Минск
+15 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

21 ноября во Дворце Республики выступит с концертом ансамбль "Белорусские Песняры"

Олег Аверин: «Статус нашего ансамбля «стабильно востребованный»

В чем секрет того, что «Белорусские Песняры» так долго вместе?
(Продолжение. Начало в номерах «СБ» от 18, 19 ноября с.г.)

Олег Аверин пришел в «Песняры» в 93–м по приглашению Владимира Георгиевича Мулявина. Его творческий путь в ансамбле выпал на то время, когда многие думали: ансамбля–легенды больше нет. Музыкальные территории уверенно захватывали безголосые скандальные певцы, а Мулявина перестали узнавать на улице. На закате лихих 90–х любовь публики к мелодичному и хорошо спетому репертуару все–таки взяла верх: ансамбль снова стал востребованным. Но кое–что изменилось. Весь 1998 год «Песняры» выступали без своего руководителя, который, как сообщали официальные источники, болел. Когда Владимир Георгиевич вернулся к работе, он уже не смог найти взаимопонимания с подопечными. Тогда — более 15 лет назад — появились «Белорусские Песняры»: состав, отделившийся от Мулявина и Министерства культуры. О причинах этого в эксклюзивных интервью «СБ» поведали Владислав Мисевич и Валерий Дайнеко. Предоставляем слово нашему новому герою — Олегу Аверину, не только вокалисту и инструменталисту, но и автору многих песнярских хитов за последние два десятилетия.


— В чем секрет того, что «Белорусские Песняры» так долго вместе в неизменном составе? Это дружба?

— Частенько нам задают такой вопрос, и у меня появился красивый ответ: нас выбирал для ансамбля Владимир Мулявин. Он чувствовал, кто станет «песняром», а кто — нет. Вот поэтому мы живем вместе, как родственники, объединенные его тайным критерием отбора...

— Когда вы — солисты ансамбля — не смогли и не захотели снова работать с Мулявиным, вы рисковали оказаться на улице. Через некоторое время стало ясно, что с вами не договоришься, и Мулявин набрал новый состав. С тех пор в Беларуси двое официально признанных преемников «Песняров»: вы и государственный ансамбль. Так и случился раскол?

— Истинные причины никому не нужны. Ни вам, ни читателям. Уж я–то знаю, что говорю, поверьте. Тогда между нами была информационная война, война без правил. А в таких случаях, как говорит наш Президент, надо читать и делить на десять. Поэтому не огорчайте себя просмотром газет того времени. Не считаю, что рассказ о расколе «из первых уст» поможет читателям лучше понять, с чего началась история «Белорусских Песняров». Не нужно об этом.


— Давайте о приятном. Что вы больше всего ценили и цените в творчестве «Песняров»?

— О песнярском творчестве надо помнить! Что я ценил? То же, что и миллионы людей. То, что нельзя объяснить, что увлекало и завораживало. Многие брали в руки гитары, пытаясь подражать, но всегда была разница — отличие от оригинала. В этом и есть самая большая ценность.

Мулявин редко тратил время на то, чтобы детально раскрывать свою точку зрения при работе над песней. Он слушал, иногда по нескольку раз, а потом исправлял. То, что считал нужным, и так, как чувствовал. А иногда уже всеми спетую и сыгранную песню безжалостно отправлял в мусорную корзину. «Нет! Не нужна нам такая песня! Порвите ноты». И не важно, кто ее написал: кто–то из нас или он сам.


— Вы общались с Мулявиным после творческого расставания?

— У нас никогда не было «творческого расставания», мы постоянно сверяем в своей работе себя с ним, с его требованиями. Происходит это подсознательно. А то, что мы пели и поем очень разные песни не в стиле «Песняров», так это умышленно. Зрители уже забыли, наверное, но у нас в 1999 году даже появился такой дерзкий комплект костюмов: белые шелковые рубашки и черные кожаные штаны. Уж если Мулявин задумал в 1998 году собрать новый ансамбль «Песняры», то и мы решили выглядеть иначе, копить свой репертуар, по которому нас будут узнавать и отличать. Так и произошло. Половина наших концертов — это наш репертуар. Однажды мы выступали на «Славянском базаре в Витебске». В одном концерте объявили ансамбль «Песняры» с руководителем Мулявиным, а через полчаса — ансамбль «Белорусские Песняры» с песней «Бялявая, чарнявая...» Выступали по очереди, но переодевались в одной гримерке в полном молчании...

— Откуда вы черпаете вдохновение? Можно ли увидеть в вашем почерке — авторском или вокальном — влияние каких–либо музыкальных стилей?

— Это тайна даже для меня.

— О чем хорошем и светлом вы вспоминаете, когда думаете о периоде работы с Мулявиным?

— Однажды мы очень долго летели из Москвы в Феникс, штат Аризона. Тремя самолетами. В голове все перемешалось: ночь, день, города, аэропорты... Из прохладного самолета, наконец, перешли в прохладный аэропорт. Нас никто не встретил. У нас не было обратных билетов, не было денег. Мы с гитарами, синтезаторами и картонными коробками с костюмами вышли на улицу, а там яркое солнце и жара за сорок градусов. Но на душе было хорошо! Вместе нам было не страшно и на другом конце планеты. Мы же «Песняры».

13-Аверин_500.jpg

— Что думаете о государственном ансамбле «Песняры»? Следите за их работой?

— Однажды Влад Мисевич ходил на их концерт, а я смотрел в интернете. Тогда был один состав. Через пару лет Влад снова пошел посмотреть, но на сцене уже были другие. Сейчас — третьи. Сложно сформировать мнение при такой–то «текучке кадров».

— К 15–летию «Белорусских Песняров» вы готовите большой концерт, который состоится при содействии «Альфа–Банка» 21 ноября во Дворце Республики...

— Не знаю, чем наш концерт с оркестром запомнится зрителям. Как правило, верные поклонники никогда не любили присутствия на сцене кого–то еще, кроме артистов ансамбля. Они всегда говорили нам, что приходят слушать только нас. И другие аранжировки любимых песен им совершенно не нужны. Так зачем же нам оркестр 21 ноября? Поверьте, не для того, чтобы просто записать это в биографию ансамбля: вот, мол, и мы с оркестром пели. Да, мы рискуем, кстати, не в первый раз. Но мы сегодня доверяем дирижеру Александру Липницкому. Мы не просто искали сопровождение, мы искали Музыканта, способного изящно и талантливо «обнять» солистов богатством музыкальной мысли в полноценном звучании своего коллектива.

— Расскажите о будущем песнярского репертуара.

— Периодически в арсенале молодых талантов будут появляться песни «Песняров». И зазвучат, как новые. Все пройдет, но хорошие песни останутся. Шоу–бизнес — это не компьютерная программа, это реальные люди, которые его делают своей работой либо хорошим, либо плохим. Хорошо сработали, на совесть — получите зрители качественный продукт, получите музыканты аплодисменты, славу и деньги в кассе! А если прохвост попадается, то тут хоть плачь. Шоу–бизнес разный бывает, как и музыканты. То ансамбль на руках носят, то гримерку найти не могут. Чего обижаться? Надо работать. Статус нашего ансамбля в сегодняшнем шоу–бизнесе «стабильно востребованный».

— Что пожелаете молодым талантам, стремящимся выйти на большую сцену?

— Сегодня на сцену выйти может любой. Но вот что делать, чтобы завтра зритель пришел? Если зритель не любит — не заставишь. Поэтому для артиста есть два пути. Первый: меняться, пока не полюбят. Второй: если очень уверен, ищи своего слушателя, который примет тебя таким, какой ты есть. Поэтому желаю молодым исполнителям пользоваться при движении обеими дорогами!


cultura@sb.by

Советская Белоруссия №221 (24602). Четверг, 20 ноября 2014.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи