Одна сияющая цель

Художница Надежда Ходасевич-Леже подарила зембинским школьникам коллекцию картин

Знаменитая художница Надежда Ходасевич-Леже специально привозила из Франции полотна живописцев, чтобы приобщить школьников борисовской деревни Зембин к искусству


ДЕВЧОНКЕ из борисовского Зембина Надежде  ЛЕЖЕ  (1904—1982 гг.) удалось совершить невозможное — добраться до Парижа и покорить его. Она выучилась живописи, вышла замуж за знаменитого художника Фернана Леже, унаследовала его огромное состояние и работы и всем этим фантастическим богатством распорядилась с истинно русской щедростью: подарила Франции, России и Беларуси. О ней, кстати, не забывала никогда, может, поэтому в Зембине до сих пор помнят Надежду. Корреспондент «СГ» побывала на родине художницы в Борисовском районе.

Еще в детстве Надежда загорелась желанием стать художницей. Однако простым  деревенским людям такое стремление было непонятно. Отец зарабатывал на жизнь тем, что продавал водку в казенной лавке, мать сидела с детьми (в семье их было семеро). Родители считали, что дети должны помогать по хозяйству. Однако каждую свободную минуту девочка мчалась рисовать. Только вместо красок и мелков в руках — кусочек угля, вместо холста — стенка печки. «Что голодному краюха хлеба, что озябшему дрова в пылающей печке, было для меня рисование. А все остальное во мгле», — вспоминала она.

Позже навязчивой идеей Нади становится Париж — именно там, считала, можно добиться успеха и стать художницей. Однажды девочка даже «почти доехала» до города любви: собралась в дорогу в старых башмаках, ободранном платье и с корочкой хлеба, но беглянку остановил знакомый постовой на станции. Однако мечта Надежды все же сбылась. «Самое прекрасное — иметь цель, чтобы она сияла, тянула и чтобы ее изо всех сил добиваться», — будет говорить она много лет спустя. 

После неудачного бегства в голове 15-летней барышни созрел новый план: она поедет в Смоленск, поступит в Высшие государственные художественные мастерские, а уж потом рванет в Париж. Сказано — сделано! Однако на вступительных экзаменах преподаватели схватились за голову: девочка была самой младшей из абитуриентов, да к тому же ни разу в жизни не видела настоящих картин! Но рисунки Нади впечатлили всех, и ее зачислили на курс. Юной художнице пришлось жить в заброшенном вагончике и трудиться по ночам, занимаясь черной работой. Именно в то время она наткнулась в библиотеке на статью известного французского экспрессиониста Фернана Леже, которая невероятно ее впечатлила… 

Из Смоленска Надежда отправилась в Варшаву. Здесь познакомилась со своим будущим мужем Станиславом Грабовским, с которым и отправилась в Париж. Дальше обстоятельства сложились так, как и мечтала: в 1952 году она встретилась с Фернаном Леже, позже вышла за него замуж, а о ее творчестве заговорили. К ней пришли слава и успех. Казалось бы, на этом можно и остановиться. Но неугомонной Наде претила спокойная, безмятежная жизнь. Все чаще она стала наведываться в Москву, куда привозила свои выставки, полотна известных живописцев, в том числе и супруга Фернана. Не забывала Надежда навещать и Зембин, родину своих родителей, которых на тот момент уже не было в живых… 

 Семья ХОДАСЕВИЧ.

ОДИН из таких приездов хорошо запомнили местные жители. 1976 год. Поздняя осень. В Зембин приезжает Надя, да не одна — вместе с Константином Симоновым. «По этому случаю в клубе мы давали концерт, — вспоминает по моей просьбе Петр Ярошевич, ныне пенсионер, а в те годы возглавлял сельский клуб. — Я исполнил на баяне несколько зажигательных номеров. После выступления ко мне подошел Константин Симонов и подарил проигрыватель со своим автографом. Такой диковинной вещице по тем временам был несказанно рад. Что мы, простые сельчане, видели тогда? А Надежда специально из Франции привезла десять пластинок, на которых были записи иностранных исполнителей». Ценные подарки у Петра Васильевича, к сожалению, не сохранились. После того как он ушел в армию, клуб «приватизировал» музыкальную технику. Так проигрыватель и пропал. 

