Ох и коварный я был инспектор!

Во время одного из рейдов по борьбе с браконьерством...

Во время одного из рейдов по борьбе с браконьерством мы с общественным инспектором рыбоохраны Сергеем Шейкиным оказались в районе поселка Узбекистан, находящегося в Сырдарьинской области и расположившегося на самом берегу реки Сырдарьи.

Многие жители этого поселка занимались добычей рыбы недозволенными способами, и поэтому появление здесь работников государственной рыбоохраны не было неожиданностью. Местные ловили рыбу наплавными сетями, и задерживать их было очень нелегко из-за круговой поруки.

Когда из низовьев или верховьев реки раздавался гул моторов, которые устанавливались на катерах рыбоохраны, люди, находящиеся на берегу, начинали кричать увлеченным рыбакам о надвигающейся опасности. Те быстро выбирали сети, подъезжали к берегу, прятали их там и приветствовали инспекторов, прижимая руку к сердцу.

С противоположной стороны от этого поселка расположился маленький кишлачок без названия, состоящий из четырех узбекских домиков и находящийся уже в Ташкентской области. В нем жили работники Дальверзинского военно-охотничьего хозяйства, и вплотную к домам подходили густые заросли тугайного леса. В одном из домиков проживал охотовед хозяйства Сафар Бегматов, с которым меня связывала давнишняя дружба.

Когда мы с Сергеем неожиданно выехали на мотоцикле из кустов прямо ко двору Сафара, то увидели, что он сидит под навесом на деревянном помосте и пьет чай. Его жена хлопотала здесь же, во дворе, по хозяйству.Маленькие дети, а их было девять, ходили и лазали по двору, занимались каждый своим делом.

Наш приезд был, как всегда, неожиданным, и я сразу узнавал по поведению жены Сафара, есть ли на реке браконьеры. Увидев нас, она бросилась за навес с целью предупреждения рыбаков об опасности.

И я, как обычно, полустрого-полушутливо тихонько прикрикнул: «Стой!» и, улыбаясь, погрозил ей пальцем, когда она повернулась к нам лицом. Жена Сафара, как ни в чем не бывало, улыбаясь, воскликнула: «Эй, Сергей! Якшма сыс?» Что означало: «Как твое здоровье?»

Сафар, глядя на эту обычную сцену, от души смеялся. Подойдя к нему, я поздоровался и сразу спросил:

— Плавают?

— Посмотри, — проговорил Сафар.

Я осторожно выглянул из-за навеса и увидел целую вереницу лодок, спускающихся с наплавными сетями по реке.

— Лодка на берегу?

— Там стоит, не прикована.

— Дай мне быстренько чапан и полотенце, — попросил я Сафара.

(Чапан – это стеганый узбекский халат.) Сафар, улыбаясь, снял с гвоздя халат, сказал жене, чтобы она вынесла полотенце, и я в одно мгновение преобразился в узбека с чалмой на голове.

После этого обратился к своему помощнику:

— Сережа, я знаю, что тебе очень хочется поехать со мной, но не успеем мы с тобой дойти до берега, как все браконьеры разбегутся.

Я качнул головой в сторону жены Сафара.

— Правда ведь? – спросил я ее.

— Ие, ие!

Что означало: «Да, да». Хотя она совсем не понимала, что я сказал.

Сережа огорченно потупился:

— Я, конечно, понимаю, что вдвоем мы не сможем их задержать, но хотелось бы быть рядом с тобой. Ну да ладно, что ж поделать?

Я немного ссутулился и, заложив руки за спину, неторопливо направился к стоящей возле берега двухвесельной лодке. Оттолкнув ее от берега, уселся на сиденье и не спеша начал грести кормой вперед к противоположному берегу. Там в небольшой бухточке уже стояли две лодки, закончившие лов.

Подплыв к берегу, я подтащил лодку, чтобы ее не унесло быстрым течением, и направился к этой бухточке. Когда до нее осталось метров десять, один из браконьеров узнал меня и, испуганно вскрикнув, оттолкнул лодку от берега. Мне пришлось заскочить по пояс в воду, чтобы схватить ее за нос.

— Ну, брось шутить, Урал!

Браконьеры были ошеломлены, но потом быстро опомнились и стали дружески протягивать руку для приветствия:

— Сергей-ака, ассалом алейкум. Якшма сыс?

Я укоризненно обратился к ним:

— Что ж вы, братцы, даже в нерест не даете рыбе покоя?

— А, мал-мал на уху поймали.

В каждой лодке лежало не менее двух больших мешков отборной рыбы.

— Вот всыплю я вам мал-мал, рублей по триста на уху, так узнаете, как ловить нерестовую рыбу.

— А, Сергей-ага, не надо, айда чай пьем.

Под этим они подразумевали водку, плов и все прочее.

Глядя на вереницу лодок, спускающихся сверху, я напряженно думал, как их всех задержать. Для одного человека это было непосильной задачей. Спрашиваю совет у задержанных. Качаю головой в сторону плывущих лодок:

— Как всех задержать? Подскажите.

Они пожимают плечами:

— Не знаем.

Один Урал Нурматов не стал отнекиваться:

— Видишь, где плав кончается? – он показал рукой ниже нашей бухты.

— Вижу, — ответил я.

— Сами подойдут сюда после плава.

Я сообразил не сразу, почему все лодки подойдут прямо к нам, но увидев, как одна пара браконьеров закончила плав и, выбрав сеть, направила лодку к нашей бухте, все понял. После окончания плава все лодки подходят к нашему берегу, и люди, находящиеся в них, берут в руки шесты и толкают лодку вдоль берега против течения. Таким образом действительно подплывут прямо к нам.

Предупредив задержанных о том, чтобы никто из них не подал предупреждающего знака плывущим, я стал ждать. Хотя мне кажется, что они и без моего предупреждения не сделали бы этого, так как давно заметил одну интересную особенность. Если задержали его, то пусть задержат и соседа. Чем он лучше?

Все произошло, как подсказал Нурматов. Как только лодка подплывала к нам, я брал ее за нос и, приложив палец к губам и с улыбкой смотря на сидящих в ней, ставил ее рядом. Таким образом, собрались все семь лодок, которые в этот день вышли на промысел. Как только была задержана последняя лодка, я увидел, что на противоположном берегу появился Сергей Шейкин.

Но на этом наша задача еще не была выполнена до конца. Нужно доставить всех задержанных к месту стоянки мотоцикла, где нас с нетерпением ожидал Сергей. Там оформить протоколы и только после этого отпустить их по домам.

Я привязал все семь лодок одну к другой, и длинная вереница направилась к противоположному берегу. Все шло хорошо до самой середины Сырдарьи. В этом месте дружные усилия задержанных прекратились, и нас, беспорядочно крутя, начало сносить вниз.

Новая задача. Тут уж я призадумался по-настоящему. Но, как говорится, нет положений безвыходных, все-таки придумал. Учитывая то, что каждый браконьер не расстается с надеждой не потерять окончательно сеть, я решил переложить их в ту лодку, в которой находился сам. После этого разрешил всем отвязаться и следовать за мной. Теперь все нормально. Все дружно гребут, не отстают.

На берегу я для видимости отчитал Сафара за беспорядок на реке, и мы с Сережей принялись за оформление протоколов. Все задержанные получили штраф по двадцать пять рублей, сети отобраны, рыба оставлена им. Я знал, что они не сильно расстроились по этому поводу, и был уверен, что не позднее завтрашнего дня они опять продолжат промысел рыбы…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости