«Оглядываться назад и о чем-то жалеть — глупо»

Заслуженной артистке Зое Белохвостик исполнилось 50 лет

Зоя Белохвостик — о черном списке, пирогах и таксистах

Заслуженной артистке Беларуси Зое Белохвостик (на снимке) исполнилось 50 лет. Она не скрывает своего возраста. Говорит, что чувствует себя на тридцать, а то и вовсе на двадцать пять, как ее дочке, молодой актрисе Вале Гарцуевой. Между тем студенты Белорусской академии искусств, где преподает Белохвостик, называют ее просто Зоей. За глаза, конечно. Правда, Зоя Валентиновна признается, что иногда ей бывает сто лет. Работа ведь сложная: случаются неудачи, наступает некая неудовлетворенность, тогда чувствует себя старухой. «Ведь столько всего в жизни было…» — многозначительно говорит она. Заглянув к ней в гримерку, мы спрашивали о том, чего в ее жизни не было.

— Зоя Валентиновна, если бы после школы вы не поступили в институт культуры…

— Я бы на следующий год опять поступала в театральный институт, куда сразу не прошла. Не представляла себя в другой профессии. И дело не в том, что мой дедушка — актер, родители работали в театре. Я в четыре года решила, что буду артисткой. И ни о чем другом не думала.

— А если бы в студенческие годы вас не пригласили в Купаловский театр на главную роль в «Павлинку», которой вы отдали почти двадцать лет, как могла бы сложиться ваша судьба?

— Знаете, во время распределения у меня было очень хорошее предложение: поехать в Ригу. И если бы не «Павлинка», скорее всего, отправилась бы туда. Думаю, там бы не затерялась. Кроме того, меня звали и в другие минские театры. Но в тот момент я, наверное, отдала бы предпочтение Риге. За всю мою жизнь было еще два зарубежных предложения. Но решила ничего не менять. Это случилось как раз в то время, когда у нас работал Николай Пинигин. Считаю, что это мой режиссер. Не стала искать добра от добра. И не жалею.

— Представим ужасную ситуацию. По каким-то причинам вы вынуждены уйти из театра, распрощаться с профессией…

— Если у меня целы руки-ноги и голова, то я бы шила, вышивала, вязала, рисовала. В конце концов, пекла бы пироги и продавала их.

— Предположим: вас назначают режиссером.

— Все режиссеры вымерли? Тогда бы ставила. Я же в академии со студентами ставлю. Но это необходимость, ведь являюсь художественным руководителем курса. А если есть хорошие режиссеры, то никогда не буду с ними соревноваться. Я артистка и хочу ею оставаться.

— Ради роли в кино могли бы оставить театр?

— Смотря что это за роль. Возможно, на какое-то время и оставила бы сцену. Так получилось, что роман с кинематографом у меня завязался недавно. В 1982 году, когда я только пришла в театр, произошла очень печальная для меня история. Прошла на главную роль в один очень хороший фильм, который снимали в Мозыре. В это время в театре я репетировала у режиссера Данченко, и, несмотря на то что я была не единственной актрисой на этой роли, меня не отпустили. Тогда не могла сказать слова поперек, потому что меня сразу бы выбросили из театра. В результате кинорежиссер вынужден был срочно искать другую актрису. А я попала в черный киносписок. После этого меня долго не приглашали. Я сама ходила на пробы, но никогда не проходила. По каким причинам? Мне не объясняли. Я не из тех людей, которые ломятся во все двери. Но сейчас я очень счастлива, что кинематографисты вспомнили обо мне.

— У вас огромный опыт работы в театре. Если бы предложили стать его директором, согласились бы?

— Нет. Есть люди, которые могут управлять театром лучше меня. Но если бы действительно не нашлось какого-нибудь умного и хозяйственного мужика на эту должность, то от безвыходности села бы в это кресло, стала бы изучать абсолютно другое дело. И неизвестно, кто бы победил. Но в любом случае я бы старалась. Делала бы как можно больше для артистов, начиная с их зарплаты…

— Ваш муж — режиссер. Смогли бы жить с человеком нетворческой профессии?

— Чтобы ответить на этот вопрос, надо попробовать. Мне с Сашей легко: у нас общая работа, одни друзья. И нас это не утомляет. Конечно, с таксистом я вряд ли бы смогла жить. Хотя они ведь тоже разные бывают. Может, они тоже любят литературу, интересуются театром и так далее?

— А если завтра муж придет и скажет: «Зоя, с сегодняшнего дня ты домохозяйка!» Согласились бы?

— Очень сложный вопрос. Муж должен мне это как-то аргументировать, доказать, что так надо для семьи. И если бы у него были веские доводы, то согласилась бы.

— А если бы дочка вдруг изменила профессии, оборвала династию?

— Я приму любой ее выбор. Главное, чтобы у нее хорошо получалось. Я не настаивала на том, чтобы она стала актрисой. У нее была безвыходная ситуация. Мама отправила ее в театральную школу, в итоге при выборе профессии у нее получилась очень узкая дорожка. И сегодня я не вижу ее на другой работе: она актриса, при ней все необходимые качества. Но если захочет уйти — пожалуйста.

— Если бы существовала машина времени, куда бы отправились: в будущее или прошлое?

— Я бы, конечно, хотела заглянуть вперед. Но никуда бы не поехала. Оглянуться назад? Каждое время прекрасно по-своему. Я никогда полностью не удовлетворена своей жизнью. Но думаю, что лучшие роли еще впереди. Хотя было время, когда три года у меня в театре не было ни одной роли. Это самое страшное, когда артист по какой-то причине не востребован. Причины бывают разные: какой-то режиссер, например, тебе мстит. В целом мне нравится нынешнее время: есть хорошие роли в театре, начали приглашать в кино. Кстати, в ближайшее время приступаю к интересной и большой работе в серьезном фильме. Оглядываться назад и жалеть о чем-то глупо. Лучше жить сегодняшним днем и верить в лучшее.

— Если бы увидели падающую звезду, какое бы желание загадали?

— Это секрет. Я суеверна.

— Зоя Валентиновна, читатели не простят, если я не узнаю у вас секрет вашей вечной молодости и душевной теплоты...

— Все, что у меня есть, дано природой. Стараюсь больше двигаться и поменьше есть. Но ни в какие спортзалы я не хожу. Мне хватает нагрузки на сцене, другой работы. Никогда не делала никаких подтяжек. У меня на это нет ни времени, ни денег. Что посоветовать читателям? Всем известно, что мы сами себя делаем, в том числе и свое лицо. По пожилым людям всегда видно, какую они жизнь прожили. Если люди делают добрые дела, заботятся о других, с возрастом они становятся только краше. И даже если они много работают, у них остаются светлые лица. Также важно думать о себе лучше, чем ты есть, тогда действительно становишься лучше. Я так думаю.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости