Он стоил пяти дивизий

Почему выдающемуся военачальнику, генералу авиации Якову Смушкевичу не позволили помочь Родине в Великую Отечественную войну?

Я.Смушкевич. Испания. 1936 г.
Яков Владимирович Смушкевич занимает особое место в истории авиации. За свою недолгую жизнь этот выдающийся военачальник был вовлечен в пять военных кампаний и всегда проявлял себя с самой лучшей стороны как специалист и человек. К огромному сожалению, помочь Родине в Великую Отечественную ему не позволили...

Комбриг Смушкевич


Первой военной кампанией Смушкевича стала гражданская война 1918 — 1920 годов и советско–польская война. Второй — гражданская война в Испании. А между ними проходила весьма успешная служба в Белорусском военном округе, где Яков Владимирович преодолел путь от политрука роты до командира Витебской авиабригады, кстати, лидера по частоте позитивного упоминания на страницах «Красноармейской правды», печатного органа БВО. Высоко оценивалась бригада и в публикациях «Красной звезды» — центральном печатном органе Народного комиссариата обороны СССР. Авторы материалов отмечали, что возглавляемая Яковом Владимировичем часть задает высокую планку всей советской военной авиации. Такие успехи не остались незамеченными, и 22 сентября 1936 года в списке военачальников со званием «комбриг» появилось имя командира Витебской авиабригады Якова Смушкевича.

Генерал Дуглас


Конец 1936 года принес комбригу новый поворот судьбы: Смушкевич оказывается в охваченной гражданской войной Испании. На долгих восемь месяцев его главной заботой стала готовность ВВС республиканского правительства противостоять ВВС мятежников, возглавляемых Франсиско Франко и активно поддерживаемых фашистскими режимами Германии и Италии. Смушкевич не мог официально фигурировать в тогдашней Испании под своей настоящей фамилией, поэтому испанская страница в его боевой биографии — это история генерала Дугласа, старшего советника командующего военно–воздушными силами республики. Именно благодаря генералу Дугласу ВВС республиканского правительства внесли решающий вклад в победу под Гвадалахарой, успешно противостояли противнику в небе над Мадридом. И это при том, что противник имел самолетов в разы больше, чем республиканцы. Ветеран советских ВВС Лев Вигман так оценивал действия старшего советника в боях под Гвадалахарой:

После победы на Халхин-Голе.  Я.Смушкевич — третий справа.

«Впервые в боевой авиации он использовал принцип сосредоточения крупных воздушных сил и массированных налетов. Чтобы сократить время, необходимое для перехвата фашистских самолетов, ввел новый порядок взлета истребителей без предварительного выруливания на старт».

Генерал Дуглас не только успешно осуществлял руководство ВВС, но имел также личный налет в 223 часа.

21 июня 1937 года в жизни Якова Смушкевича произошли три важных события, связанных с оценкой его деятельности в Испании. Во–первых, полку Героев Советского Союза прибыло. Во–вторых, присвоено воинское звание «комкор», минуя звание «комдив». Третье — служба в БВО осталась в прошлом. Наступил этап работы в центральном аппарате НКО СССР. И новый заместитель начальника Военно–воздушных сил СССР сразу же энергично взялся за дело.

Герой Халхин–Гола


Но вернемся к военным кампаниям Якова Смушкевича.

Третья кампания — участие в советско–японском вооруженном противостоянии в районе реки Халхин–Гол в качестве командира авиации 1–й армейской группы. Прибыл на место боев 29 мая, убыл — 7 сентября 1939 года. Георгий Жуков писал:

«Я.В.Смушкевич был великолепным организатором, отлично знавшим боевую летную технику, в совершенстве владея летным мастерством. Его искренне любили все летчики».

С боевыми друзьями.

Все поставленные перед авиацией 1–й армейской группы задачи выполнялись на высочайшем уровне. Принимая нестандартные решения, комкор добился минимума потерь. Участие в третьей военной кампании отмечено для Якова Владимировича второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Четвертая военная кампания — поход войск РККА в Западную Белоруссию и Западную Украину в сентябре 1939 года. Карьерный рост продолжался: 19 ноября 1939 года достигается самая большая вершина в военной карьере Я.Смушкевича — он получил должность начальника Управления ВВС РККА, а незадолго до назначения пополнил корпус командармов 2–го ранга.

Пятой военной кампанией стало участие в советско–финляндской войне 1939 — 1940 годов. По окончании войны Я.Смушкевича ждало очередное повышение в воинском звании — командарм 1–го ранга.

