные премии и благодарность командования. В Беларуси Жуков прошел путь от командира кавалерийского полка до заместителя командующего Белорусским военным округом и жил в доме старшего комсостава, вблизи нынешней улицы Якуба Коласа. Дом стоит и ныне. А в 1944 году он был назначен командующим 1-м Белорусским фронтом, войска которого первыми вошли в Берлин. Именем Жукова в нашей стране названы улицы, скверы и школы


konon@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...