Один против девяти

Почти 30 лет жители небольшого чешского села Старовички разыскивали членов экипажа советского танка Т-34 с бортовым номером 200, участвовавшего в освобождении села и героически сражавшегося против превосходивших сил врага. Нашли же танкистов абсолютно случайно. Как-то одному из жителей Старовичек советские солдаты отсыпали табаку и завернули его во фронтовую газету за апрель 1945 года. Благодарный чех сохранил ее на память и лишь через 30 лет решил ее развернуть. Прочитал и ахнул: в газете рассказывалось о бое за высоту 237, что рядом со Старовичками, при этом указывалась и фамилия командира 200-го танка.

Своих героев благодарные чехи разыскивали 30 лет.

Почти 30 лет жители небольшого чешского села Старовички разыскивали членов экипажа советского танка Т-34 с бортовым номером 200, участвовавшего в освобождении села и героически сражавшегося против превосходивших сил врага. Нашли же танкистов абсолютно случайно. Как-то одному из жителей Старовичек советские солдаты отсыпали табаку и завернули его во фронтовую газету за апрель 1945 года. Благодарный чех сохранил ее на память и лишь через 30 лет решил ее развернуть. Прочитал и ахнул: в газете рассказывалось о бое за высоту 237, что рядом со Старовичками, при этом указывалась и фамилия командира 200-го танка.

...В один из апрельских дней 1945 года в штаб 240-го танкового полка 16-й механизированной бригады, входившей в состав 2-го Украинского фронта, поступило разведдонесение о том, что в районе чешских населенных пунктов Велке Павловице — Густопече — Брис, через которые должна была пройти советская бронетехника, находятся сильно укрепленные вражеские позиции. Проверить полученную информацию поручили командиру танкового взвода полка Ивану Миренкову…

…Стараясь двигаться как можно неприметнее, три советские тридцатьчетверки на одном из перекрестков неожиданно наскочили на несколько немецких «пантер». Но вражеские танки бой не приняли и спешно отошли к селу Старовички. Остерегаясь засады, Иван Миренков решил рассредоточить танки своего взвода. Своему механику-водителю он приказал двигаться по прямой дороге на село, командиру идущего следом танка младшему лейтенанту Николаю Краснову поставил задачу обходить населенный пункт справа, а третьей машине младшего лейтенанта Константина Пестрикова поручил прикрывать наступление слева.

Опасение молодого командира полностью оправдалось — на въезде в село советских танкистов подстерегали две немецкие противотанковые пушки. Едва завидев тридцатьчетверки, они незамедлительно открыли огонь. К счастью для Миренкова, первый снаряд, выпущенный из вражеского орудия, не долетел до танка несколько метров. Второго выстрела немцы сделать не успели — наводчик командирского танка Слава Бабушкин буквально разнес на куски вражескую пушку. Расчет другого орудия бросился врассыпную.

В ходе такого скоротечного боя повреждения получила лишь тридцатьчетверка младшего лейтенанта Пестрикова. От вражеского снаряда у танка заклинило башню, однако никого не ранило и не убило. Когда к Старовичкам подтянулись основные силы полка, уже начало темнеть, поэтому командир части приказал отложить наступление до рассвета.

Ранним утром взвод Ивана Миренкова, в котором осталось теперь только две машины, снова вошел в селение. Но немцев в нем уже не было. В тумане советские танки медленно продвигались к находящейся поблизости от населенного пункта высоте 237. Когда машины осторожно взбирались на возвышенность, Иван Миренков заметил в стороне фиолетовую вспышку, на мгновение осветившую в молочной пелене тумана контуры немецкого танка. Поблизости раздался оглушительный взрыв, и почти тотчас же по радио послышался голос командира второго танка Николая Краснова, сообщившего, что их подбили. В это же время наводчик командирского танка сумел разглядеть очертания «пантеры» и бронебойным снарядом уничтожил ее. Вражеская машина озарилась ярко-красным пламенем. Не успев порадоваться удачному выстрелу, Иван Миренков увидел, как в танк Краснова попал второй снаряд, от которого в машине сдетонировал весь боекомплект…

Танку Миренкова удалось забраться на высоту. Здесь туман был не таким густым, как внизу. Советские танкисты обнаружили, что возвышенность буквально облеплена вражескими «пантерами». Однако у Миренкова было одно преимущество — из-за густого тумана противник не мог вести по нему прицельный огонь. Раздумывать было некогда. Слава Бабушкин с первого же выстрела поджег самый ближний немецкий танк. Пока гитлеровцы прикидывали, откуда произведен выстрел, Слава успел поджечь еще и самоходную установку. Тем временем машину Миренкова засекла-таки одна из «пантер». Ее снаряд срикошетил о броню и довольно сильно оглушил весь экипаж. Чтобы услышать друг друга, воинам приходилось кричать...

Обескураженные немецкие танкисты, из-за тумана внизу не видевшие советской машины, начали наугад обстреливать высоту. Чтобы не угодить под следующие снаряды, механик-водитель тридцатьчетверки непрерывно маневрировал на небольшом пятачке земли. И все же фашистам удалось несколько раз «зацепить» советский танк. При очередном попадании заглох двигатель. Во время следующего — повреждено трансмиссионное отделение, пробит масляной бак. Но даже в этой критической ситуации наводчик орудия умудрился сделать меткий выстрел, которым была выведена из строя «пантера», корректировавшая огонь. Потеряв три танка и одну самоходку, немцы не хотели испытывать судьбу далее и начали отходить. Но напоследок решили расквитаться с советским танком. Выкатили на прямую наводку противотанковое орудие и стали готовиться к последнему выстрелу. Поворотные механизмы башни танка Миренкова не позволяли быстро навести орудие на немецкую пушку. Тем не менее Славе Бабушкину удалось, почти не целясь, выстрелить по немецкому расчету. Но в тот самый момент, когда танк содрогнулся от собственного выстрела, по нему последовал удар ужасающей силы. Машина загорелась. Иван Миренков невероятным усилием сумел открыть башенный люк и, увидев тяжело раненного заряжающего Алексея Левина, вытащил его из пылающего танка. И хотя на Иване загорелся комбинезон, не чувствуя обжигающей боли, он снова полез в танк, чтобы вытащить оттуда наводчика. Но Вячеслав Бабушкин был уже мертв.

Неизвестно, чем бы все это закончилось для советских танкистов, если бы в тот момент не подошли основные силы бригады…

Находясь в госпитале, Иван Миренков узнал, что за бой у Старовичек представлен к высокому званию Героя Советского Союза. Но получить заветную награду он смог лишь в октябре 1946-го, когда уже служил на Дальнем Востоке. Помешала неразбериха с документами после расформирования некоторых частей. Когда же все стало на свои места, Ивана Миренкова вызвали в Москву и в торжественной обстановке вручили орден Ленина и Звезду Героя Советского Союза.

Но история, связанная с боем у Старовичек, этим не закончилась. Она получила продолжение…

Когда завершилась артиллерийская канонада, местный сельский учитель Седлачек, наблюдавший за схваткой бронированных машин, кинулся за фотоаппаратом. А потом долго разыскивал отважных советских танкистов. Сегодня снимки искореженных немецких «пантер» наглядно свидетельствуют о том героизме, который проявили советские солдаты. Сам же Иван Степанович Миренков — почетный гражданин Старовичек и желанный гость для всех жителей села. В 1975 году в деревне был открыт памятник. На постаменте навечно прописался танк Т-34 с бортовым номером 200. Такой, на каком воевал Иван Миренков.

Что касается дальнейшей судьбы прославленного танкиста, то после десятилетней службы в Манчжурии и Китае его направили в Молодечно, затем в Печи под Борисовом. Он прошел путь от командира танковой роты до начальника штаба танкового полка. И хотя сегодня Иван Степанович на пенсии, он до сих пор в строю. Работает в Республиканском доме ДОСААФ.

Владислав БОСЬКО

НА СНИМКАХ: Иван Степанович МИРЕНКОВ в послевоенные годы; он же со Звездой Героя Советского Союза, 1980 год.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости