Охота как дорожное приключение

В то время я работал государственным охотничье-рыболовным инспектором...

В то время я работал государственным охотничье-рыболовным инспектором в приграничной с Китаем гористой, степной и полупустынной местности Прибалхашья, и подконтрольная мне территория по периметру охватывала много сотен километров. К тому же она была мало заселена людьми. Зато зверья всякого и птиц, желанных для охотников и тем более браконьеров, – превеликое множество. Вот и приходилось мне в рейдах бывать по несколько дней, с постоянными ночевками у костра в двойном спальном мешке в любое время года и любую погоду. Табельное оружие имел при себе – пистолет ТТ и автомат Калашникова.

После одной из декабрьских поездок в район реки Или я возвращался ночью домой. А из оружия имел при себе, забыл из каких соображений, только пистолет.

Предполагая выпадение снега, я закрепил на заднем ведущем колесе своего служебного мотоцикла «Урал» кольца из цепей, чтобы не соскользнуть во время длинного пути через горы в глубокую пропасть.

Расстояние от реки Или до тех гор, которые мне предстояло преодолеть по пути домой, было километров пятьдесят по предгорной местности, похожей на африканскую саванну.

Вся эта территория считалась заповедной. И не только потому, что обитали на ней архары, горные козлы тау-теке, джейраны, сайгаки и множество других травоядных и хищных зверей и птиц. Находится там, в коридоре между рекой и огромным горным массивом Большой Калкан, единственная в мире Поющая Гора. Тысячи лет это колоссальное природное образование восхищает и поражает сознание людей тихим таинственным шепотом и звоном, доносящимся с вершины в тихую погоду, и дикой какофонией зловещих мелодий во время частых здесь ураганов. Даже орды Чингисхана останавливались около горы и приносили жертвы.

Когда я приехал к этому месту, внезапно подул резкий ветер и посыпал сухой снег, больно бьющий в глаза и лицо. Пришлось опустить забрало шлема, от чего я тоже не был в восторге, поскольку теперь нужно было протирать его на ходу перчаткой. Да и видимость ухудшилась.

Пока доехал до тех участков, где серпантин дороги проходил над пропастями, вся земля была уже покрыта снежным ковром. И если бы не цепи на мотоцикле, я неминуемо улетел бы вниз.

Часто останавливался, протирал фару и забрало, переводил дух и продолжал путь. А когда все-таки преодолел этот опасный многокилометровый промежуток дороги и до поселка оставалось километра полтора, я увидел впереди себя множество красных зловещих огней и сразу понял, что это большая стая волков.

На ходу вытащил из кобуры пистолет, а когда подъехал поближе к этой стае, увидел, что сгрудилась она над мертвой лошадью. Ощерив клыки и прижав уши, грозные звери смотрели на приближающийся к ним транспорт, а я, сбросив скорость и выжав левой рукой сцепление, начал стрелять в волчью стаю. Звери бросились врассыпную, и я, выхватив взглядом особенно крупного, пустился за ним в погоню. Только теперь уже переложил пистолет в левую руку, поскольку правой управлял газом. Волк старался прорваться в горы, а я отсекал ему путь. После третьего выстрела с его холки слетел большой клочок шерсти, и волк, резко развернувшись, бросился на мотоцикл сбоку, сразу угодив не только под его удар, но и под пистолетную пулю.

Развернувшись, я увидел уже мертвого зверя, а когда подтащил его под свет фары, заметил на его холке борозду от пули. Вот поэтому — от ярости, отчаяния и боли — он бросился на мотоцикл.

Загрузив волка в люльку, я вернулся к убитой лошади. Прямо на ней лежала мертвая волчица, а когда поездил по следам разбежавшейся стаи, нашел еще одного волка. О таком трофее, да еще добытом с помощью пистолета, можно было только мечтать.

Более двух недель я патрулировал по ночам вокруг убитой хищниками лошади, имея теперь в своем арсенале не только автомат Калашникова, но и ружье, заряженное крупной картечью. Но кроме лисиц и корсаков (тоже лисиц, но только чуть ниже ростом и короче), никого там не было. Они рассаживались на небольшом удалении от меня, видя, что я не имею желания их обидеть, и терпеливо ожидали, пока я уеду. А один корсак до того обнаглел, что не отходил от брюха лошади даже тогда, когда мотоцикл с работающим мотором стоял от него на расстоянии всего нескольких метров.

Так лошадь и съели лисицы и корсаки. А волков я видел за это время только один раз на большом расстоянии. Вернее, их светящиеся глаза.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...