«Она гениально вычисляла среди студентов профессионалов...»

ПРОРАБОТАВ в стенах родной альма-матер 60 лет, Ефросинья Леонидовна написала более трех сотен статей, 16 книг, 9 учебно-методических пособий. Она стояла у истоков основания на журфаке кафедры литературно - художественной критики. Она оставила после себя настоящую «армию» журналистов, кинокритиков, кинематографистов, которые с гордостью говорят: «Мы прошли школу Бондаревой!» В их числе и авторитетный белорусский кинокритик, заведующая кафедрой литературно - художественной критики Института журналистики БГУ, кандидат филологических наук, доцент Людмила САЕНКОВА. Сегодня «БН» вместе с ней вспоминает о легендарном профессоре Ефросинье БОНДАРЕВОЙ.

В Институте журналистики БГУ открыли именную аудиторию известного профессора и кинокритика Ефросиньи Бондаревой.

ПРОРАБОТАВ в стенах родной альма-матер 60 лет, Ефросинья Леонидовна написала более трех сотен статей, 16 книг, 9 учебно-методических пособий. Она стояла у истоков основания на журфаке кафедры литературно - художественной критики. Она оставила после себя настоящую «армию» журналистов, кинокритиков, кинематографистов, которые с гордостью говорят: «Мы прошли школу Бондаревой!» В их числе и авторитетный белорусский кинокритик, заведующая кафедрой литературно - художественной критики Института журналистики БГУ, кандидат филологических наук, доцент Людмила САЕНКОВА. Сегодня «БН» вместе с ней вспоминает о легендарном профессоре Ефросинье БОНДАРЕВОЙ.

«Спина у меня негнущаяся»

— Всем — и в судьбе, и в жизни, и в профессии — я обязана Ефросинье Леонидовне, ее постоянной поддержке, — говорит Людмила Петровна. — Ведь тогда я и не предполагала, что окажусь в этой сфере. Изначально меня привлекала экономическая тематика. Но Ефросинья Леонидовна, кроме того, что умела увлекать студентов проблемами культуры и кино, имела потрясающую интуицию «вычислять» среди студентов тех, кто сможет стать профессиональным критиком.

Студентку Людмилу Саенкову Ефросинья Леонидовна приметила, когда та училась еще на втором курсе. В начале учебного года ей присудили республиканскую премию за цикл очерков о женщине, который был опубликован в гродненской районной газете «Сельская новь». Первый преподавательский опыт Людмила Петровна приобрела тоже с подачи Ефросиньи Леонидовны. Однажды профессор уезжала в командировку и попросила прочесть лекцию студентку Саенкову.

— Я приняла это за честь, согласилась — и с удовольствием и большим, конечно, волнением читала лекцию своим же однокурсникам, — вспоминает Людмила Петровна. — Не припомню уже ни темы, ни того, как готовилась к выступлению, но аудитория слушала меня внимательно. Не забуду и то, когда Ефросинья Леонидовна дала мне задание написать рецензию по Мележу. Это был первый опыт, искромсанный вдоль и поперек, строчка в строчку ее мелким убористым почерком. Его помнят многие выпускники журфака, поверьте.

Своих студентов Бондарева «толкала» и оберегала. Многие, например, вспоминают культурологические походы в Дом кино (он раньше размещался в Минске в Красном костеле на площади Ленина — ныне Независимости. — Прим. авт.). Ефросинья Леонидовна умудрялась проводить на закрытые показы новых фильмов своих учеников (15—20 человек). Она на каждом обсуждении кинолент с гордостью представляла аудитории, в которой находились и создатели фильма, и высокопоставленные чины, студентов факультета журналистики. Но Бондарева не «расшаркивалась» перед начальниками. «Спина у меня негнущаяся», — оправдывала свою природную смелость и неуемный характер критик. А имела она, кстати, сельские корни...

Перед сеансом обязательные... «сушки»

Родом Бондарева из деревни Гапоново Лиозненского района, где окончила среднюю школу. До начала Великой Отечественной войны она успела отучиться год на историческом факультете Белгосуниверситета, а после работала литературным работником, ответственным секретарем лиозненской районной газеты «Ленінскі сцяг». Потом началась война, на которой погиб брат Евфросиньи Леонидовны. В 1945 году поступила на отделение журналистики филологического факультета БГУ и оказалась в его первом выпуске (однокурсники — авторитетные профессора Михаил Тикоцкий и Нина Сницерева).

— Ефросинья Леонидовна разработала целый ряд учебных курсов, — продолжает Людмила Саенкова. — Все помнят, как она вводила в учебный план «Историю мирового кино». На эти факультативные занятия мы ходили в кинозал университетского геофака и в киноаппаратной — «будке» киномехаников, мы так называли ее между собой, — посмотрели всю мировую классику, включая немое кино. Преподаватель договаривалась с киномеханиками, которые крутили нам фильмы на кинопленках. То же самое, но уже позже, когда я училась во ВГИКе, мы смотрели, но я уже была подготовлена. Мы прошли киноуниверситеты здесь благодаря Ефросинье Леонидовне.

Бондарева была интересным преподавателем, не привлекающим внимание внешне человеком. Она, щуплая женщина невысокого роста, всегда заходила в аудиторию, держа в руках толстый кожаный переплет с газетными и журнальными вырезками, какими-то рукописями внутри. Аудитория мгновенно успокаивалась, и Ефросинья Леонидовна начинала лекцию. Это был, как правило, диалог со студентами. Преподаватель тем самым учила подопечных высказываться, аргументировать, уметь поддержать дискуссию. Ее лекции были объемными, неординарными, краткими культурологическими беседами. Разумеется, будучи завсегдатаем кинотеатров, Бондарева тянула за собой в кино и студентов. Перед сеансом всегда угощала конфетами и сушками.

— За своих учеников Ефросинья Леонидовна стояла горой, — продолжает Людмила Саенкова. — Она, доброй души человек, помогала, чем могла. Если надо, и денег даст, и дома у себя приютит, и просто поддержит советом, и слово закинет за своего подопечного. Когда я защищала кандидатскую диссертацию по кинокритике в Москве, мне не пришлось чувствовать себя там провинциалкой: Ефросинья Леонидовна предусмотрительно позвонила коллегам в МГУ, а на защиту и сама приехала. Свой первый банкет после защиты, так как другой квартиры не было, я делала дома у Бондаревой.

Ефросинья Леонидовна была успешна не только на поприще педагогики, но и как постоянно действующий кинокритик. Она без устали работала над собой — точила свое журналистское перо. Ее рецензии, проблемные статьи, кинообозрения отличались и остротой, и вместе с тем доброжелательностью. Критика ее была всегда конструктивна. За это ее уважали режиссеры. В этом ряду легендарный Владимир Корж-Саблин, Виктор Туров, Михаил Пташук, Александр Ефремов и другие. А в знаменитой плеяде ее учеников — Светлана Алексиевич, Анатолий Алай, Игорь Добролюбов, Виктор Дашук, многие кинодокументалисты, критики.

Не просто кабинет с табличкой...

На этой неделе Институт журналистики БГУ прирос еще одной именной аудиторией. Идея назвать ее в честь профессора Бондаревой принадлежит сотрудникам кафедры литературно-художественной критики. Ведь с Ефросиньи Леонидовны и начиналась национальная школа критики. Событие произошло в начале этой недели в новеньком здании по улице Кальварийской, где сейчас «прописан» журфак.

Именная аудитория Бондаревой — не просто кабинет с табличкой. Это аудитория, где хранятся уникальные экспонаты. Здесь, например, пресловутый кожаный переплет профессора, футляр и очки, часы и ожерелье. Все это предоставили факультету родственники Ефросиньи Леонидовны. К слову, профессии мужа и сына критика тоже связаны с кинематографом. Олег Тихонович Авдеев — заслуженный деятель культуры БССР, кинооператор Национальной киностудии «Беларусьфильм». Игорь Авдеев, сын, возглавляет Музей истории белорусского кино.

В аудитории Бондаревой представлен и интереснейший альманах литературно-художественного творчества студентов «Автограф», и учебная газета «Журналист». На их страницах, пожелтевших и постаревших от времени, «отметились» ученики Ефросиньи Леонидовны — студенты Адам Мальдис, Иван Чигринов, Олег Слука и многие другие известные ныне критики, писатели, ученые.

ХОРОШО,  что  традиции  живут  на   родном   факультете. Не так давно   были   открыты первые именные аудитории в память о тех людях, которые сделали многое для развития журфака. Это тоже профессора-легенды Григорий  Булацкий  и  Борис Стрельцов. Ефросинья Бондарева стала третьей...

Татьяна УСКОВА, «БН»

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН», и из архива Института журналистики БГУ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?