Он ставит на ноги

В Беларуси всего около 12 мастеров изготавливают протезы для людей с инвалидностью

Одна форумчанка написала, как во время путешествия по Калифорнии увидела девушку, изменившую ее представление о жизни: «Стройная, с прекрасной осанкой и высоко поднятой головой, шагая упругой спортивной походкой, она везла прогулочную коляску с малышом. Еще двое ребятишек семенили рядом. Молодая женщина улыбалась... Вместо одной ноги у нее был протез, который совершенно не скрывали короткие шорты. Такая тонкая никелированная палка с коленным «суставом». Она смотрелась парадоксально гармонично и стильно». А все благодаря работе хирургов-ортопедов, психологов и, конечно, мастеров по изготовлению протезов. В нашей стране таких не больше 12, и все работают в Белорусском протезно-ортопедическом восстановительном центре и его филиалах.


C одним из самых опытных на предприятии механиком протезно–ортопедических изделий Мануком Мануковым мы встретились в кабинете перспективных технологий — здесь не только делают «рядовые» протезы, но и на практике изучают возможности использования новых разработок. На приеме у Манука Серобовича 37–летний Василий. Говорит, несколько лет назад попал под электричку. Вместо ног — две культи. Полтора года передвигался по дому на коленях или коляске. Пока не предложили сделать протезы.

— Это уже третья пара будет, — объясняет мне специалист. — У пациента стала расти большая берцовая кость. Пришлось делать реампутацию. Соответственно нужны новые протезы.

Все необходимые комплектующие указаны в заказе. Стопа, втулка, модуль голени, переходник, адаптер гильзовый... В основном на предприятии работают с продукцией российских и немецких фирм, а также собственного производства. Выбор есть. Тем, кто много двигается, например, предлагают энергосберегающие углеродные стопы нового поколения, с которыми мышцы культи под протезом меньше устают, — раньше такие заказывали только спортсменам. Есть возможность выбрать и более дорогие комплектующие, но уже за свой счет. Между тем качество протеза во многом зависит именно от протезиста — культеприемные гильзы он изготавливает вручную.


Мастер снимает мерки — от колена вниз через каждые 3 см. Объясняет: каждая область культи имеет свои нагрузки, если сверху ее освободить, а снизу зажать протезом, человек не сможет ходить. Если же все сделать правильно, протез сам сможет адаптироваться под сокращения мышц и перераспределять нагрузки. Все эти тонкости учитываются уже при обработке гипсового позитива (изготавливается по слепку культи). Остается только подобрать правильную форму и материал гильзы.

Изделия здесь делают самые разные: на короткую и длинную культю, акриловые с креплением на поясе, карбоновые, а также с силиконовым лайнером, когда никаких дополнительных креплений не надо... Весь процесс от первого визита до выдачи заказа занимает 7 — 10 дней. После финальной примерки пару часов на «косметику» — и все, человек может учиться ходить на «новых ногах».

— В первый раз страшно было, колотило немного, — признается Василий. — А потом, когда понял, что могу ходить, сразу захотелось побежать. И я побежал.

Другим же, чтобы встать на протезы, не один день требуется. В протезно–ортопедическом госпитале центра есть даже инструкторы, которые обучают ходить с помощью средств технической реабилитации.


Сколько людей уже на ноги поставил Манук Мануков? Он говорит, что в месяц делает не менее 10 протезов:

— Вот и считайте, сколько за 46 лет получается. Кстати, взрослым пациентам новый протез положен раз в 2 года. Но если культя не меняет форму, не атрофируется, то приемные гильзы могут прослужить и 20 лет. В основном требуется ремонт или замена комплектующих, в частности, стоп — они трескаются.

Освоить специфику работы протезистов, уверен Манук Серобович, можно только на практике, рядом с мастером. Он, кстати, и сам так пришел в профессию. Школьником хотел в медицинский вуз поступать. Но в 16 лет пошел учеником механика–протезиста на Бакинское протезно–ортопедическое предприятие. Повышал квалификацию в Москве в Центральном научно–исследовательском институте протезирования и протезостроения. А в 2009 году переехал в Минск.

— У меня каждый год 1 — 2 ученика. И ортопеды с высшим образованием, и вчерашние школьники. Лет 7 назад пришел сын одной из пациенток, не знал, чем заняться после армии. Сегодня он — заведующий протезной мастерской в Калининграде. А за ширмой, знакомьтесь, инженер–протезист Алексей Шайбак. Он окончил БНТУ, а когда попал на предприятие по распределению, освоил протезирование и сейчас занимается верхними конечностями.

В течение недели новичкам разрешают только наблюдать. Затем доверяют сборку частей протезов, подгонку под рост пациентов. Следующий этап — обучение изготовлению вкладыша для гильзы: как подкраивать, заклеивать, формовать на слепок... Потребуется как минимум 4 — 6 месяцев, прежде чем можно будет доверить пациента. А некоторые и за год специфику не могут понять, так и уходят. Те же, кто остается и успешно сдает экзамен на предприятии, получают квалификацию «механик протезно–ортопедических изделий 4–го разряда». У Манука Серобовича — 7–й. Он признается: самое сложное — найти подход к пациенту. От этого процентов на 30 зависит результат.

За каждым протезом — судьба, характер. Кто–то родился с инвалидностью и всю жизнь ходит на протезах (у моего собеседника есть пациенты, которым всего–то полтора годика!), кто–то потерял руки или ноги в горячих точках, на производстве, в ДТП... Протезировали в центре и пострадавших во время теракта в Минском метро. А сейчас на предприятии рассматривают возможность работы с гражданами из Ирака... Объясняют: протезы делают везде, а хороших специалистов мало.

Конечно, протез не может работать как здоровая нога или рука. Но если специалисту удается сделать его максимально удобным для человека, он радуется, наверное, не меньше пациента.


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Протезист Манук Мануков:

— От нашей работы зависит не только качество жизни человека с инвалидностью, но и то, как сложится сама его жизнь. Один из моих пациентов – член паралимпийской сборной Беларуси по фехтованию на инвалидных колясках. Когда он занял 5-е место на чемпионате мира, признался мне: это во многом благодаря новому протезу. Со старым он не мог долго ходить, быстро уставал. Я предложил ему другую форму гильзы — продольно-овальную. В результате стало больше сил на тренировки оставаться...

А про некоторых пациентов даже знакомые и коллеги по работе не знают, что они на протезах. Бегают, прыгают, танцуют, водят машину... Конечно, иногда приходится переделывать гильзы по 3 — 4 раза. Но одно дело — когда пациенту просто нужно время, чтобы привыкнуть к протезу. Другое — если действительно мы что–то упустили. Например, у меня есть пациентка с врожденной недоразвитостью конечностей, у нее очень маленькая стопа — из–за этого сложно подобрать протез. Долгое время она носила шинно–кожаный со шнурками. И все время жаловалась, что ей некомфортно. Пока я не предложил ей перейти на жесткую гильзу. Попробовала и осталась довольна. Плюс для нее стопу выписали, которая к обуви с любым каблуком до 12 см подходит...

КСТАТИ

Недавно в центре стали использовать новый материал для изготовления примерочных (прозрачных) гильз. В них видно, как двигаются мышцы — проще найти и устранить проблему. Особенно это облегчает труд молодых специалистов.

СПРАВКА «СБ»

Азы профессии будущие механики протезно–ортопедических изделий в основном осваивают прямо на предприятиях отрасли. Также обучение по специальности «Протезно–ортопедическая и реабилитационная техника» можно пройти в колледже космического машиностроения и технологий Московского технологического университета.

dekola@mail.ru

1/
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?