Репортаж из деревни Ухлясть Быховского района - малой родины председателя Национального паралимпийского комитета Олега Шепеля

Олег Шепель: «Земля предков — нечто большее, чем просто двор и хата»

Который год и душу, и талант, и деньги вкладывает в свою малую родину — деревню Ухлясть Быховского района — Олег Шепель, председатель Паралимпийского комитета Беларуси. Возможно, кто–то скажет, что далековато, непрестижно — зачем, мол, деньги на ветер... Но Олег убежден: именно это место каким–то чудесным образом всегда его оберегает, благословляет во всех начинаниях, здесь он всякий раз словно заново рождается. А потому, невзирая на довольно плотный жизненный график, навещает Ухлясть минимум раз в месяц.


— По лесу походить, раков половить, просто подышать свободой... И нет на всем белом свете другого такого уголка, где бы я мог так выспаться и отдохнуть! Прошлым летом даже дочка предпочла отдых в деревне поездке в Турцию...

Вообще, родился Олег совсем в другой деревне неподалеку. Отец облюбовал участок в Ухлясти, когда сыну было уже лет 5. Каждый день после работы со всей деревни приходили соседи помогать, вкалывали до самого захода солнца. От чистого сердца, не за деньги. И так все в то время строились...

— Понимание того, что земля предков — это нечто гораздо большее, чем просто хата и двор, пришло ко мне еще в начале 1990–х. Как–то приехал я в свою деревню на Радоницу, чтобы навестить могилки. И тут подходят односельчане: мол, помоги, Олег, огородить забором кладбище. Это было первое, что я сделал. С тех пор не могу и не хочу останавливаться. Ведь всякий раз, решая какой–то вопрос для односельчан и земляков, я знакомился с интересными людьми своего края, заводил новых друзей и у каждого чему–то учился.


Как раз в те годы, говорит Олег, судьба свела его с удивительным человеком — Валерием Шкапцовым, главой Быховского райисполкома. О нем до сих пор легенды ходят: в каждом вопросе разбирался лично, всякого человека видел насквозь, со всеми умел найти общий язык. Вставал всегда в 5 утра и шел по городу с личной инспекцией...

— А еще Валерий Васильевич умел слушать и слышать... — добавляет Олег Шепель. — Однажды обратился ко мне знакомый коммерсант с проблемой: мол, райисполком чинит препятствия частной инициативе — не дает открыть в Быхове продовольственный магазинчик. А загвоздка была в том, что рядом уже имелась продовольственная точка райпотребсоюза, скажем, так себе точка... И я стал объяснять Валерию Васильевичу, что здоровая конкуренция еще никому не мешала. Он сначала спорил, но потом все же прислушался. И впоследствии ни разу не пожалел об этом.

Дружба Олега Шепеля и Валерия Шкапцова стала катализатором для многих хороших дел. Это сейчас местные жители устраивают романтические фотосессии возле старой водонапорной башни — уже отреставрированной и являющейся бесспорным украшением Быховского железнодорожного вокзала. А ведь была шальная идея эту башню сровнять с землей...


В общем, Олег Шепель и не заметил, как участие в жизни родного края стало даже личной потребностью. Причем с каждым разом идеи и проекты становились все масштабнее: спортивные акции, бесплатные концерты с участием самых ярких белорусских звезд, помощь социальным учреждениям... Опять–таки Олег предложил собирать быховчан на День города, традиционно отмечаемый 28 июня, не в стенах Дома культуры, а на просторной площади, чтобы праздник был для всех желающих.

...И вот мы в Ухлясти. Из окошка автомобиля Олег показывает на одичавший сад с фруктовыми деревьями. После войны на этом месте был детский дом. Через дорогу от указателя на заснеженном пригорке — памятный камень: с этого самого места жители деревни ушли в партизаны. В окрестностях есть еще памятник пионеру–герою Марату Козлову и братская могила, где захоронены более 4 тысяч советских солдат и партизан. Дорожки к ним заботливо расчищены от снега...

Когда–то деревня Ухлясть была довольно заманчивым местом. В середине 1950–х сюда съезжалась молодежь чуть ли не из всех уголков страны по комсомольским путевкам, чтобы добывать торф. Параллельно строили жилье, инфраструктуру поселка: был здесь и клуб, и несколько магазинов, и больница, и поликлиника, и баня, и детский сад со школой...


— Помню, только на моей улице под названием Грушевка было 35 детей школьного возраста, — говорит Олег. — А сейчас всего–то два человека живут. И тем уже за 80...

С одним мы вскоре познакомились. 82–летний Сергей Николаевич Шмыдов — самый близкий друг и сосед семьи Шепелей. В деревне его кличут «комендант» — за фанатичную любовь к порядку. Олег вспомнил недавний случай:

— Приезжаю как–то я с друзьями. И обычно сразу зову дядьку Сергея, чтоб развеялся, поужинал с молодыми. Но тогда поздновато уже было, и я решил его не беспокоить. Для гостей, само собой, стол накрыл, мангал распалил. В общем, сидим, беседуем, смеемся... И вдруг на пороге откуда ни возьмись — дядька Сергей с топором в руках! А следом за ним уже и милиция подъезжает! Оказалось, сосед мой и вправду успел уснуть и даже сон увидеть: будто в моем доме кто–то чужой хозяйничает. Подскочил, будто ошпаренный, подбежал к окошку и аж обомлел: сон–то в руку! Как же мы долго смеялись... Очень я благодарен этому человеку за такую отчаянную преданность. Да и просто за то, что он есть. Мой папа с ним очень дружил.


Сам же Сергей Николаевич так уважает и ценит Олега, что на людях обращается исключительно по имени–отчеству:

— Олег Александрович никогда про меня не забывает. Я ведь совсем один живу: жена давно умерла, дети еще раньше разъехались. А он — словно второй сын... Представляете, себе баню еще не построил, а как я начал сооружать — так он мне быстренько во всем помог, нашел на старика и время, и возможности. Спасибо ему от всего сердца, без бани ведь тяжело, наша–то, деревенская, давно не работает — нерентабельная... А этой осенью как–то утром выхожу во двор — а у меня гора дров лежит! Подумал сначала, что ошиблись адресом. А потом пришли люди, покололи все, сложили и сказали, что это мне подарок от Олега Александровича...

А на пороге родительского дома вместе со старшим братом Олега, Сергеем, нас встречал тот самый Валерий Шкапцов, да еще вместе с супругой и внуком. Теперь, на пенсии, у Валерия Васильевича масса свободного времени, он с удовольствием отвечает на участке Олега за урожай помидоров и огурцов.

Сильно изменился отчий дом за эти годы с легкой руки братьев Шепелей. Многослойные «дышащие» стены, пластиковые окна, надежная крыша, современная мощная система отопления. Вместо пыльного чердака — полноценные жилые помещения, а на месте старой печки–грубки — камин. Олег признается:


— Об одном только жалею: что ни отцу, ни маме, ни тете Любе не довелось увидеть наш дом таким вот красивым, всем этим попользоваться... Еще при жизни отца нам с братом кое–что удалось изменить, хоть он и очень сопротивлялся. А в остальном пришлось уступить. Ведь нежелание стариков что–либо менять вокруг себя объясняется преданностью и любовью к тем, кто уже ушел... Фразой «пусть все будет, как при них»...

Кстати, модернизация пока еще не дошла до старого сарая. А в нем — особенная реликвия: самодельный трактор, который собирал еще отец Олега, инженер. Вручную, из того, что ржавело. Агрегат не только в полной боевой готовности, но даже каждую весну используется по назначению — вспахивает и свои, и соседские угодья. А давным–давно, кроме трактора, в сарае стояли еще две коровы, три свиньи, 10 овечек и жило штук 30 кур....

— Поэтому каждый день летом у нас с братом была святая задача — насобирать по мешку лебеды и крапивы, — вспоминает Олег. — И раз в два дня — когда работал местный сельмаг — нужно было минут 40 отстоять в очереди, чтобы раздобыть шесть буханок хлеба — его обязательно подмешивали свиньям в паровую картошку...


Мама Олега умерла, когда ему было 10 лет, а старшему брату — 13. Отцу оказалось тяжело одному растить двух пацанов. Поэтому года через полтора в доме появилась новая хозяйка, которую Олег и Сергей стали называть тетя Люба. Оба отзываются о ней очень тепло, с глубоким уважением... Так что всякий раз, бывая в Ухлясти, обязательно сворачивают шагов на 50 в лес, который начинается прямо от забора, чтобы минуту–другую постоять у могилок самых близких людей.

В какой день своего далекого прошлого Олег был бы не прочь вернуться?

— В какую–нибудь новогоднюю ночь. Тогда я еще искренне верил в Деда Мороза. И у нас дома всегда стояла красивая ёлка под самый потолок — за ней мы с отцом и братом ходили в лес сами. Самым крутым подарком под ёлкой был радиоприемник. Отец знал, как я о нем мечтал, и не пожалел на него целых 35 рублей. Но однажды под ёлкой меня ждал баян — это был ужас... А теперь и это воспоминание сердце греет. Потому что связано с самым дорогим — моей любимой родиной.

eversman@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР