Он играл в большой футбол

Почему легенду советского спорта Валерия Маслова называли уникальным?

Его называли уникальным. Почему так? Нет, не только потому, что на протяжении двадцати лет Маслов играл круглый год— завершал с партнерами футбольный сезон и сразу переключался на хоккейный. Неповторимость Маслова кроется еще и в способе борьбы с соперниками на поле. Бакинский футболист Эдуард Маркаров сетовал, что прямо во время подачи углового опекавший его Маслов мог лихо ввернуть анекдот, который мигом выводил из равновесия. Маркаров приходил на следующий угловой — и история повторялась, только анекдот уже был новый. Владимир Федотов жаловался: Маслов не только развернуться на поле не давал, но еще и шутками сыпал безостановочно.


Оставив футбольное «Динамо» в 1971 году, Маслов вернулся в него сорок с лишним лет спустя— в качестве помощника директора клубной Академии. В день смерти легенды портал sports.ru достал из архива четырехлетней давности интервью с ним.

— Знаю, что вы были дружны с Эдуардом Стрельцовым...

— Играли вместе в Перове в русский хоккей за заводскую команду «Фрезер». Эдик здоровый, на льду прекрасно держался. Отлично катался. Помню, у нас тогда еще камышовые клюшки были. Одну зиму вместе отыграли, а после Стрельцов на шайбу переключился.

— Ваша версия событий 27 мая 1958 года, когда Стрельцова, Татушина и Огонькова арестовали по подозрению в изнасиловании.

— Вся сборная тогда два дня пьянствовала в Тарасовке. Команда поехала на примерку новых костюмов, а Стрельцову, Огонькову и Татушину их пошили раньше. Они остались— и случилась эта история. Когда Татушина отстранили, он тренировал команду Карачаровского механического завода и позвал меня к себе. Для Татушина отлучение от футбола стало трагедией. Он-то находился там со своей девушкой, будущей женой. Их с Огоньковым вообще ни за что дисквалифицировали. Стрельцову девушка говорила: «Отдашь мне свой автомобиль «Победа»— и я заберу заявление». Она в итоге и так заявление забрала, но Эдика все равно посадили.

Хоккеист Валерий МАСЛОВ («Динамо», Москва) в матче чемпионата СССР по хоккею с мячом, 18 марта 1970 года

— За что, если заявление забрали?

— Эдик вырос без отца, рано пошел работать на завод, отучился всего 8 классов— простой, заводской парень— возьми и ляпни на допросе: «Дурак я, что в ФРГ не остался». После этих слов Стрельцова и решили закрыть: боялись, что если пустить его на чемпионат мира в Швецию— он оттуда не вернется.

***

— С Бесковым трудно было работать?

— Бес иногда заводился и по часу талдычил одно и то же. Ну а я, не будь дураком, вставлял вату в уши и отдыхал— но никогда не засыпал. После установок я сам объяснял молодым футболистам, как надо играть. Правильно Пеле говорил: «Тренер просто дает нам отправную точку». На поле мы уже разбирались сами. Когда мы с Анютой [Виктором Аничкиным] попали в «Динамо», нас всему учили Виктор Царев и Владимир Кесарев. Вот это были настоящие авторитеты.

Виктор АНИЧКИН и Валерий МАСЛОВ

— Чему научили?

— Как на поле держаться, как питаться, как восстанавливаться. Сейчас таких дядек нет.

— Бесков часто удивлял?

— Однажды шеф предложил нам сконцентрироваться на футболе и на два года поселиться на базе. Я как услышал, решил интеллигентно поинтересоваться: «Константин Иванович, вы че, охренели?» Ребята шепотом обсуждали, а я решил напрямую возразить: «Какие два года на базе? У всех семьи, дети. С ума сойдем». Бесков адекватный человек, мы его любили, но иногда Константина Ивановича заносило. Возмутился: «Масло, опять ты споришь!», но от затеи своей отказался.

— Когда Бесков брался за кнут?

— Близилась игра с Баку. Любой результат, кроме ничейного, выводил в финальный раунд чемпионата Ереван. Ну мы на ничейку договорились и скатали 2:2. После матча Бесков приходит с журналистом Кучеренко и обвиняет нас, что игру продали. Говорю Аничкину: «Витя, держи меня, а то убью его». Нет, ну как три тренера— Бесков с двумя помощниками— не могли посчитать, какой результат команде выгоден?! Послал его— в итоге за оскорбление старшего по званию мы с Анютой получили по пять суток гауптвахты.

— Какие воспоминания сохранили?

— Хорошие. Одна камера, две койки. Пронес себе туда ящик коньяку и ящик шампанского. На санитарной машине привезли. Благо опыт в этом деле был солидный. Когда Бесков отъ­езжал с динамовской базы, я всегда приво­зил туда коньяк с шампанским. Константин Иванович об этом знал. Шеф— мудрый мужик: понимал, что необходим разбор между ребятами.

На поле в матче Кубка СССР 1964 года игроки футбольных клубов «Динамо» из Москвы и Тбилиси (слева направо) Владимир КЕСАРЕВ (Москва), Слава МЕТРЕВЕЛИ (Тбилиси) и Валерий МАСЛОВ (Москва).

— Как строился разбор?

— Мы приносили Адамасу Голодцу и Юре Кузнецову, помощникам Беса, пару бутылок коньяка, а остальное распивали командой. В бане попаримся и высказываем друг другу в глаза свои соображения по игре. Мы в том сезоне хорошо шли. На «Динамо» стабильно по 55 тысяч собиралось, Брежнев на каждую игру приезжал— однажды начало матча на 4 минуты задержали, ждали его.

— В 1970 году Бесков обвинил вас, Аничкина и Еврюжихина в сдаче золотого матча ЦСКА. Как Бесков вел себя во время второй игры, когда 3:1 превратились в 3:4?

— С Яшиным в перерыве коньяку выпил и сидел во втором тайме с сигарой на беговой дорожке— вообще пополам! В первой игре, что 0:0 закончилась, Яшина не было, он прилетел на вторую. Лева уже завершал карьеру, и Бесков делал ставку на Пильгуя. Вовка— отличный вратарь, но авторитет Яшина его убивал— вот и напускал мячей во втором тайме.

— Но Бесков подумал, что вы продались картежникам, поставившим на ЦСКА?

— Говорил Бесу: «Вон у Тайванчика пойди спроси». Тайванчик, Алик Тохтахунов,— очень солидный человек, работал администратором в Ташкенте и ЦСКА. Джигит! Он бы подтвердил, что картежники в жизни таких вопросов не поднимали— чтобы где-нибудь нахимичить. Ни-ко-гда! Но Бесков так орал, что меня Евдокимыч [патрон «Динамо» Лев Дерюгин] еле удержал от драки. Когда ушел в душ, наш начальник Сергей Сергеевич Ильин, легендарный форвард довоенного «Динамо», занес мне стакан водки.

— Так почему все же проиграли?

— У Зыкова отец умер, Юрка Сэм [Семин] и Штапов сломались, Бес тоже начудил прилично— Авруцкий подбегал к нему, просил замены, а Бес не решился (все замены за него всегда Голодец делал). ЦСКА в тот год послабее нас был, но тут еще судья Тофик Бахрамов пенальти левый поставил. Говорил мне потом: «Валер, вы Кубок выиграли— вам хватит». Тогда у армии какой-то юбилей был.

— Да, все против вас...

— Прошло всего два месяца, и точно такая же история— ну один в один!— произошла у нас в хоккее с мячом. В решающей игре рвали в одни ворота Свердловск, не забили миллион моментов, проиграли 4:5 и чемпионами не стали. Вся команда футбольная на стадионе собралась. Бесков после игры подходит к Василию Трофимову, главному тренеру хоккейной команды: «Это Маслов игру продал!»

— Бесков взъелся на вас после истории с Численко, когда тот сбил милиционера, а вы заступились за друга?

— Конечно. До этого жили с Бесом душа в душу. После какой-то игры в «Лужниках» мы с Аничкиным и Вадиком Ивановым подошли к замминистра внутренних дел— просить за Число, которого Бес собирался отдавать под суд. А у замминистра проблемы посерьезней были— тогда же космонавт Герман Титов сбил женщину с коляской. «Ладно, решим»,— говорит. В итоге Бесков на месяц отстранил нас от игр, а Вадик Иванов ушел в «Спартак» и сразу стал с ним чемпионом. Тогда же Витьку Вотоловского, отличного правого края, отчислили. Все из-за того, что с дочерью Бескова развелся— той самой, что потом за Владимира Федотова вышла.

— Яшин пять лет проработал начальником «Динамо», но был обвинен «в ослаблении морально-воспитательной работы». Как так вышло?

— Это после смерти нападающего Кожемякина произошло. Толя застрял с товарищем в лифте. Начали сами выбираться. Когда Кожемякин наполовину вылез, лифт тронулся. 21 год парню было, уже за сборную начинал играть...

***

— В футбольной сборной вы дебютировали уже в статусе двукратного чемпиона мира по хоккею с мячом. Помните свой первый гол?

— Забавно вышло. Я много раз играл в хоккей с мячом против финнов, но на чемпионате мира 1967 года забить им не смог. Осенью приезжаем в Турку— уже на отборочный матч футбольного Кубка Европы, а у финнов— тот же вратарь, что и в хоккее с мячом, которому я зимой не смог забить: Несман. Минуте на пятнадцатой Малофеев обвел троих, вывел меня на удар, и я наконец пробил этого Несмана.

***

— Знаю, вы тесно общаетесь с Николаем Толстых...

— Мы в баню года два вместе ходили. Теперь он снова к нам присоединился. Жизнь Кольку сильно побила— у него ведь жена умерла, остался с ребенком, потом ПФЛ ликвидировали. Еще в нашей банной компании Сашка Мальцев, Виталий Давыдов. Паримся, в домино играем. Каждую неделю жду четверга, чтоб снова с друзьями посидеть...

Валерий Маслов умер в четверг.

Денис РОМАНЦОВ

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?