Минск
+1 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Окольцованные любовью

Надежда Кадышева очень творческая натура и не любит повторяться даже в интервью, но своего мужа, с которым прожила много лет, “менять” не собирается Как ни крути, а “люди из телевизора”, особенно известные артисты, непроизвольно становятся заочными членами наших семей — у каждого есть свои любимцы, которых всегда рады видеть и слышать, особенно в праздники. В моей семье такими желанными гостями давно уже стали народная артистка России Надежда Кадышева и ансамбль “Золотое кольцо”. Без них и застолье не застолье, даже самое хлебосольное. Стоит им появиться на экране — все тут же преображаются: мужчины приобнимают своих дам, начинают смотреть на них с любовью, и все вместе подпевают. “Широка река”, “Колдунья”... А под песню “Течет ручей” мои родители всегда пускаются в пляс и молодеют на глазах! Я много раз наблюдал за этой метаморфозой, но объяснить ее для себя смог лишь после того, как побывал на сольном концерте ансамбля во время “Славянского базара в Витебске”. Правда, пообщаться с Кадышевой удалось уже после фестиваля — она не особо жалует журналистскую братию, но для “Народной газеты” сделала исключение.

Надежда Кадышева очень творческая натура и не любит повторяться даже в интервью, но своего мужа, с которым прожила много лет, “менять” не собирается

Как ни крути, а “люди из телевизора”, особенно известные артисты, непроизвольно становятся заочными членами наших семей — у каждого есть свои любимцы, которых всегда рады видеть и слышать, особенно в праздники. В моей семье такими желанными гостями давно уже стали народная артистка России Надежда Кадышева и ансамбль “Золотое кольцо”. Без них и застолье не застолье, даже самое хлебосольное. Стоит им появиться на экране — все тут же преображаются: мужчины приобнимают своих дам, начинают смотреть на них с любовью, и все вместе подпевают. “Широка река”, “Колдунья”... А под песню “Течет ручей” мои родители всегда пускаются в пляс и молодеют на глазах! Я много раз наблюдал за этой метаморфозой, но объяснить ее для себя смог лишь после того, как побывал на сольном концерте ансамбля во время “Славянского базара в Витебске”. Правда, пообщаться с Кадышевой удалось уже после фестиваля — она не особо жалует журналистскую братию, но для “Народной газеты” сделала исключение.

— Надежда, это правда, что вы не любите давать интервью?

— Понимаете, когда я только начинала свою карьеру, достаточно часто встречалась с журналистами. Позволяла спрашивать обо всем. Но с течением времени стала замечать, что в обойме у наших акул пера порядка двух десятков одних и тех же вопросов, отвечать на которые абсолютно не интересно. Я ведь творческий человек, поэтому стараюсь не повторяться даже в своих интервью, а получается, что всякий раз надо рассказывать об одном и том же. Вот и приходится относиться к представителям СМИ очень избирательно. Что же до белорусских журналистов, то здесь, наверное, действует в хорошем смысле слова некий стереотип, связанный больше с имиджем народа. О белорусах я знаю не понаслышке. Выступала с концертами в Минске, два года подряд — с сольниками на “Славянском базаре в Витебске”. И сразу заметила особенность белорусов. Они очень добрые хозяева, радушные люди, и мне как гостье всегда приятно, когда оказывают такой теплый прием. Ты выходишь на сцену, посылаешь в зал волны позитива и чувствуешь, как эта волна положительной энергии возвращается к тебе обратно в десятикратном размере. Обычно на моих концертах такое происходит постоянно, но в Беларуси это всегда как-то особенно, по-семейному, за что огромное спасибо.

— А что для вас значит семья?

— Я не буду оригинальной. Ответ на этот вопрос не нужно придумывать специально, особенно женщине, у которой замечательный муж, достойный сын. Для меня семья — это прежде всего тыл, поддержка, вдохновение... Конечно, хотелось бы проводить дома больше времени, заниматься созданием уюта, атмосферы... Но у моей семьи есть один большой плюс — мои родные всегда рядом со мной. В легендарной Гнесинке, где я училась, познакомилась со своим будущим мужем — баянистом Александром Костюком. Саша считался завидным женихом: родом хоть и из провинциального Мелитополя, но из зажиточной семьи. Его отец работал ведущим инженером на крупном заводе. За Александра сватали двух очень обеспеченных девушек, а он предпочел им меня — худенькую, стеснительную. Правда, и я была не промах. Кстати, у меня от природы вокальное дыхание очень хорошее. Помню, педагоги мне говорили, когда петь начинала: “Ну что Кадышева, она ж из деревни приехала, рот откроет и поет!” На самом деле это был огромный труд, я закрывалась в комнатах, пела, орала, очень хотела научиться. Свою манеру искала, спорила с преподавателем. Народное пение немножко горловое, связки зажимаются. А я хотела петь легко. Всегда говорила, если тебе легко, значит, и людям легко тебя слушать. Александр меня всегда понимал. Вскоре в нашей молодой семье родился сын Гриша, а спустя три года мы “родили” ансамбль “Золотое кольцо”.

— Личная жизнь творчеству не мешает?

— Я сказала бы, что личная жизнь нас с супругом в творчестве сближает. Удивлены? Если бы я сказала, что семья у нас идеальная, то слукавила бы. Вы прекрасно знаете, что идеальных семей не бывает, но чего у нас в самом деле не бывает — это бытовой ругани. Так как мы семья творческая, то и споры у нас творческие. Скажем, я как вокалистка что-то вижу по-своему, он в чем-то пытается меня переубедить, в чем-то я соглашаюсь, а в чем-то без труда убеждаю его. Так что посредством творчества мы решаем и какие-то семейные вопросы. Я думаю, женщина должна по мере возможности уступать: мужчине надо чувствовать себя хозяином положения, лидером. Я стараюсь об этом помнить. Ну и еще у нас с Александром идеальное сочетание душ и характеров, одинаковый взгляд на многие вещи. Сейчас в России очень популярен американский стиль супружества — гражданский брак: пожили, разбежались, и никаких обязательств. А мы уверены, что семья — это навсегда. Мы даже венчались в Сан-Франциско в православной церкви. Так что за своим супругом я в прямом смысле слова замужем — ЗА МУЖЕМ. Александр — настоящий мужчина. Вместе мы прошли не одно испытание, и после каждого из них ты понимаешь, что быт с его суетой ничто, когда есть любовь, взаимопонимание и ощущение друг друга.

— В чем, на ваш взгляд, секрет популярности вашего коллектива?

— Мне кажется, что “Золотое кольцо” уже больше чем ансамбль. Сегодня это национальный театр народной музыки и песни. Название “театр” оправданно: здесь есть и режиссура, и точно выписанные образы, и декорации, похожие на иллюстрации к сказкам, пропитанным народным духом. И, скажу немного с кокетством, как в любом театре, есть своя прима. Я часто думаю о том, в чем же секрет популярности? В искренности! Это правда. В искренности и профессионализме! В нашем коллективе более сорока человек. При этом отмечу, что большинство из этих молодых людей выросли на моих песнях и, когда пришли в “Золотое кольцо”, почувствовали себя дома. Коллектив наш работает как единый организм. Организм, куда постоянно вливается свежая кровь. Ведь для постановки танцевальных номеров мы приглашаем разных балетмейстеров, и все по той же причине — не хотим повторяться. Все время что-то ищем — новые формы, подачу.

— А что скажете о своих песнях?

— В последнее время на концертах я исполняю как народные песни, так и песни моего мужа. Здесь есть небольшая особенность. Иногда песня рождается легко. Она может быть написана сегодня, завтра будет готова аранжировка, послезавтра я ее уже запишу и представлю публике. А бывает, что песню еще нужно понять, достучаться до нее, как до человека. Сегодня в моем репертуаре есть композиции, которые изначально я не почувствовала, не ложились они мне на душу и раскрылись лишь спустя какое-то время. Я снова перечитываю стихи, слушаю музыку и нахожу в песне что-то такое, чего раньше не замечала. Есть песни, которые ожидали своего часа не месяц, не два, а годы... Так было с композицией “Где вы, кони вороные?”, которая войдет в новый альбом. Рабочее название этого альбома

— “И вновь любовь...”. Его презентация пройдет в Москве в октябре. Так что у нас со слушателями будет очередная возможность узнать друг друга с новой стороны.

— Вы всегда приятно удивляете своих поклонников не только репертуаром, но и своим внешним видом.

— А ведь в этом году мне исполнилось 50 лет! Но Америки я вам не открою. Чтобы хорошо выглядеть в моем возрасте, надо больше времени уделять себе: маски, массаж, тренажерный зал, правильное питание и хороший сон. Но это не все. Добрым надо быть, уметь прощать, нести позитив людям каждый день. Я стараюсь постоянно меняться внутренне, ведь с возрастом становишься мудрее. Стараюсь не стоять на месте, экспериментировать с внешним видом. Думаю, вы еще застали тот период, когда я выступала в народных костюмах, а потом решила отойти от привычного образа. Костюмы у меня всегда были красивые, богатые. Это мой стиль. И они все целы — хранятся в шкафу. Я с ними не расстаюсь, все в прекрасном состоянии, аккуратно поглажены, кокошники завернуты. Муж говорит, что мы обязательно откроем музей. Сейчас ведь у меня уже около полусотни костюмов. Хотя в повседневной жизни я одеваюсь довольно просто. Что же до моего нынешнего образа, то мы давно к этому шли. Мне хотелось больше соответствовать своим песенным героиням. Кокошники, если честно, стали надоедать. Сейчас мне делают прически. Изменился дизайн костюма — он полностью ушел от фольклора, стал более эстрадным. Теперь, согласитесь, я выгляжу более естественно и современно.

— Что вы хотели бы пожелать читателям “Народной газеты” и ее популярного приложения “Семья”?

— Я хочу сказать, дорогие друзья, что постоянно чувствую вашу любовь и поддержку. Поверьте, эта любовь взаимна. Желаю мира, уюта и добра в ваших семьях. Верьте в себя, своих близких и никогда не отчаивайтесь! До встречи на концертах! Всегда ваша — Надежда Кадышева.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...