Реформатор, а не винтик


7 мая 1940 года в РККА ввели генеральские звания, и довольно быстро командарм 1–го ранга стал генерал–лейтенантом авиации. До конца 1940 года Смушкевич еще дважды менял кабинеты: сначала — генеральный инспектор ВВС, затем — помощник начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР по авиации, эта должность стала последней в его стремительной (не исполнилось еще и сорока лет) и яркой военной карьере.

Смушкевич показывает Жукову и Штерну остатки японского самолета. Халхин-Гол. 1939 г.

Казалось бы, дела складываются успешно. Но... Было одно существенное «но», представлявшее собой настоящую мину замедленного действия. Ведь Сталин привык видеть в каждом своем соотечественнике homo soveticus — винтик в тоталитарном механизме. Однако давно выдавивший из себя раба генерал–лейтенант Смушкевич был совершенно иным. Он говорил первому лицу не то, что лицо хотело услышать, а то, что подсказывала совесть.

Смушкевича во многом не удовлетворяло состояние вверенного ему хозяйства. Знающий советскую военную авиацию, как хирург больного, Яков Владимирович считал, что среди пилотов в явном меньшинстве те, кто в условиях реальных военных действий способен принимать грамотные тактические решения. Прежде всего — в бомбардировочной авиации. Осмысление итогов и уроков советско–финляндской войны натолкнуло генерал–лейтенанта на следующие раздумья:

«Опыт войны еще раз показал, что скорость полета является важнейшим качеством, необходимым для всех типов самолетов. Отсюда мы должны неотложно форсировать строительство скоростной материальной части. В этом отношении мы отстаем от основных капиталистических стран, где в связи с войной лучшие типы скоростных самолетов выпускаются промышленностью в крупных сериях».

Яков Смушкевич с дочерьми.

Я.Смушкевич предлагал направить конструкторскую мысль на первоочередное обновление парка боевых машин ВВС за счет реализации трех проектов: пикирующий одномоторный бомбардировщик; бронированный штурмовик; фронтовой двухмоторный пикирующий бомбардировщик.

Начальник ВВС РККА ужаснулся, проанализировав ресурс работы моторов в советской военной авиации. Родимое пятно всей советской экономики под названием «дефицит» чувствительно затронуло и авиационное горючее. Далеко не все удовлетворяло его и по части управления ВВС. Обобщая опыт войн с участием советских летчиков, генерал–лейтенант заявлял: «Слепые полеты, полеты вне видимости земли — это наш камень преткновения». В то время когда пилоты германского люфтваффе и королевских ВВС Великобритании демонстрировали владение всеми необходимыми умениями и навыками в области радионавигации.

Расправа


Фото  amnesia.pavelbers.com/

Однако Сталин считал иначе и менять свое мнение не собирался. Знал он и о том, что генерал–лейтенант относился к лагерю противников советско–германских договоренностей 1939 года. Если бы Сталин прислушался к аргументам Смушкевича, скорее всего, можно было бы избежать многих провалов, случившихся после нападения Германии на СССР, когда более 1.200 самолетов не поднялись с аэродромов в первый день войны и разразилась настоящая катастрофа с управлением ВВС.

Незадолго до начала Великой Отечественной войны Смушкевича арестовали и объявили «врагом народа». Полнейшим абсурдом выглядело предъявленное ему обвинение: «проводил вражескую работу, направленную на поражение республиканской Испании, снижение боевой подготовки ВВС Красной Армии и увеличение аварийности в Военно–воздушных силах». Якова Владимировича расстреляли под Куйбышевом 28 октября 1941 года, когда германские агрессоры стремительно рвались к Москве. В час военного лихолетья Отечеству очень не хватило выдающегося военачальника Якова Смушкевича. Надо сказать, германские эксперты как раз таки понимали уровень потери для РККА. В выпускаемом ведомством Геринга периодическом издании можно было прочесть:

«Во время военных действий в Испании (1936 — 1939 годы) контрразведка Третьего рейха потратила много сил и средств на то, чтобы убрать генерала Дугласа. Фюрер авиации Геринг посулил тогда награду в миллион марок летчику, который его собьет. Генерал не участвует в нынешней войне — это равносильно разгрому по меньшей мере пяти вражеских дивизий».

Сталинский режим лишил Смушкевича всех наград, званий, заставил пройти через тяжелейшие испытания его жену и дочь. После смерти «вождя народов» доброе имя Якова Владимировича было полностью восстановлено.

Михаил СТРЕЛЕЦ, доктор исторических наук, профессор.

Брест.


Версия для печати
АЮВ
"Он стоил пяти дивизий." Да ничего он не стоил. Вру. Стоил. Ровно цену патрона 9 мм. Для Рокосовского, почему-то, пожалели. Для Ионы Якира нет. Для комбрига Серпилина (литературный персонаж) пожалели. Для маршалов Тухачевского и Блюхера (реальные люди) нет.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости