Один ноль в пользу монополии

Отказ от регулирования цен на мясо вместо ожидавшейся конкуренции привел к ценовому взлету

За последний месяц стоимость отбивной выросла с 85—90 тысяч рублей до как минимум 150 тысяч за кило. Кроме того, мяса в магазинах и на рынках просто не хватает.

На недостаток и дороговизну свинины жалуются и покупатели, и продавцы, выдвигая различные версии. Винят во всем африканскую чуму, что пронеслась по стране в прошлом году, чемпионат мира по хоккею, якобы «объедающийся» шашлыками, вывоз больших объемов в Россию в погоне за валютой.

Тем не менее мониторинг показывает, что продавцы пошустрее без свинины не остаются. В крупных сетевых магазинах проблем с мясом нет. Но дорого. Свиную шею продают по 120—180 тысяч за кило, филе — 160—190 тысяч, за килограмм грудинки, лопатки, ребер просят в среднем 85—102 тысячи. В магазинчиках поменьше ассортимент серьезно сократился. «На комбинатах говорят, что нет сырья, не из чего делать», — доверительно объясняет продавец. В мясных кулинариях столицы также сетуют, что поставки сократились: «Машины до нас не доезжают. Все везут в Россию, там цены совсем другие», — предполагают торговые работники.

Мясную «нехватку» признали и в Министерстве торговли. Но уверяют, что товар скоро вернется на прилавки. «Сейчас есть временные перебои с поставками, но они несущественны. Этот вопрос регулируется и будет улажен в ближайшее время», — прокомментировала заместитель министра торговли Ирина Наркевич во время он-лайн конференции на сайте Белтелерадиокомпании. Из каких резервов возьмут недостающее мясо?

Чума чумой, но свинопоголовье действительно снизилось существенно. Если в январе 2013 года насчитывалось 3,3 миллиона хрюшек, то через год, в январе 2014 года — 2,7 миллиона. Причем снижение поголовья пока продолжается. На конец марта оно уменьшилось до 2,6 миллиона. Самая большая потеря в Минской области — 21 процент. В регионе каждый пятый поросенок содержался на малых комплексах и фермах, которые закрыли. Соответственно, только на Минщине сегодня производство свинины на 23 процента меньше, рассказал на одной из выездных пресс-конференций председатель облисполкома Семен Шапиро. По данным Белстата, в целом производство свинины в первом квартале не превысило 42,6 тысячи тонн — почти на 15 процентов меньше 2013-го.

Недостаточное производство из-за нехватки сырья в 2013 году — основная причина спада в перерабатывающей промышленности. Анализируя работу АПК в 2013-м, министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц отмечал, что на мясокомбинаты было поставлено чуть более 70 процентов произведенного сельхозорганизациями скота: переработка недополучила его более 93 тысяч тонн. Кроме того, средняя рентабельность реализации свинины на внутреннем и внешнем рынках составила минус 13 процентов, говядины — минус 25. С прибылью по конечному результату сработали только 4 из 20 мясокомбинатов. От реализации продукции получено лишь 142 миллиарда рублей прибыли, а по конечному результату — около 900 миллиардов рублей убытков.

В итоге в начале года сложилась ситуация, когда сельхозпроизводителю и крестьянину из-за низких, по их мнению, закупочных цен скот поставлять на переработку было себе в убыток. Закупочная цена свинины в живом весе не превышала 19 тысяч рублей — в лучшем случае производитель мог сработать по нулям. Цены государство сдерживало, и в результате нередко можно было наблюдать, как к магазину подъезжает фура, скупает свинину, расплачивается тут же и берет курс на Россию. Солидную прибыль получал не тот, кто производил, а тот, кто спекулировал.

В Правительстве резонно решили, что надо установить закупочные цены на таком уровне, чтобы и крестьяне заработали, и мясопереработка не погибла. Поэтому дали установку — 25 тысяч рублей за килограмм свинины в живом весе при сдаче на мясокомбинаты и 33 тысячи — коммерсантам.

С апреля цены на мясо отпустили в свободное плавание. Минэкономики считает, что сокращение перечня товаров, цены на которые регулируются государством, дает больший простор для конкуренции между производителями, что в конечном итоге несет потребителю только плюсы. Но на практике, как только отпустили цены, любимая белорусами «шкварка» стремительно подорожала. Постановление о том, что отпускные цены на мясо в тушах теперь не регулируются государством, производители и торговля истолковали исключительно в свою пользу. И вместо ожидавшейся конкуренции по факту мы получили сплошную монополию.

Так, в очередной раз затраты сельхозпроизводителя, проблемы переработки и неумеренные аппетиты торговли легли на плечи покупателя. В нашей рыночноподобной модели, к сожалению, именно он чаще всего остается крайним.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости