Они разбили аэродромы, но не сломили сердца!

.
...Они гибли целыми эскадрильями: горели в кабинах самолетов, поймав в прицел врага и вдавив до упора гашетку замолчавшего пулемета, шли на таран, с пистолетами в руках бросались на прорвавшиеся на аэродром танки.

Чудом выжившие в пекле 22 июня, они хоронили рядом с полыхающими самолетами своих товарищей в навсегда безымянные, безвестные могилы и через лесные чащи и болота прорывались на восток - к своим.

Летчики горького июня сорок первого... Вы свершали подвиги, о которых мы никогда и ничего уже не узнаем. Низкий поклон вам и вечная память...

Широко известна цифра: только за один день - 22 июня 1941 года - ВВС Западного особого военного округа потеряли 738 самолетов. Только за один день!.. Историки советской поры об этом факте говорят кратко, одним сдержанным мазком - катастрофа. И понять их можно: жутко комментировать такой разгром. Но было и другое - самоотверженный подвиг наших авиаторов: 1.896 боевых вылетов, 143 сбитых немецких самолета...

Командующий 2-м воздушным флотом Германии 56-летний генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг нервничал. Несмотря на то, что переброска сил флота из Бельгии проходила успешно (за исключением нескольких, неизбежных при скрытых перелетах на такие расстояния, происшествий), его беспокоило количество самолетов у завтрашнего противника - ВВС Западного округа. "У них более двух тысяч самолетов, более двух тысяч, - размышлял командующий, - из них около 900 - истребители! Против наших 384. Если мы их не уничтожим в первый же день - от наших бомберов останутся одни головешки".

Не поднимала настроение генерал-фельдмаршалу и недавняя встреча с Германом Герингом. Тот тоже выразил большие сомнения по поводу быстрого разгрома ВВС Западного округа в Белоруссии, да к тому же в конце беседы по привычке съязвил: "Этот 33-летний командующий ВВС может здорово потрепать нам нервы, старина Альберт. Кроме того, у него страшная фамилия - Копец. Что, как мне перевели с русского, означает... Ну да не буду вас расстраивать".

Адъютант доложил: прибыли командиры 8-го и 2-го авиакорпусов генералы В. фон Рихтгофен и Г.Лерцер.

Втроем авиационные командиры склонились над картой. До войны оставалась ровно неделя...

Против Западного ОВО, согласно плану "Барбаросса", была развернута группа армий "Центр" генерал-фельдмаршала фон Бока, которую поддерживал 2-й воздушный флот (8-й авиакорпус и 2-й авиакорпус). В его составе находилось 1.252 самолета, в том числе - 822 бомбардировщика, 384 истребителя, 46 разведчиков. Армейская авиация группы армий "Центр" имела дополнительно 216 разведчиков. Всего - 1.468 боевых самолетов. Весной 1941 года в восточной части Польши было построено 100 аэродромов и 60 посадочных площадок.

15 июня 1941 года, в воскресенье, во второй половине дня заместитель наркома обороны генерал К.Мерецков поднял по тревоге ВВС Западного особого военного округа. Результат получили удручающий: сбор, оповещение, связь - ниже всякой критики. Кроме того - отсутствие аэродромов рассредоточения, неисправные самолеты, никудышное взаимодействие, отсутствие маскировки и элементарных средств ПВО аэродромов... Мерецков не успевал фиксировать недостатки.

В самый разгар учений на аэродром Лошица под Минском на глазах у изумленного проверяющего произвел посадку самолет немецкой "Люфтганзы". На этом аэродроме было разрешено (?!) принимать немецкие гражданские воздушные суда, экипажи которых, как известно, состояли из военных пилотов... Это стало последней каплей. Мерецков взорвался

: - Что у вас творится? Если начнется война и авиация округа не сумеет выйти из-под удара, что будете делать?

Командующий ВВС округа Герой Советского Союза генерал-майор авиации Иван Копец спокойно ответил

: - Буду стреляться!

Если начнется война... Да, Иван Иванович Копец лучше других знал тяжелейшее положение в подчиненных ему частях. Он не был трусом. Наоборот, летчик Копец был очень смелым человеком. Еще в Испании осенью 1936 года он первым из летчиков-добровольцев летал на боевые задания на "Ньюпоре-52", биплане, летавшем со скоростью всего в 250 км/час (!). Будучи уже командующим ВВС 8-й армии, лично участвовал в воздушных боях во время финской кампании.

Восхождение по служебной лестнице у Ивана Копеца было стремительным - за 3 с половиной года он прошел 6 воинских ступеней! - от командира звена до командующего ВВС округа с более чем 2 тысячами самолетов. (У этой карьеры есть объяснение: Сталин и его приспешники в 1937-1938 годах уничтожили тысячи опытных командиров-авиаторов, лейтенантам приходилось возглавлять полки. - Прим. ред.)

ВВС Западного особого военного округа состояли из 9-й, 10-й, 11-й смешанных авиационных дивизий (САД) (штабы в Белостоке, Кобрине и Лиде), 12-й и 13-й бомбардировочных авиадивизий (Витебск и Бобруйск), 43-й истребительной авиадивизии (Болбасово), 313-го и 314-го отдельных разведывательных авиаполков (Слепянка и Барановичи), 9 эскадрилий корректировочной авиации. В стадии формирования находились 59-я и 60-я истребительные и одна бомбардировочная дивизии. Всего имелось 1.789 самолетов: 870 истребителей, 695 бомбардировщиков, 70 штурмовиков, 154 разведчика. Кроме этого, в состав ВВС округа входил 3-й дальнебомбардировочный авиакорпус (штаб в Смоленске), состоявший из 52-й (Шаталово) и 42-й (Боровское) дальнебомбардировочных авиадивизий. Корпус имел 295 самолетов: 1 ДБ-3А; 201 ДБ- 3Ф (Ил-4), 93 ТБ-3.

Кроме того, самолеты имелись в Пинской военной флотилии, пограничных войсках, военных авиационных школах в Борисове, Уречье, Пуховичах и в аэроклубах.

Авиация, как известно, пользовалась особой любовью Сталина. Но в горячих объятиях вождя сложили крылья и свернули шею многие славные "сталинские соколы". Объект любви зачастую был не таким, каким хотел видеть его "отец народов". Если что-то не так...

Руководил ВВС вождь сам. Да, были начальники Главного управления ВВС, но то начальники, не командующие. Правом командовать всеми ВВС они не обладали. И лишь 29 июня 1941 года, когда катастрофа уже случится, Сталин введет должность командующего ВВС.

В предвоенные годы ВВС основательно лихорадило - сплошные реформы и перетряски. Много вреда принес бестолковый лозунг: "Летчики должны летать, а командовать будут общевойсковые командиры". Директива НКО от 25.01.1941 г. N 593138/оп, адресованная командующим округам, приказывала прикрепить штабы авиасоединений, в том числе и дальней авиации, к соответствующим армейским управлениям. И пошло-поехало. Стали спешно создавать громоздкие, трудноуправляемые смешанные авиадивизии, придав их общевойсковым армиям. Был командующий ВВС в Минске, но были и командующие армиями, а при них - начальники авиации армии. У двух нянек - дитя, как водится, без глазу...

Любимец Сталина Семен Буденный вообще предлагал заменить командующих ВВС округов, начальников штабов и командиров авиадивизий на общевойсковых командиров. Видимо, не видел большой разницы между кобылой и самолетом...

За два предвоенных года значительной перетряске подверглось и Главное управление ВВС Красной Армии. Структура управления менялась трижды. Последний начальник управления генерал-лейтенант П.Жигарев был назначен лишь в апреле 1941 года.

Комиссия, проверявшая боевую готовность авиационных частей ВВС округа, по состоянию на 15 апреля 1941 года сделала страшный вывод: "Истребители - небоеспособны (в воздухе почти не стреляли, воздушных боев не вели), бомбардировщики ограниченно боеспособны (мало бомбили, мало выполняли маршрутные полеты)". Отмечались скученность, отсутствие маскировки и ПВО аэродромов, неудовлетворительная организация оповещения.

Почему же не принимались меры? Почему не стучались в московские двери командующие округом Павлов и Копец?

Стучались! Павлов и Копец регулярно докладывали в Москву горькую правду. Но слышал ли ее Сталин? Хотел ли слышать?

В "Записке по плану действий войск в прикрытии на территории ЗапОВО" Павлов докладывал: "По состоянию на 1 июня (!) 1941 года: укомплектованность старой матчастью - 40 - 60 процентов, нет запасных авиамоторов, особенно на СБ.

