Олимпийское спокойствие

Помирит ли Олимпиада две Кореи

Пожалуй, главным международным событием уходящей недели стали переговоры между делегациями Южной Кореи и КНДР, которые состоялись в пограничном пункте Пханмунджом на разделительной линии между двумя корейскими государствами. Они стали развитием мирной инициативы, проявленной Пхеньяном и Сеулом накануне. О готовности к переговорам с Южной Кореей, а также о желании КНДР принять участие в Олимпийских играх в южнокорейском Пхенчхане Ким Чен Ын говорил в своем новогоднем обращении. После этого между Севером и Югом состоялись телефонные переговоры и последовали новые заявления, свидетельствующие о готовности к диалогу.

фото sputnik.by

По итогам переговоров стороны договорились о возобновлении взаимодействия между военными двух стран, а также проведении дальнейших консультаций по снижению напряженности на линии разграничения, которая не имеет официального статуса государственной границы, поскольку как Север, так и Юг по-прежнему официально придерживаются принципа политического единства Корейского полуострова. Кроме того, Пхеньян направит на Олимпиаду делегацию в 500 человек и демонстрационную команду спортсменов.

Состоявшиеся переговоры с энтузиазмом встретило и международное сообщество: в Москве и Вашингтоне уже выразили им свою поддержку и надежду на дальнейший диалог. Более того, как в Сеуле, так и в Пхеньяне не исключают возможности переговоров на высшем уровне, то есть между лидерами двух корейских государств.

Вместе с тем, несмотря на этот бравурный тон, сами основополагающие противоречия на Корейском полуострове никуда не делись. Главным камнем преткновения остается ядерная программа КНДР. Вашингтон и Сеул настаивают на безусловной денуклеаризации Корейского полуострова как основном условии своих дальнейших отношений с КНДР. Так, возможность своей встречи с Ким Чен Ыном южнокорейский президент Мун Чжэ Ин связывает с гарантиями прогресса по вопросу о ядерном разоружении Пхеньяна. По словам лидера Южной Кореи, Сеулу не нужны переговоры ради переговоров.

КНДР же, со своей стороны, отказываться от ядерной программы совершенно не намерена, считая ее залогом своего выживания. В этих условиях любые переговоры между Пхеньяном и Сеулом вряд ли могут выйти за рамки решения каких-то краткосрочных тактических задач.

Сама идея воссоединения стала не более чем красивой риторикой в устах политиков как Севера, так и Юга. Слишком далеко разошлись два корейских государства за время своего существования, слишком разные мировоззрения и интересы у их элит. Примеры воссоединения ранее расколотых государств вроде объединения Германии или Вьетнама, конечно, есть. Однако эти примеры вряд ли могут вдохновить лидеров КНДР, поскольку будут означать фактическое упразднение самого их государства в отсутствие каких-либо гарантий личной безопасности.

Тем не менее что-то заставило Пхеньян резко изменить риторику с воинственно-агрессивной на едва ли не примиренческую. Думается, что в первую очередь это достаточно четкое видение Северной Кореей определенной красной черты, заступать за которую не следует. В минувшем году Пхеньян подошел вплотную к этой черте и теперь сдает назад – ради собственной же безопасности. Кроме того, несмотря на то, что идеи чучхе проповедуют полную самодостаточность корейской народной демократии, в КНДР не могут не понимать, что жизнь в изоляции – это слишком дорогое и накладное удовольствие. 

Политика в Пхеньяне похожа на черный ящик. Однако представляется достаточно очевидным, что, демонстрируя свои ракеты, Пхеньян одновременно ищет диалог с внешним миром, пытаясь использовать ядерный аргумент для  максимально выгодной позиции в этом диалоге.

vs.shimoff@gmail.com

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...