Огонь, который может сжечь страну

В Украине четверг, 20 февраля, объявлен днем траура по погибшим в массовых беспорядках

В Украине четверг, 20 февраля, объявлен днем траура по погибшим в массовых беспорядках...

Украина подсчитывает жертвы. За одну только позапрошлую ночь погибли 26 человек, около 600 пострадали. Но даже эти ужасающие цифры никого не останавливают.


В Украине четверг, 20 февраля, объявлен днем траура по погибшим в массовых беспорядках. Соответствующий указ размещен на сайте президента Виктора Януковича.


В день траура по всей стране будут приспущены государственные флаги, отменены развлекательные мероприятия и спортивные соревнования.


...На Майдане вчера объявили новую мобилизацию, беспорядки перекинулись также на Львов и Тернополь, где оппозиция занимает городские администрации и захватывает склады с оружием. Тревожную новость сообщил на своей странице в Фейсбуке депутат от Партии регионов Олег Царев — будто в Ивано–Франковске протестующие получили в свое распоряжение весь арсенал местной милиции: 20 пулеметов, 120 автоматов и 5 миллионов патронов... Конечно, все эти новости идут в режиме онлайн и их трудно проверить. Но если они подтвердятся — это означает, что ситуация в стране стремительно выходит из–под контроля.


Тем временем президент Украины Виктор Янукович и лидеры оппозиции Виталий Кличко и Арсений Яценюк не смогли прийти к какому–либо соглашению, ограничившись взаимными обвинениями. Складывается впечатление, что не они, а другая, не подвластная никому сила реализует в центре Киева свой собственный сценарий. Сегодня многие задаются вопросом: как получилось так, что буквально под боком, у самых стен зданий, где сосредоточены центры украинской власти, выросли военизированные группировки, которые силой оружия заставляют политиков плясать под свою дудку? И чем закончатся эти дикие пляски?


На этот вопрос есть две точки зрения. Одни утверждают, что ничего особенного в Украине не происходит, это всего лишь продолжение «оранжевой революции» 2004 года, к такому украинцам не привыкать — побузят и перестанут. Возможно, такие иллюзии были до вчерашнего дня и в самом украинском обществе, которое довольно равнодушно наблюдало за Майданом. Тут мне приходят на ум знаменитые строчки Мандельштама, кстати, бывшего жителя Киева в 1919 году: «Мы живем, под собою не чуя страны, /Наши речи за десять шагов не слышны...» И действительно, не слышны. В десяти шагах от Майдана была совсем другая жизнь, люди на окраинах спешили на работу. Возможно, это и давало иллюзию, будто все утрясется само собой, никакой войны не будет, в Киеве идет борьба за власть, как это было в 2004 году.


Но сегодня уже другие настроения. В интернете, а сегодня там отражается более полная картина, чем рисуют лидеры оппозиции, очевидцы рассказывают, что оппозиция абсолютно не контролирует происходящее в столице Украины, а руководит процессами «Правый сектор» — неформальная правоэкстремистская группировка, объединившая активистов ряда украинских националистических праворадикальных организаций. Простые люди, которые пришли на Майдан, как и во время «оранжевой революции», были не за кого–то, а против. И вот что один из них написал: «Пока все было мирно, это было одно, но горит весь центр Киева, как во Вторую мировую. Нас ждет экономический кризис, это тоже кому–то нужно».


Наступает прозрение? Возможно. Да и в мире уже совсем другая реакция. Все страны выражают свою глубокую озабоченность и неприятие насилия. Даже госдеп, представитель которого разгуливал недавно по Майдану, кажется, смутился и устами пресс–секретаря заявил, что политика делается не на улице, а в стенах парламента.


Золотые слова, но они опоздали как минимум на 10 лет. В 2004 году украинскую молодежь учили делать политику именно на улице. Помните, как знаменитый американский идеолог «цветных революций» Джин Шарп хвастал, что украинская «оранжевая революция» делалась с копий его методичек, в которых описано две сотни методов ненасильственной борьбы с властями. По этим методичкам действовали «Отпор» в Белграде и украинская «Пора», а также формирования националистической УНА–УНСО в Киеве.


Посеянные зубы дракона не могли не взойти. Сегодня мы видим на Майдане уже сотни вооруженных людей и десятки военизированных организаций, которые имеют своих командиров и, судя по всему, настоящее боевое оружие. И самое главное — они сегодня имеют реальную власть. Это лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош, а не Кличко с Яценюком командует сегодня Майданом. Это он и другие «черные комитеты» заявляют, что не будут выполнять никаких договоренностей оппозиции с президентом, пока не добьются смены власти. Свое стремление конвертировать протест в политический диктат сегодняшние радикалы выражают уже открыто, не стесняясь. Они нацелены на смену власти силовым путем.


Никакого другого плана, кроме отставки президента, у них нет. Похоже, именно для этого позавчера мирный процесс переговоров был сорван в штопор насилия. Многие аналитики уже назвали этот день точкой невозврата, когда возврат за стол переговоров невозможен. На кону — власть и судьба тех, кто эту власть возьмет или потеряет. Именно потому все и произошло так брутально, с таким большим количеством жертв. Кто ответит за эти жертвы? Побежденные.


Думается, это прекрасно понимают обе стороны конфликта. Вот почему на Майдане вчера продолжали запасаться зажигательными смесями, а власть подтягивала военную технику. Неужели неизбежно новое кровопролитие, за которым с ужасом наблюдает все мировое сообщество?