Впрочем, в тот приезд сельчанам достался куда более ценный подарок — репродукции картин известных художников, которые сейчас украшают филиал Борисовского объединенного музея  — Зембинский музей народной славы.  

В КАРТИННОЙ галерее Зембина вижу репродукции полотен Питера Брейгеля Старшего, Винсента Ван Гога, Эдуарда Мане, Клода Моне, Пьера Огюста Ренуара, Поля Гогена. 

Фернан и Надежда ЛЕЖЕ.

«Это сейчас мы без труда можем отыскать картины этих художников в интернете, а в конце шестидесятых? — начинает свой рассказ заведующая музеем Галина Игнатович. — Да, тогда об этом можно было только мечтать. Кстати, в первый свой приезд Надежда лишь познакомилась со школьниками, погуляла по Зембину. Особенных подарков не привезла. Видимо, тогда у нее и созрела мысль доставить картины».

А уже в 1967 году она подарила школе около трех десятков репродукций. Галина Ивановна вспоминает, мол, поговаривали, что была среди них и репродукция «Джоконды» Леонардо да Винчи: «До 1988 года, пока не была создана картинная галерея, они висели в коридоре школы. Когда их передавали, двенадцать работ куда-то исчезли. Почему Надежда сделала такой подарок? Сама она с детства мечтала стать художницей, но где-то познакомиться с полотнами известных живописцев, теми же репродукциями, не могла — какие-то образы сама нарисовала у себя в голове. Поэтому и привезла картины: хотела, чтобы сельские дети, которые мечтают стать художниками, да и не только, могли приобщиться к искусству. Вела настоящую просветительскую работу — приблизила культуру западную к нашей». 

Хранятся в музее и шесть мозаичных работ из мальтийского камня и смальты самой Леже, которые попали в Зембин из подмосковного Дубно. Там они выставлялись под открытым небом, поэтому со временем стали разрушаться. Сейчас мозаичные портреты Владимира Ленина, Пабло Пикассо (с ним Надежда была знакома), Фернана Леже, Марка Шагала и одного из французских коллекционеров украшают зембинскую картинную галерею. Кстати, из Франции Надежда отправила в свое время целый вагон мозаик — больше 60 работ прислала в Советский Союз, а репродукций раздарила около двух тысяч — в основном тем населенным пунктам, где не было своих музеев и галерей. 

В музее.

ПРИОБЩИТЬ к искусству сельских ребят у Надежды получилось. Школьники, которые застали экспозицию в стенах Зембинской школы, хорошо ее помнят. В то время училась в Зембине и Людмила Волосевич:

— Когда к нам приехала Надежда Петровна, я ходила в четвертый класс. Тогда она привезла немало картин, их вывесили в коридоре. Помню, как каждую перемену мы выходили и рассматривали полотна. Была среди них и особенная работа — «Венера перед зеркалом» испанского Диего Веласкеса. Ой, как эта Венера притягивала наших ребят. Девочки-то старались на обнаженную натуру не смотреть — стеснялись… 

Кстати, об оригинале картины ходит легенда. Мол, тот, кто ее покупал, тут же разорялся. Последний владелец полотна, узнав судьбу «Венеры», решил не продавать ее и подарил лондонскому музею. На чем ее вредное «воздействие» и закончилось. 

Людмила даже лично получила подарок от знаменитой землячки. Надежда Леже отдала девочке белые ленты, расшитые цветочками. «О таком подарке можно было только мечтать. На следующий день мама сделала мне косу, куда вплела ленты. Как я тогда задавалась! Правда, одноклассник чуть позже подарок испортил — измазал их чернилами. Пытались ленты отстирать, но не вышло. Как я ревела», — вспоминает с улыбкой Людмила Ивановна. 

Племянница и правнучка Леже

Какой Людмила Волосевич запомнила художницу? Надежда Леже всегда улыбалась, общалась с детьми на равных. Ну, и одета была необычно для сельских ребят: в берете, норковой шубке. Сегодня сложно найти архивную фотографию, на которой Леже изображена в чем-то другом. По воспоминаниям Ирины Антоновой, многолетнего директора Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве, сама Надя появлялась на выставках каждый раз в новой норковой шубе. Объясняла это так: люди, увидев шубы, подумают, что картины отлично продаются, и это еще больше повысит их стоимость! О страсти к этому предмету гардероба Надежда писала и своей сестре Евгении. Письмо это, датированное 25 ноября 1978 года, сохранилось в музее: «Дорогая моя Женечка! Здесь (во Франции. — Прим. автора) как в раю, но не для меня этот рай. Я привыкла к теплому климату. Ведь Франция окружена Средиземным морем и океаном, и вокруг высокие горы. Сырости много, мне здесь трудно дышать. Надо оставаться здесь до зимы, а зимой с ласточками на юг. Одела вчера две шубы, две пары штанцов, кофту теплую, сапоги, и всего этого было мало». 

Надежде всегда не хватало воздуха и солнца. Может, поэтому она так любила подсолнухи. Людмила Ивановна вспомнила, что Надежда рассказывала о своей страсти к этим цветам во время встречи со школьниками. На своей даче в пригороде Парижа она даже развела целый палисадник солнечных цветов. Но комфорт в быту — это одно, а вот общения с близкими людьми художнице не хватало. Со своими братьями и сестрами она переписывалась, часто встречалась. Некоторых из них удалось отыскать. 

В МИНСКЕ, например, живет племянница художницы — Маргарита Ильящук. До недавнего времени Маргарита Семеновна обреталась в Зембине — в доме с чуть ли не вековой историей, где раньше располагалось церковно-приходское училище. Часть постройки принадлежала одному из братьев Надежды — Владимиру, вторая — сестре Евгении, матери Маргариты Семеновны. Когда после смерти родителей Надежда приезжала в Зембин, всегда останавливалась у своих родственников. 

Далекие встречи с тетей Маргарита Семеновна еще помнит: «Она приезжала в школу, там как раз директором работала моя мама Евгения Петровна, сестра тети Нади. Они очень дружили. Для Надежды Петровны в деревне накрывали стол, пели песни. Она всегда была такой энергичной. Ведь всего добивалась сама. Откуда у нее было столько сил?»

А сын Маргариты Семеновны — Валерий Иванович — частенько гостил у своей родственницы, когда та приезжала в Москву. Мне поведал:

— Последний раз видел Надежду Петровну еще в студенчестве, в 1980 году, когда она приезжала на Олимпиаду. А так она часто наведывалась в Советский Союз, привозила картины, делала выставки Фернана. Когда прилетала в Москву, я часто помогал ей — как референт выполнял разные поручения. Несколько раз присутствовал при передаче картин Министерству культуры, даже видел Екатерину Фурцеву.

Родственники говорят, что никакой звездной болезни, несмотря на известность, знакомства с министром культуры Екатериной Фурцевой, Людмилой Зыкиной, Майей Плисецкой, Эльдаром Рязановым, у Надежды Леже не было. Одна из племянниц художницы, дочь брата Александра Рема Осиновская, которая сейчас живет в Израиле, как-то поделилась: когда Надежда летела над Советским Союзом, произнесла: «Все, что я имею, хотела бы рассыпать над этой страной…»

СПРАВКА «СГ»

Надежда Ходасевич-Леже родилась 4 октября 1904 года (по другим данным — в 1902-м) в деревне Осетище Витебской губернии в многодетной семье. Родители будущей художницы происходили из Борисовского уезда: мать Мария родилась в селе Зембин, отец Петр — в Мужанке. Именно в Зембин после рождения дочери и переехала семья.  Умерла художница 7 ноября 1982 года, похоронена во французском Грасе. 

bizyk@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости