Охота на зубра

В Польше архивные документы стали важным элементом политической борьбы

В Польше архивные документы стали важным элементом политической борьбы


В начале недели экс–президент Польши Лех Валенса огорошил своих соотечественников заявлением, что может покинуть страну. Еще он поделился намерением вернуть все награды и почетные звания, а также отказался впредь участвовать в торжественных и юбилейных мероприятиях. Правда, позже экс–президент уточнил: «Не надо буквально понимать, что беру чемодан и выезжаю». Однако вызванную им эмоциональную бурю и цепную реакцию остановить уже не удалось.


Лауреата Нобелевской премии мира вывела из себя очередная книжная новинка: «Лех Валенса. Идея и история. Политическая биография легендарного предводителя «Солидарности» до 1988 года». Автором тома в шестьсот с лишним страниц стал 24–летний историк Павел Зызак, взятый на работу в архив краковского отделения Института национальной памяти (ИНП). В круге интересов любознательного исследователя оказались молодые годы и личная жизнь Валенсы, который описывается как гуляка, сельский пьяница и хулиган, да к тому же и отец внебрачного сына. Причем ссылок на свидетельства якобы полсотни собеседников, как положено в исторических исследованиях, нет. Какие–либо документы тоже отсутствуют.


«Тот вздор, что намолол этот сопляк, не умещается в голове», — возмутился Валенса. И напомнил, что многократно обращал внимание министров и спикеров обеих палат парламента на безнаказанное искажение фактов и требовал назначения ответственных прокуроров и следователей, которые бы все события представили согласно исторической правде. «Выйдет следующая книга, и могу побиться об заклад, что в ней будет рассказываться о том, как я развязал Вторую мировую войну», — иронизирует Валенса. Свой гнев он направил на ИНП — государственное учреждение, из стен которого, по его убеждению, и выходят «все эти варварские нелепости».


Институт национальной памяти — комиссия по преследованию преступлений против польского народа — именно так звучит полное название этой уникальной организации, созданной десять лет назад. В ее недрах сосредоточены архивы и документы органов госбезопасности, МВД и минобороны с 22 июля 1944 года по 31 июля 1990 года.


Когда создавался ИНП, перед ним ставилась благородная цель: изолировать досье и персональные дела от политиков, дабы не давать им такое взрывоопасное оружие для политических разборок. Однако очень скоро сам институт, взявший на себя не только архивные и следственные функции, но также и люстрационные, стал по сути монополистом выдачи политических ярлыков. В любой момент он может объявить на всю Польшу, кто был агентом или сексотом спецслужб. Валенса заявил, что сотрудники института поступают хуже нацистов: «Фашисты убивали врагов и противников, а здесь изводят друзей и героев».


На скандал вокруг книги о Валенсе сразу отозвался нынешний и бывший истеблишмент. Премьер–министр Польши Дональд Туск, назвав экс–президента «народным достоянием» и «героем национальной легенды», пригрозил ИНП прекращением финансирования, если тот будет односторонне злоупотреблять общественными средствами. В защиту Валенсы выступили политики, стоявшие в свое время по разные стороны баррикад. Бывший премьер Тадеуш Мазовецкий объединил обвинителей Валенсы в «партию отравителей». Александер Квасьневский, подписавший в период своего президентства закон о создании ИНП, сказал в сердцах следующее: «Очень жаль, что учреждение, которое должно стоять на страже правды, становится частью фронта неправды. ИНП можно назвать институтом национальной лжи».


Союз демократических левых сил внес предложение маршалу сейма об отставке председателя ИНП. «Хотим прервать этот постыдный спектакль», — объяснил глава парламентской фракции левых Войчех Олейничак.


Несколько депутатов сейма решительно выступают за передачу всех документов в государственный архив и роспуск ИНП, который, по их мнению, проводит антипольскую деятельность — разжигает ненависть, культивирует политическую ревность, уничтожает признанные авторитеты. Но роспуск ИНП, как и отставка его руководителя, срок полномочий которого истекает в конце 2010 года, сейчас вряд ли осуществим. Институт поддерживают президент, оппозиционная партия «Право и справедливость», а также некоторые министры из правящей коалиции. Отправить в отставку Куртыку — единственное должностное лицо в государстве, которое подчиняется исключительно парламенту, — очень даже непросто. Решить это может абсолютное большинство — 60 процентов депутатов, да к тому же при согласии сената.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
І.М.
Яшчэ калі ў Польшчы вучыўся, здзіўляўся дзейнасці гэтага Інстытуту. Здавалася, што ўстанова стала новай палітычнай паліцыяй, якая з дапамогай архіўных матэрыялаў знішчала розных палітычных дзеячоў, і кіравала палітычнымі працэсамі ў Польшчы. <br /><br />Здаецца, Польшча, і яе дэмакратызм прывялі краіну да кепских наступстваў. Свабоду слова і інфармацыі некаторыя патрактавалі, як магчымасць легалізацыі зачыненай інфармацыі ў сваіх асабістых інтарэсах. <br /><br />Я разумею, калі размова ідзе аб сапраўдным супрацоўніцтве з органамі бяспекі камуністычнай Польшчы. Некаторых прымушалі да гэтага супрацоўніцтва, іншыя самі ішлі. Другая справа, калі на свет выцягваюцца кавалкі асабістага жыцця людзей, прыватная інфармацыя. Я супраць такой свабоды. Не патрэбна яна. <br /><br />Палітычнае жыцце павінна быць на далоні, але прыватнае - гэта забароненая тэма. <br /><br />Спадзяюся, што палякі хутка гэта зразумеюць і зачыняць ІПН.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости