Он всегда занимается тем, что больше всего любит

80-лет композитору Дмитрию Смольскому

Я знаю его, сколько себя помню. В детстве смотрела на него как на божество. А когда подросла, то пришла спросить его мнения, стоит ли мне заниматься сочинением музыки. И следующие пять лет провела в его консерваторском классе, надеясь стать когда–нибудь равновеликой ему. Не стала. Но он сам, его музыка, его мысли, его отношение к жизни до сих пор служат мне путеводной звездой. Даже если я годами не появляюсь у него. Даже когда теряю веру — все равно потом зажигается свет.


На этой неделе композитор, народный артист, лауреат Государственной премии Белорусской ССР, обладатель ордена Франциска Скорины, профессор Дмитрий Смольский отпраздновал замечательный юбилей — 80 лет.

Жизнестойкость он унаследовал от родителей. Отец Бронислав Сильвестрович Смольский — известный музыковед, автор первых книг о белорусском музыкальном театре — прожил почти 100 лет и вместе с женой Людмилой Александровной до последних дней жизни трудился над оперным либретто под названием «Князь Юрий Туровский».

Смольские — коренные минчане. Дед композитора, Сильвестр, был ювелиром, состоятельным человеком. Но, поддавшись тогдашнему поветрию, незадолго до Первой мировой войны вместе с семьей переселился в Америку. Потом заразился коммунистическими идеями и вернулся в Минск. Каким–то чудом уцелел во время сталинских репрессий, но был расстрелян нацистами в 1943 году.

А Бронислав Сильвестрович Смольский с семьей эвакуировался в Ташкент, преподавал в местной консерватории. И сразу после освобождения вернулся домой, чтобы налаживать музыкальную жизнь в разрушенном городе.

Будущий композитор начал сочинять музыку еще до школы, в 12 лет его произведение впервые было опубликовано. По семейной традиции с самого раннего детства мальчика начали учить на скрипке, но из–за обнаружившегося порока сердца он вынужден был пересесть за фортепиано и никогда об этом не пожалел.

В 1947 году после шестилетнего перерыва в Минске открылась музыкальная школа–десятилетка, и Дима Смольский поступил сразу в третий класс. Он мог бы стать первоклассным пианистом, но его влекла композиция, и по окончании школы он поступил в Московскую консерваторию в класс известного советского композитора Юрия Шапорина. Учеба радовала, весь мир виделся в радужных красках. Но вскоре он тяжело заболел. Два месяца на койке в пироговской больнице и безапелляционный приговор врачей: о дальнейшей учебе в Москве не может быть и речи. Консерваторию он оканчивал в Минске, в классе Анатолия Богатырева. Но связей с Москвой не терял.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ

— Я каждый год бывал на семинарах в доме творчества «Иваново» и в Рузе, а по итогам семинара все молодые композиторы отчитывались на секретариате Союза композиторов в Москве. И как–то раз у меня спросили, член ли я союза. Отвечаю: «Нет, еще не вступил». А мне в ответ: «Надо вступать». И на следующий день вручили мне членский билет Союза композиторов СССР.

По приезде домой я сразу отправился к председателю Союза композиторов БССР Евгению Карловичу Тикоцкому и говорю ему: так, мол, и так, меня уже приняли в союз. Я думал, он рассердится, ведь меня должны были в Беларуси принимать. А он обрадовался, поздравил.
Это было в 1961 году, а год спустя Дмитрий Смольский по приглашению своего учителя Богатырева стал преподавать в Белорусской государственной консерватории. За 52 года педагогической работы он воспитал более 70 композиторов. Среди его учеников — Галина Горелова, Владимир Курьян, Аркадий Гуров, Александр Литвиновский. Да что там говорить — большинство современных белорусских композиторов, известных в стране и за ее пределами, выпускники его класса.

При этом Дмитрий Брониславович сочинил 15 симфоний, в том числе две — с солирующей электрогитарой, специально для своего младшего сына, всемирно известного рок–гитариста Виктора Смольского.

Но самые знаменитые его творения, уже давно считающиеся белорусской классикой, это Второй концерт для цимбал с оркестром и опера «Седая легенда» на либретто Владимира Короткевича, за постановку которой артисты Большого театра удостоились в этом году Государственной премии.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ

— Я дружил со многими писателями, но с Короткевичем ближе всего. Он был совершенно замечательный человек с колоссальной эрудицией. У меня все его издания с дарственными надписями. Прочитав «Седую легенду», я сразу понял, что это как раз то, что я ищу. Я хотел написать романтическую оперу, а тут настоящий оперный сюжет. Сначала я очень быстро написал музыку, а потом Короткевич к ней стихи. На протяжении месяца я почти жил у него. И получилось очень удачно, он даже хотел издать их в виде сборника.
Неудивительно, что опера, писавшаяся с таким увлечением, полюбилась и публике, и певцам. Огромной популярностью пользовалась постановка 1978 года, в которой были заняты лучшие силы нашего оперного театра. Она продержалась в репертуаре 6 лет и все это время пользовалась неизменным успехом.

И то же самое повторилось в 2012 году. Новая постановка идет уже пять лет, а певцы по–прежнему ревниво обсуждают, кто будет петь следующий спектакль и кому из персонажей досталась самая красивая ария. Композитора это радует.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ

— Мне повезло, я всегда занимался тем, что больше всего люблю, — творчеством. И никогда никого не уговаривал исполнять мои сочинения. Если исполнителям они нравятся — для меня это высшая награда и счастье.

А если ты меня спросишь, что главное в жизни, — я отвечу: быть порядочным, честным, благожелательным и по возможности справедливым. Никому не причинять зла. Это и есть главное предназначение человека.
juliaandr@gmail.com

Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Sergey, 60, USA
С Днем Рождения, дорогой Учитель. Спасибо вам за ваши уроки Музыки, Мудрости, Любви. Спасибо, что помогли найти себя: реализовать мечту, утвердиться и быть счастливыми делом, которому мы посвятили жизнь. Здоровья вам и 25 часов в сутках.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?