По истребительной авиации: а) полностью укомплектованы новой матчастью 4 авиаполка (41-й, 124-й, 126-й, 129-й); б) полностью укомплектованы старой матчастью 7 авиаполков (123-й, 122-й, 127-й, 160-й, 161-й, 162-й, 163-й); в) имеет только 44 самолета 1 полк (33-й); г) совершенно не имеют матчасти, личного состава 8 авиаполков (182-й, 183-й, 184-й, 185-й, 186-й, 187-й, 188-й, 189-й).

По бомбардировочной авиации

: а) полностью укомплектованных новой матчастью - нет;

б) укомплектованы до штата старой матчастью 2 авиаполка (13-й, 121-й).

По штурмовой авиации

: Из двух имеющихся полков полностью укомплектован матчастью 1 полк - 74-й и имеет только 15 самолетов 215-й полк".

Вывод в "Записке" по тем временам убийственный - выполнять одновременно задачи по борьбе за господство в воздухе и по срыву перемещения войск противника нельзя. Да, так и написано - нельзя. Написать слово "невозможно" рука не поднялась. Сталину оно не нравилось. Павлов предлагает срочно укомплектовать формируемые 59-ю и 60-ю истребительные дивизии, придать в его распоряжение еще 12 - 15 бомбардировочных полков, в корпусных авиаэскадрильях корректировщиков заменить устаревшие самолеты P-ZET на СБ, в разведавиации на 21 самолете установить фотооборудование...

Это было написано 1 июня 1941-го... Командующий округом просил помощи, но и имеющиеся силы ВВС округа были в плачевном состоянии. За три зимних месяца 1940 - 1941 годов средний налет на летчика составил всего 5 - 9 часов (!). Пагубно отразилось на боевой подготовке выполнение требований приказа НКО N 303 от 4 ноября 1940 года "О переходе к производству полетов с колес в зимних условиях". Лыжи сняли, а укатывать снег было нечем, тракторов не хватало (нужно было 252, а получили только... 8). Летчики в течение зимы фактически не вылетали на боевое применение. На 446 самолетов (!) не хватало летных экипажей. Лимит горючего, выделенный ЗапОВО, позволял обеспечить только 30 процентов летной программы.

Очень плохое положение было со связью. В гарнизонах не было даже обыкновенной телефонной. В 9-й САД из 21 оперативного аэродрома ни один (!) не имел выходов в проводную связь ВВС ЗапОВО. Некомплект только офицеров-связистов составлял 690 человек.

20 мая 1941 года командующий ВВС ЗапОВО отметил в приказе, что в 8 полках и управлении авиадивизии нет ни одной (!) радиостанции, большинство командиров рот и взводов связи подготовлены на 6-месячных курсах, уровень их подготовки низкий, символический...

Остро ощущалась нехватка аэродромов. На многих велись строительные работы. На оперативных аэродромах не было бензоемкостей, запасов боеприпасов, подъездных путей и опять же связи. Это заставляло располагать полки только на аэродромах постоянного базирования.

Еще один бич - скученность. На аэродромах базировалось зачастую по 2 полка, в истребительных частях оказалось по 2 комплекта самолетов - старые и новые.

Старые отправить в тыл не успели. На аэродроме Тарново (12 км от границы) было 118 самолетов 129-го истребительного авиаполка (ИАП) (57 МиГ-3 и 61 И-153), на Долубовском аэродроме (22 км от госграницы) - 73 самолета 126-го ИАП (50 МиГ-3 и 23 И-16).

Совершенно необъяснимая халатность и пренебрежение были проявлены к маскировке. Приказ НКО от 27 декабря 1940 года требовал закончить маскировку всех аэродромов, расположенных в 500-километровой приграничной зоне к 1 июля 1941 года.

А тем временем обстановка на границе с Польшей обострялась. Ее все чаще и чаще стали нарушать немецкие самолеты. В районе Барановичей сел на вынужденную разведчик Хе-111. Экипаж уже на земле взорвал самолет. Среди обломков нашли разведоборудование. Летчики 41-го ИАП посадили в Белостоке транспортный самолет со свастикой - на его борту тоже были разведчики. И получили за это разнос от наркома С.К.Тимошенко. Не трогать! Немецкие летчики свободно разгуливали по Белостоку...

Оказывается, и пресловутый Руст не был первым. 15 мая 1941 года немецкий внерейсовый самолет Ю-52 совершенно беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск и сел в Москве. Никаких мер по пресечению его полета со стороны ПВО принято не было...

Начальник разведотдела штаба ЗапОВО полковник Блохин 3 июня доносит в "Спецсообщении о подготовке Германией войны против СССР": "Сведения о форсированной подготовке театра и об усилении группировки войск в полосе против ЗапОВО заслуживают доверия". Реакции - никакой. Наоборот. За две недели до начала войны стрелковые части получили телеграмму, что в известных участках-"воротах" будут пролетать немецкие эскадрильи. Огонь по ним не вести.

19 июня не выдержали нервы у генерала Копеца. По его приказу командир 43-й истребительной дивизии Г.Захаров вместе со штурманом дивизии Румянцевым вылетели на По-2 к границе. Задача: пролететь с юга на север вдоль границы и посмотреть, что делается у немцев. Через каждые 30 - 50 км Захаров сажал самолет, писал донесение и передавал его пограничникам. Пролетев 400 км, к вечеру был в Белостоке. Увиденное потрясло: немцы - уже на исходных позициях, вот-вот начнется! Немедленно на И-16 вылетел в Минск для доклада Павлову. Докладывал в присутствии Копеца. Командующий округом лишь улыбнулся: дескать, а не преувеличивает ли товарищ Захаров? Поблагодарил за выполненное задание.

Они все знали! Но хозяин в Кремле думал, решал за всех...

Знал ли он, чем обернется его уверенность в своем "стратегическом мышлении" и интуиции?.. Пусть на этот вопрос каждый желающий ответит себе сам. Те, кто погиб в июне 1941 года, участие в дискуссии не примут...

21 июня в штаб округа поступила информация: "Перебежчик - солдат 58-го пехотного полка 6-й пехотной дивизии сообщил, что дивизия прибыла из Парижа, расположилась на границе. Среди военнослужащих ведутся разговоры, что через 7 - 8 дней начнется наступление (источник дезертировал из части 2 - 3 дня тому назад)". Счет уже пошел на часы, на минуты...

***

Утро 22 июня... Генерал-фельдмаршал Кессельринг отдал последние распоряжения. Возбуждение нарастало.

В 3 часа 30 минут первая волна бомбардировщиков в составе 30 отборных экипажей пересекла границу. Самолеты нанесли удар по 10 аэродромам. Началось! Следом - волна за волной, с интервалом в 5 - 25 минут, группами от 5 до 60 самолетов - были нанесены удары еще по 26 аэродромам.

Вернулись первые экипажи. "Все идет по плану, - доложил Рихтгофен, - вы не поверите, но когда мы вышли на цель, русские самолеты стояли, как на параде, - в линию. Промазать было невозможно".

К обеду стало ясно - операция удалась! Советская авиация понесла огромные потери на аэродромах. Большинство самолетов не сумело даже взлететь.

***

В 00 часов 30 минут 22 июня командующему ВВС генерал-майору И.Копецу стала известна директива наркома обороны и начальника Генштаба о возможном нападении Германии и принятии мер. Перед ВВС ставилась задача: перед рассветом 22.06.41 года рассредоточить всю авиацию, в том числе и войсковую, и тщательно ее замаскировать. Рассредоточить? Ночью? Копец отдернул черную штору, закрывающую висящую на стене секретную схему уровня подготовки летного состава Западного особого военного округа.

Ночью у него могли летать всего 242 экипажа! У 446 самолетов экипажей нет вообще, 224 самолета неисправны. Да и куда рассредоточивать? Все ясно: задачу выполнить невозможно...

Связь с 9-й и 11-й САД с 23.00 почему-то отсутствовала. Приказ передали лишь в 10-ю САД. Попытки дозвониться в Белосток оказались безуспешными.

В 4.40 ответил штаб авиакорпуса в Смоленске. У аппарата был командир корпуса полковник Н.Скрипко.

- Имеете ли вы какие-либо указания из Москвы?

- Что случилось?

- Немецкая авиация бомбит аэродромы Лиды, Белостока, Гродно, Пружан, Барановичей. На аэродромах горят наши самолеты. Немедленно приведите все части авиакорпуса Смоленского авиагарнизона в боевую готовность. Если не получите боевую задачу из Москвы, вам ее поставит округ.

В штаб ВВС в Минске поступила первая информация о потерях. Они были ужасающими. Генерал Копец, не имея связи с командирами дивизий, не находил себе места. Он сам вскочил в И-16 и совершил облет близлежащих аэродромов. Картина была жуткой.

Вернувшись в штаб, командующий, закрывшись в кабинете, долго сидел за столом. На телефонные звонки не отвечал. На столе лежал пистолет. Что его ожидало? Трибунал, сталинский суд? Ему было прекрасно известно, что это такое... Прогремел пистолетный выстрел...

А штаб ВВС, несмотря ни на что, находился в Минске до 24 июня. В командование, если это можно было назвать командованием, вступил заместитель Копеца генерал-майор А.Таюрский (вскоре он будет арестован и расстрелян). Штаб округа во главе с генералом Д.Павловым, вместо того чтобы прибыть на основной КП фронта в районе Обуз-Лесна, оказался в районе Боровая - в 8 км северо-западнее Минска. Там его не ждали, и связь развернута не была...

Не имея связи с командованием, полки и дивизии ВВС сражались самостоятельно.

Лида. 11-я смешанная авиационная дивизия полковника П.Ганичева

Начальник штаба щучинского 122-го истребительного полка, перелетевшего поближе к границе на аэродромы Новый Двур (17 км от границы) и Каролин, ночью 22 июня доложил комдиву о том, что со стороны границы слышен мощный гул танковых двигателей. Полковник П.Ганичев объявил тревогу и вылетел из Лиды в 122-й ИАП. Истребители И-16 и И-153 поднялись в воздух. Добычей немцев стали 15 неисправных самолетов, оставшихся на аэродроме. Накануне в полку побывали генералы Павлов и Копец. Приказали: снять с самолетов вооружение. Зачем? Почему? Не объяснили. Пришлось в спешке устанавливать обратно.

Летчики 11-й САД за 22 июня совершили четыре тарана. Лейтенант А.Пачин из 127-го полка на И-153 таранил бомбардировщик Ю-87 в районе Гродно. Старший политрук этого же полка Андрей Данилов таранил над Скиделем Ме-110. Командир эскадрильи 16-го бомбардировочного полка капитан А.Протасов в 7 часов утра над аэродромом Черлены взлетел на СБ на перехват (!) группы Ме-110 - одного сбил, другого таранил. Героический экипаж бомбардировщика погиб. Во время шестого вылета в районе Каменки Гродненской области заместитель командира эскадрильи 127-го ИАП старший лейтенант Петр Кузьмин, расстреляв боекомплект, таранил Ме-109.

Наши летчики несли тяжелые потери. На аэродром не вернулось 34 самолета, не сумели взлететь и были уничтожены на земле 93.

Белосток. 9-я смешанная авиационная дивизия генерал-майора С.Черных

Главный удар немцы нанесли здесь. Капитан Ю.Беркаль (будущий генерал-майор авиации), командир 129-го истребительного полка, базировавшегося всего в 8 км от границы на аэродроме Тарново, в 4 часа 05 минут успел поднять две эскадрильи МиГ-3 на прикрытие города Острув-Мазовецка и одну эскадрилью И-153 в район Ломжи. Четвертая эскадрилья И-153 патрулировала в районе аэродрома. Первый налет на аэродром наши летчики отбили. Однако в следующих налетах полк понес тяжелые потери. Немцы атаковали с разных направлений в условиях полного отсутствия зенитных средств. На земле полыхали МиГи...

Командир дивизии Герой Советского Союза генерал-майор С.Черных сделать уже ничего не мог. Через несколько дней его арестуют. Скорый суд, расстрел. В 1936 году в далекой Испании лейтенант Черных первым из советских пилотов сбил новейший немецкий Ме-109. У него была Золотая Звезда за N 18...

Полыхали самолеты 13-го (бомбардировочного авиаполка) (БАП) в Борисовщизне, 124-го ИАП в Высоке-Мазовецке, 41-го ИАП в Себурчине...

22 июня 1941 года уже к полудню немцы разгромили все аэродромы 9-й САД. На земле было уничтожено 237 и в воздухе - 74 истребителя дивизии. Девятой САД больше не существовало...

Кобрин. 10-я смешанная авиадивизия полковника Н.Белова

Первый удар застал врасплох только 74-й штурмовой полк полковника Васильева, выведенный в июне на аэродром Малые Взводы в летние лагеря (12 км от границы!) из Куплина. Полк подвергся массированной бомбардировке и артиллерийскому обстрелу. Единственные во всем округе восемь Ил-2 так и не взлетели. Вскоре на аэродром ворвались немецкие танки. Летчики пошли на них с пистолетами...

33-й истребительный полк майора Николая Акулина, базировавшийся в Пружанах, в первом бою потерял только одного летчика - заместителя командира эскадрильи лейтенанта Степана Гудимова. В 5 часов 20 минут в районе аэродрома звено И-16 перехватило 18 бомбардировщиков Хе-111. Гудимов одного сбил, а другого рубанул винтом самолета по хвосту. Оба самолета рухнули на землю. Основные потери полк понес в 4-м налете - немцы сожгли 20 самолетов на земле. К концу дня полк потерял 34 самолета...

39-й бомбардировочный полк майора Захарычева подвергся четырем атакам, на земле сгорели 25 самолетов СБ и 5 Пе-2. В 7 часов утра 18 СБ сумели нанести успешный удар по скоплению фашистских танков и мотопехоты в районе переправы через реку Буг, возле Мельника. Но при возвращении домой они были сбиты все... Полк базировался в Пинске.

В 12 часов дня в дивизию поступил приказ из штаба ВВС из Минска: "Перебазирование в Пинск утверждаю. Больше инициативы, маневрируйте аэродромами. Таюрский".

Маневрировать было нечем... За 22 июня 10-я САД потеряла 180 самолетов.

Бобруйск. 13-я бомбардировочная дивизия полковника Ф.Полынина

После полуночи 22 июня в дивизию поступил приказ о приведении частей в боевую готовность. Полынин (будущий генерал-полковник, Герой Советского Союза) связался с командирами полков, которые базировались в Бобруйске, Мозыре и Бобровичах. Все рвались в бой. Первым повел группу СБ заместитель командира 24-го Краснознаменного полка А.Калинин. Зашли со стороны Польши, и в районе Бяла-Подляска нанесли удар по танковой колонне немцев. Немцы приняли их за своих, двигались с открытыми люками. После налета закрывать люки было некому... На обратном пути воздушные стрелки сбили два "мессера"...

Тяжелые потери понес 125-й бомбардировочный полк. Из боевого вылета вернулись по 1 - 2 самолета СБ из каждой эскадрильи. Многие, истерзанные огнем фашистских истребителей, сели на вынужденную... Экипажи пешком, на попутках добирались до аэродрома.

На аэродроме Мозырь в тот день находилось около 30 новеньких самолетов Пе-2, которые не успели перегнать в один из приграничных полков. Случилось невероятное - летчики 125-го полка за день (!) изучили новый для них самолет и начали на нем летать. И ни одной небоевой потери, ни одной катастрофы. Первым на Пе-2 на боевое задание вылетел командир полка Бояр. Когда бесконечно длинный день 22 июня все-таки стал угасать, подсчитали потери - на аэродромах не потеряно ни одного самолета, 15 сбили немецкие зенитчики, 46 не вернулись с заданий...

Смоленск. 3-й дальнебомбардировочный авиационный корпус полковника Н.Скрипко

22 июня аэродромы корпуса не бомбили. Кромешный ад для "дальников" наступил позже.

Приказ поступил к полковнику Н.Скрипко (будущий маршал авиации) только после 10 часов утра. Днем, без прикрытия истребителей, нанести удары... Где противник? Где наши? Какая обстановка в районе целей? Ничего не было известно.

В 13 часов 40 минут первым взлетело звено командира 207-го полка подполковника Г.Титова. Через 2 часа полета в районе Мерканс они с высоты 1.000 метров нанесли первый удар по немецкой колонне. Развернувшись, сбросили оставшиеся бомбы по фашистам, приближавшимся к населенному пункту Лептуны, и, снизившись до 600 метров, обстреляли их из пулеметов. На аэродром вернулись без потерь.

Отбомбились в этот день 96-й и 98-й дальнебомбардировочные полки, но не все у них складывалось так удачно.

Из 70 Ил-4, совершавших в 3-м корпусе первый боевой вылет, на аэродромы не вернулись 22 машины. Не все из них погибли. Часть, совершив вынужденные посадки, дозаправившись и исправив неполадки, возвратилась.

Болбасово. 43-я истребительная авиадивизия полковника Г.Захарова

Дивизия была вооружена самолетами И-16 и И-153. С началом войны по приказу командующего ВВС ЗапОВО генерал-майора И.Копеца 160-й полк майора Костромина на И-153 и 163-й майора Лагутина на И-16 перебазировались на аэродром Лошица с задачей: прикрыть Минск. 161-й истребительный авиаполк капитана Кулинича получил задачу защищать с неба Пуховичи, а 162-й подполковника Резника - Барановичи, где базировался 314-й отдельный разведполк на самолетах Як-2, Як-4 и СБ.

Тяжелее всех пришлось 162-му полку подполковника Резника. На Барановичском аэродроме собралась на площадке 800х900 метров разношерстная компания из самолетов Пе-2, Су-2, МиГ-1, МиГ-3 и Як-1. Здесь находилась в стадии формирования 60-я истребительная дивизия полковника Татанашвили, чьи основные аэродромы Слоним, Ивацевичи и Лунинец реконструировались. Но на аэродром обрушился шквал атак немецкой авиации. К концу дня не осталось ни одного "живого" самолета. Летчики сожгли оставшиеся неисправные и пешком ушли на восток...

Полк майора Костромина на устаревших истребителях, взлетая из Лошицы, пытался предотвратить налеты на Минск. Сбили несколько бомбардировщиков, но силы были неравными. Командир дивизии полковник Г.Захаров (будущий генерал-майор, Герой Советского Союза) лично участвовал в воздушных боях. Во второй половине дня 22 июня у оперного театра рухнул Ю-88, срезанный меткой очередью комдива.

Минск горел... На аэродроме в Слепянке понес потери 313-й отдельный разведполк на самолетах СБ. Бои в небе над городом с каждым часом становились все ожесточеннее. Наши истребители своими фанерно-полотняными "телами" жертвенно защищали столицу. Но железных машин с крестами в небе было больше, значительно больше. Кресты, кресты, кресты...

ВВС Западного особого военного округа за 22 июня 1941 года утратили 738 самолетов, из них 387 истребителей и 351 бомбардировщик. На аэродромах сгорело - 528, сбито зенитным огнем - 18, в воздушных боях - 133, не вернулись с заданий - 53. Один самолет разбился в авиакатастрофе, 2 потерпели аварию, 3 совершили вынужденную посадку. Полностью были уничтожены самолеты на аэродромах Себурчин, Высоке-Мазовецк, Тарново, Долубово, Малые Зводы. 9-я САД потеряла 347 самолетов из 409, 10-я САД - 180 из 231; 11-я сад - 127 из 199.

Погибли так до конца и не сформированные 59-я и 60-я истребительные дивизии полковника Е.Тутаренко и подполковника А.Татанашвили, большие потери понесли 161-й и 162-й резервные авиаполки, отдельная эскадрилья Пинской военной флотилии.

...На исходе того утомительного, самого длинного дня 41-го года, подписывая донесение в Берлин, командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал Кессельринг едва сдерживал волнение: "Воздушный блицкриг удался, удался полностью! Основные силы ВВС русских в Белоруссии уничтожены!" Генерал немного поморщился, наткнувшись в победной реляции на графу "свои потери в самолетах и экипажах". Но тут же успокоил себя - ни в какое сравнение с советскими потерями они не идут. Размашисто расписавшись, он вызвал адъютанта и приказал передать распоряжение - готовить наградные материалы на отличившихся пилотов люфтваффе.

А в это же время безвестный унтер-офицер из танковой армии генерала Гудериана запишет в своем дневнике

: "...22.6.41. Около 20 неприятельских бомбардировщиков атакуют нас. Бомба за бомбой падают на нас, мы прячемся за танки, бомбардировщики противника опять настигли нас. Взрывы раздаются со всех сторон. Наших истребителей не видно. Война с русскими будет тяжелой..." На следующий день он продолжит: "23.6.41. Бомбардировщики и истребители противника наступают. Становится очень тяжело..."

...Да, преступные ошибки руководства привели к трагедии. Но советский патриотизм, ненависть к врагу были сильнее. Красная Армия выстояла, окрепла и опрокинула нацистов. Вечная слава героям!
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter