Минск
+3 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Герой Советского Союза, летчик-штурмовик, попавший в плен к фашистам, после войны долгое время отстаивал свое честное имя

Огромное небо майора Соляникова

Окончание. Начало в номере за 30 ноября.

Первый побег из плена провалился, во второй раз во время лесоразработок в феврале 1945 года вместе с четырьмя другими пленными Соляникову все же удалось бежать. Через неделю беглецы перешли линию фронта, но при переходе двое погибли. Исхудавший, замученный, с отмороженными в лагере стопами обеих ног, летчик вернулся в свой полк. Сразу началась дотошная проверка. Светлана Анатольевна рассказала, что первый вопрос, который задали ее отцу по возвращении, был такой: «Почему ты не застрелился?» В подобной ситуации доказать то, что ты не предатель, практически невозможно. Героя от репрессий спас командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии Иван Баграмян, ему вернули партбилет и награды. Но долгие послевоенные годы сталинское руководство с недоверием относилось к бывшему пленнику, а он болезненно это переживал.

Анатолий СОЛЯНИКОВ с дочерьми Тамарой и Раисой.

День Победы Соляников встретил на аэродроме в Латвии, из-за серьезного ранения в голову и подорванного здоровья летать больше не мог. С небом пришлось попрощаться навсегда. Дочь Тамара считает, что, возможно, одной из причин его отстранения от полетов была история с пленом. А по своей профессии он скучал всегда. После полета Гагарина сказал своим дочерям: «Если бы я прошел комиссию по здоровью, обязательно полетел бы в космос».

В родную Оршу майор Соляников вернулся в 1946 году. И здесь пришлось столкнуться с жесткой и зачастую несправедливой сталинской идеологией. Бывшему пленнику, хотя и заслужившему звание Героя, предложили должность… директора бани. Он отказался. Но удар для него был сильным. И все же в 1947 году Анатолий Данилович возглавил межрайонную базу сельхоз­снаба Министерства совхозов БССР. За хорошую работу, а иначе он не мог, его удостоили нагрудного знака «Отличник социалистического соревнования». С 1957 по 1961 год он заместитель директора Оршанской межрайонной базы, в течение шести лет был старшим техником городской базы «Белсельхозтехника». С 1967 по 1981 год руководил Оршанской базой материально-технического снабжения.

— Папа не любил публично говорить о войне, — говорит Тамара Анатольевна. — Во-первых, слишком тяжело переносил эти воспоминания. И если где-то в зале слышал смех во время своего выступления, обижался. Он мог что-то рассказать только тому, кто приходил к нам домой. Один раз я увидела, как он плачет, когда зашла речь о плене. Больше мы об этом не спрашивали. Если честно, не помню, чтобы к папе проявляли особый интерес, долгое время поздравительные открытки приходили только из России, Витебска и местного военкомата. И только после того как исполком в Орше возглавил Лисовский, теперь уже бывший руководитель, к нам стали часто наведываться журналисты, телевизионщики. И отдел идеологии потом не забывал папу, подарки ему дарил. А он всегда тщательно готовился к встречам.

Нина СОЛЯНИКОВА, 1945 год.
А что же с девушкой Ниной? Ее Анатолий снова встретил в местном кинотеатре, где Нина работала кассиром. Долго не ухаживал, понял: это любовь на всю жизнь. Поженились 6 декабря 1946-го и прожили в браке целых 64 года! В 1947-м родилась первая дочь Светлана, еще через два — Раиса, а потом и Тамара. В молодости супруги считались самой элегантной парой в городе, особенно на танцах. У обоих были отличные вокальные данные. Анатолий под руководством школьного учителя самостоятельно освоил баян, Нина прекрасно играла на гитаре. Семейный дуэт любили слушать не только родственники

Некоторое время Соляниковы жили с родителями мужа в районе Орши, который назывался Заднепровье. Затем Анатолий Данилович выбрал место для строительства собственного дома на улице Чкалова, но тоже на берегу Днепра. К дому — а он разместился в глубине участка — от дороги высадил длинную вишневую аллею. Горожане между собой ее окрестили аллеей влюбленных.

— Папа был очень светлым и удивительным человеком, — говорит младшая дочь. — Много читал, подписывался на различные газеты и журналы. Читал нам «Графа Монте-Кристо». Очень скромный, не козырял своим удостоверением. Никогда в магазине или банке, например, не становился впереди очереди, пользуясь льготами. Зато стольким сам помог! Каждому из своих детей и внуков написал от руки автобиографию, старался сохранить все, что помнил и знал. Вы не представляете, сколько людей перебывало в нашем доме. Было очень много друзей и знакомых из разных уголков Союза. К тому же он увлекался охотой. А сколько деревьев он за свою жизнь посадил — целые сады!

По словам старшей дочери Светланы Анатольевны, ее отец, несмотря на ранения и больные ноги, никогда не оставлял спорт:

— Превосходно плавал, и меня научил. Зимой ходил на лыжах, катался на коньках. А гантели отложил в сторону только в 85 лет! И то только потому, что врачи запретили такую нагрузку. Но занимался гимнастикой каждое утро практически до того момента, как уже не смог вставать. Я часто думаю, как он, пройдя через такие испытания, дожил до 91 года? И мама 90 лет прожила. Между ними была какая-то невероятная связь.

После войны Анатолий Данилович активно переписывался с боевыми товарищами, встречался с ними. На праздники подписывал и отправлял несколько десятков открыток, такая же стопка приходила и ему. Когда кто-то умирал, писали жены, но связь поддерживалась постоянно. Вот только когда одни дети остались, эта ниточка оборвалась. Последним, кому он писал письма, был стрелок его эскадрильи из Черняховска.

Неприятная история, нанесшая новый удар по сердцу Анатолия Даниловича, произошла в марте 1993 года. К нему пришли двое приветливых молодых парней, представились студентами Витебского пединститута. Чай, задушевные разговоры, воспоминания… Попросили показать удостоверения к наградам, а когда 74-летний мужчина пошел в соседнюю комнату за документами, воры прибрали к рукам Золотую Звезду Героя, ордена Ленина, Красного Знамени, Александра Невского… А убегая от пожилого человека, который и преследовать-то их не мог, брызнули на него из газового баллончика.

Так что одна из немногих наград летчика-героя, сохранившихся в оригинале, — орден «За службу Радзіме» III степени, полученный в апреле 1999 года от Президента Беларуси. Чтобы хоть как-то возместить утрату, родственники заказали для Анатолия Даниловича дубликат Золотой Звезды, а вместо орденов и медалей он прикреплял на китель планки и колодки. Еще при жизни ветеран передал в Оршанский музей истории и культуры подарок от авиаторов воинской части, где некогда служил, — прозрачный футляр с уменьшенной копией самолета Ил-2.

Аллея летчиков в Орше.

Сегодня в Орше одна из улиц носит имя прославленного летчика. В 2015 году на пересечении трех улиц с именами Героев Советского Союза — командира эскадрильи штурмовиков Анатолия Соляникова, майора бомбардировочной и разведывательной авиации Владимира Завадского и командира звена авиации дальнего действия гвардии капитана Алексея Гаранина открыли Аллею летчиков. Ее украшением стал макет советского самолета У-2.

Анатолий Данилович ушел из жизни 8 сентября 2010 года, через 4 месяца не стало и его Нины Ивановны. Но остались деревья, напоминающие каждый май о том, что огромное небо летчика-штурмовика Соляникова стало мирным.

chasovitina@sb.by

Фото из семейного архива Тамары Чепелевой

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...