Альтернатива этому страшному сценарию все же есть. Выход, как ни банально это звучит, все в тех же переговорах. Но еще раз повторю золотые слова госдепа: «Политика делается в парламенте, а не на улице». А для этого лидерам оппозиции надо отмежеваться от тех радикалов, которые провоцируют кровопролитие. Или же Кличко с Яценюком должны признать, что они тоже с радикалами, и тогда с ними будет другой разговор. Буквально такие слова сказал вчера Виктор Янукович.


Важно, чтобы другой разговор с ними начало и международное сообщество. В конце концов, Украина — слишком большое и геополитически важное государство, чтобы спокойно наблюдать, как его поджигают со всех концов. Белорусской стороной с большой тревогой воспринято обострение обстановки в центре Киева 18 февраля. Об этом говорится в комментарии начальника управления информации — пресс–секретаря МИД Дмитрия Мирончика:


«Беларусь не могут не волновать события, происходящие в соседней Украине, с которой нас связывают давние и тесные узы дружбы. Считаем недопустимыми радикальные, противоправные методы разрешения внутриполитических разногласий. Мы по–прежнему выступаем за урегулирование политического кризиса в Украине путем цивилизованного диалога при безусловном соблюдении принципов верховенства закона и без какого–либо вмешательства извне. Выражаем надежду на скорейшую стабилизацию ситуации в стране и принятие взвешенных решений в интересах украинского народа».


Начата антитеррористическая операция


Служба безопасности Украины приняла решение о начале проведения антитеррористической операции на территории страны, сообщил глава СБУ Александр Якименко.


Якименко отмечает, что уровень опасности, сложившийся в Украине, требует привлечения всех служб, задействованных в борьбе с терроризмом.


В заявлении говорится, что во многих регионах страны идет захват местных властей, структур министерства внутренних дел, службы безопасности, прокуратуры, военных частей, складов с боеприпасами. Горят здания судов, вандалы уничтожают частное имущество и убивают мирных граждан.


«Сегодня происходит сознательное, целенаправленное применение насилия путем поджогов, убийств, захвата заложников, устрашение населения с целью достижения преступных целей. Все это с использованием огнестрельного оружия. Это уже не проявления терроризма — это конкретные террористические акты!» — заявили в СБУ.


Своим мнением о происходящих в Украине событиях поделились с нами известные политологи


Андрей Русакович, руководитель Центра изучения внешней политики и безопасности, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений БГУ:


— Спонтанно появившийся в прошлом году Майдан представляет собой далеко не однородную структуру. Если говорить образно, то он стал Запорожской Сечью в центре Киева. И, несмотря на то что в последнее время градус напряженности понижался — власть шла на уступки, оппозиция освобождала некоторые здания в центре Киева и даже разбирала баррикады, в игру вступили радикальные силы. Всего в Украине выделяют порядка пяти праворадикальных группировок, и мне достаточно сложно оценить их силу. Но очевидно, что именно из–за них ликвидировать Майдан становится все проблематичнее. К тому же недавно власти Украины объявили антитеррористическую операцию, но продолжили переговоры с оппозицией — а это говорит о неуверенности и непоследовательности их политики.


Поэтому я думаю, что теперь необходимо расширять поле для политических переговоров и, возможно, привлекать внешние силы для урегулирования ситуации. Конечно, компромисс будет тяжелым для обеих сторон. Но все же я полагаю, что возможность мирного урегулирования пока сохраняется.


Александр Шпаковский, директор ИПУ «Актуальная концепция»:


— Первоначально деятельность украинских националистов полностью коррелировалась с целями оппозиции и стоящего за ее спиной крупного бизнеса. Мощное боевое крыло в лице экстремистски настроенной молодежи придавало лидерам протеста больший вес в ходе переговоров с Виктором Януковичем. Но теперь радикальная часть Майдана — активисты националистических группировок, футбольные хулиганы, отставные военные и примкнувшие к ним протестующие из разных регионов Украины — действует сама по себе. У этих людей нет собственной политической программы и планов по преобразованию страны — они просто требуют отставки действующей власти.


Так что, скорее всего, радикалы не добиваются каких–то целей, бесчинствуя на улицах Киева. Просто эти люди интуитивно понимают, что даже если оппозиция придет к власти, то в стране практически ничего не изменится.


Юрий Царик, руководитель экспертно–аналитического сообщества «Белорусская группа развития»:


— Происходящее в Украине — не «цветная революция» в классическом понимании. Для таких революций характерен раскол истеблишмента, одна из частей которого в связке с внешними игроками приходит к власти. Так было в 2004 году в самой Украине. Здесь ситуация принципиально иная — никто не стремится привести к власти конкретных лиц. Теперешняя задача — дестабилизировать обстановку внутри страны и международную обстановку вокруг этой страны, спровоцировать насилие, введение санкций — и таким образом ввести Украину во внешнеполитическую изоляцию.


В связи с этим я думаю, что радикалы действуют с подачи США. Белый дом не заинтересован в том, чтобы Украина шла навстречу ЕС или России. Даже чиновники Еврокомиссии недавно в разговоре со мной признали, что в этой ситуации США впервые выступили в роли противника европейской интеграции.


Переговоры могут идти долго, но я считаю, что они не дадут эффекта. С наименьшими потерями из этой ситуации можно было выйти с самого начала, если бы власти Украины жестко подавили протест в зародыше. Конечно, тогда ЕС и США ввели бы против них санкции. Но зато удалось бы обойтись практически без крови. А то, что после промедления они все равно пришли к силовому сценарию, — это стратегическая ошибка.


Советская Белоруссия №33 (24416). Четверг, 20 февраля 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...